ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— В смысле? — Влад играл роль немного прибабахнутого врача. Блуждающая улыбочка, суетливые движения, вылупленные за стеклами очков глаза. Типичный чокнутый ординатор, с удовольствием кромсающий трупы и находящий в этом занятии большую привлекательность, чем в других областях жизни.

Расчет биолога строился на том, что ворвавшиеся в пустую больницу милиционеры не разбираются в медицинской иерархии и у сторожа на главном входе узнали лишь количество находящихся в здании людей, а не их должности.

Никакой угрозы от очкарика «ординатора» не исходило.

— Ну у, — стушевался милиционер, отводя глаза от бурых потеков на прозекторском столе, — кого нибудь постороннего...

— Незарегистрированный труп? — уточнил Рокотов и начал листать гроссбух.

— Нет. Не труп. Живого человека...

— Живых сюда не привозят, — Владислав поправил очки, — негуманно, знаете ли... По поводу оживших мертвецов вам надо обратиться в городской морг. Вот там бывает. Привозят замерзшего пьяницу, суют в холодильник, а он через сутки стучаться оттуда начинает. Если, конечно, его на вскрытии не зарежут... — хихикнул «ординатор» — Но это обычно зимой случается, а сейчас лето.

По автоматчикам было видно, что они подавили в себе желание обматерить говорливого и придурочного медика.

— Я имел в виду другое, — светловолосый патрульный поправил ремень. — Чужого человека не видели? Нормального, живого, идущего или бегущего по коридору.

— Я последние три часа отсюда не выходил, — сообщил биолог. — А когда он тут бегал? — Милиционеры разочарованно переглянулись.

— В последние пятнадцать минут...

— Можно осмотреть холодильники, — радушно предложил Влад. — Вдруг он там спрятался, а я его не заметил? Заодно с нашим хозяйством ознакомитесь. Вы же, наверное, тут никогда не были...

Патрульные опять переглянулись. На их лицах читалось сомнение в необходимости продолжения беседы с не совсем нормальным доктором.

— Вы не отказывайтесь сразу, — Рокотов закрепил успех. — Это только на первый взгляд патанатомия скучна. Ничего подобного! Вот недавно был один случай. Молодую девушку размололо трамваем. Пойдемте, я покажу вам тело... Интереснейшие повреждения, я вас уверяю. Вы нигде больше такого не увидите, — «ординатор» обошел стол и взял милиционеров под руки, — представьте себе — под колесо попали сразу оба бедра и одна рука. И нервные окончания так перепутались, что мы сразу даже не сообразили, где...

— Извините, — светловолосый прервал излияния полусумасшедшего «прозектора» энтузиаста, — но нам пора. В другой раз покажете. Пошли, Олег, нам еще целый этаж осматривать...

Рокотов ждал почти час, пока милицейские машины не уехали, чутко прислушиваясь к каждому звуку и будучи совершенно готовым к изменению ситуации в негативную для себя сторону.

Наконец три «уазика» отчалили от ворот и унеслись восвояси.

Он выволок из холодильника сладко спящего санитара, взгромоздил его на ближайшую каталку, стянул халат, переоделся в его рубашку, накрыл простыней и через то же окошко выбрался наружу.

Вдохнул прохладный ночной воздух, радостно осклабился и добежал до ближайшего кирпичного дома.

Все чердаки и подвалы окрестных домов были уже осмотрены милицией, поэтому Влад без опасений устроился на верхнем техническом этаже рядом с лифтовой.

Глава 5

Дустом не пробовали?

Кролль налил кипяток в чашку и поставил ее перед Герменчуком.

— Сахар клади по вкусу.

Илья был единственным, кто знал, где обитает Йозеф.

— Что скажешь?

— Валентина нигде нет, — Герменчук поискал глазами пепельницу, — в квартиру он не возвращался, я проверил...

— Следов обыска нет? — напряженно спросил Кролль.

— Нет. Наружного наблюдения — тоже. Мы с Осипом пасли хату шесть часов, прежде чем зайти.

На всех квартирах, где поселились члены террористической группы, были установлены микрофоны, передающие сигнал на прыгающей частоте. Герменчук мог с расстояния до полукилометра активизировать «жучок» и таким образом получить всю акустическую информацию об объекте, не входя внутрь и даже не приближаясь к потенциально опасной квартире.

Микрофоны установили очень высокого качества, и они фиксировали любой звук, включая человеческое дыхание. А совершенно бесшумных засад не бывает. Людям надо менять позу, связываться с дежурящими вне квартиры экипажами и так далее.

— Валентин, судя по беспорядку на кухне и в коридоре, как обычно опаздывал, — продолжил Илья. — Метки проверили, все в порядке.

— Препарата в квартире нет?

— Нет. Да мы особо и не искали. Антончик то для нас потерян.

— Неважно...

— Йозеф, я что то не понимаю. На кой черт тогда было делать на него ставку?

— Никто на него ставку не делал. Получилось бы — хорошо, нет — ничего страшного, — Кролль махнул рукой. — О наших делах он так и так не в курсе. В случае чего он бы повел гэбуху по ложному следу. Те стали бы трясти Пушкевича, а тот не при делах...

— Антончик тебя знал, — напомнил Герменчук.

— И что с того? Тем более что меня он видел только в гриме. Имя ни о чем не говорит, я в Беларуси нигде не зарегистрирован. А выполнить определенную работу его просил Пушкевич.

— Хорошо. А если бы тряхнули Пушкевича?

— Ничего бы не произошло. Его один знакомый по просьбе другого знакомого попросил поговорить со стоматологом на предмет левой работенки. Пушкевич на самом деле хоть и сволочь порядочная, но в нашей игре исполняет роль лоха. Зиц председатель. Его на куски можно резать. Толку — никакого.

— А цепочка, по которой пришла просьба?

— Одно из звеньев уже ничего не скажет в принципе.

— С этой стороны нормально, — успокоился Герменчук. — А база?

— Что «база»?

— Как там дела?

— А никак, — Илье не положено было знать, что произошло с террористами, захватившими ракетные шахты. Жизни ему было отмерено ровно столько, сколько потребуется для полного завершения операции. — Продолжают возиться...

— Коды не подошли?

— Подошли. Только там оборудование из строя вышло. Его ж лет десять не трогали. Вот и налаживают.

Герменчук не знал о старте первой ракеты с холостой боеголовкой.

— Но тот груз, что мы в лесу оставили, Лука получил?

— Получил.

— И что?

— Сам подумай. Как бы ты на его месте действовал?

— Я ж не президент...

— Я тоже, — Кролль откусил крошечный кусочек печенья, — поэтому могу только гадать. Вероятнее всего, сориентировал гэбуху на проверку атомных станций. Нам от этого ни жарко ни холодно. У нас своя задача.

— А эта фигня, что Карл мастерит, точно сработает?

— Точно. Уже проверяли в реальных условиях.

— Полагаюсь на твое слово, — Илья допил свою чашку и вновь потянулся за банкой кофе. — Срок еще не определен?

— Сегодня станет известно.

— Угу... Что будем делать с Валей, когда он объявится?

Йозеф пожал плечами.

На Курбалевича ему было наплевать. Сразу после звонка Герменчука из зубоврачебной клиники он выбросил радиотелефон в — канализационный люк и достал из коробки новый аппарат. Исчезнувший террорист потерял даже теоретическую возможность связаться со старшим группы.

— С ним разберемся после всего.

— Я вообще не понимаю, зачем ты заставил меня его пригласить, — Герменчук налил себе кипяток в чашку, — он же крайне ненадежен.

— А где бы ты набирал народ? Объявление бы дал? Или обратился бы в охранную фирму? — Кролль язвительно прищурился. — Как раз наилучший вариант — это вербовать непрофессионалов, не засвеченных спецслужбами. В противном случае ты имеешь огромную вероятность получить к себе в группу засланного «казачка»...

По личному мнению Йозефа, провал операции по захвату ракетной базы и был обусловлен тем обстоятельством, что среди террористов оказался агент. Неважно чей — КГБ Беларуси, ГРУ России, БНД, Ми 6 или Моссада. Этот агент получил команду сорвать мероприятие, выбил командиров, разнес аппаратуру управления и смылся вместе со спасшимися.

25
{"b":"6073","o":1}