ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Маска призрака
Искусство жить просто. Как избавиться от лишнего и обогатить свою жизнь
Вместе навсегда
Железные паруса
Без надежды на искупление
Когда утонет черепаха
Нож. Лирика
Перстень отравителя
Невеста по приказу
A
A

«Газель» могла быть слабым звеном. Но Кролль имел стопроцентную страховку. Управление электросетей, обслуживающих интересующий его район, использовало совершенно такие же микроавтобусы грязно серого цвета. И появление в нужный момент разъездной бригады электриков не вызовет никаких подозрений. Авария высоковольтного кабеля была также подготовлена.

— Может, выждем месяц? — предложил Илья. Йозеф отвлекся от своих мыслей.

— Нет, я уже наметил срок. Оттяжка по времени ничего не даст.

— Мы без Вали и Люды справимся?

— Нет вопросов. К тому же если смерть Маслюковой не случайна, тем более тянуть не имеет смысла.

— Ты все таки в маньяка не веришь...

— Да как тебе сказать... Больно не вовремя. Но и причин сомневаться в том, что твой журналюга узнал от следователя, нет. Ты прав, гэбуха на такое не способна. Если принять версию о заранее спланированном убийстве, то нам с тобой пора в психбольницу. В жизни такого не бывает. Это факт...

— Цепь случайностей, — пожал плечами Герменчук. — Специально не придумаешь.

— Это точно. Жизнь богаче любой фантазии.

— Я бы все таки взял тайм аут.

— Нет смысла. Работа проведена, объект будет там, где нам надо, уйти мы успеем. Не спеша... Так как преследовать нас будет некому.

— Ну, ты старший, тебе решать, — неохотно согласился Илья.

* * *

Сюжет в программе новостей о рабочем дне Президента Беларуси был коротким, но емким. Глава Государства в первой половине дня проводил совещание с кабинетом министров, а во второй посетил автобусостроительный завод.

Камера очень удачно зафиксировала момент выхода Президента из машины и его трехсекундный подъем по лестнице до высоких дубовых дверей.

Влад нажал кнопку на пульте дистанционного управления видеомагнитофоном и выключил запись.

Затем перемотал пленку назад, включил покадровый просмотр и пододвинул кресло почти вплотную к экрану телевизора.

«Итак... Открывается дверца ЗИЛа... Один телохранитель вполоборота справа, второй у передней двери, двое страхуют лестницу... И еще четверо осматривают площадь... Лука вынес ногу. Диспозиция та же... Объект начинает выбираться из салона. Тот, что ближе к капоту, чуть перемещается влево, глаза — куда то за спину Луке... Ребята на лестнице немного расходятся в стороны... Ага. Вот объект распрямился. Правый телохранитель начинает закрывать дверь, остальные контролируют открытое пространство. Пока что над крышей автомобиля только голова... Стрелять нельзя. Опытный снайпер не будет нажимать на крючок, если не видит корпуса. Цель может в любое мгновение сделать непредсказуемое движение и сместиться... Смотрим дальше. Объект немного поворачивается и делает шаг. Дверца машины закрывается... Сейчас Лука заслонен правым телохранителем... Еще шаг. Левый бодигард придвигается к коллеге, один из внешней четверки спускается на ступеньку ниже и немного разворачивается в сторону сквера... Та ак, Лука поднимается по ступеням... Стоп! Ага, он перешагивает сразу через две... Ближайшие телохранители за спиной, в условном перекрестье прицела болтается затылок... Движения у Луки довольно стремительные, я бы даже сказал — дерганые... Немного враскачку. Это понятно. Человек высокого роста обычно так и поднимается по лестнице. Плюс — его увлечение хоккеем и коньками... Плечи слегка опущены... Двое справа, трое слева, двое сзади... Один открывает дверь, объект... вежливо кивает. Вот бы не подумал, что он отреагирует! Молодец, наш человек. Не зазнается... При этом чуть смещается в сторону и проходит в дверной проем как бы боком... Все. Итого — четыре секунды... — Рокотов нажал на „паузу“, и на экране застыли фигуры входящих в здание вслед за Президентом телохранителей. — Маловато будет. Палить в условиях четырехсекундного отрезка времени — показатель профессиональной непригодности. Судя по этим кадрам, Лука всегда так ходит...»

Биолог походил по комнате из угла в угол, пытаясь повторить манеру Батьки и прислушиваясь к своим ощущениям.

«Да с, придется признать, что шансов попасть в мишень у снайпера практически нет. Вазомоторика Луки своеобразная, постановка ног такова, что отклонение корпуса довольно большое. И главное — непредсказуемое... Он может качнуться и на полсантиметра, и на добрых пять. При этом голова отклонится на все десять... Следовательно, надо бить в спину, между лопаток. Но спину прикрывают аж два бодигарда... И всего этого не может не понимать исполнитель. Выстрел заранее обречен на провал... Даже если бить сверхмощным патроном из крупнокалиберной винтовки. Телохранители точно носят бронежилеты. Так что пуля свалит бодигарда, но Луку не достанет. Это в кино красиво выглядит, когда одной пулей валят двоих. Режиссеры — идиоты. Не знают, сколько разных костей внутри туловища. Одну задень — и от первоначальной траектории останутся лишь воспоминания. Свинец уйдет чуть ли не перпендикулярно... Нет, выстрел можно исключить. Тогда что? И почему меня не покидает какое то нехорошее чувство, связанное именно с этим местом?..»

Владислав сел в позу лотоса, положил ладони на колени и прикрыл глаза.

Интуиции надо доверять.

Не следует недооценивать огромных аналитических возможностей своего мозга. Органы восприятия фиксируют всю поступающую из внешнего мира информацию, однако человек осознает только доли процента, иначе логические центры окажутся перегруженными. Львиная доля сведений отсекается как ненужная. Но иногда подсознание выделяет какой то сигнал и выдает его в виде смутной тревоги или пресловутого «шестого чувства». Перевести этот сигнал в конкретный образ не удается, и человек обычно не обращает на него внимания.

Как показывает практика, очень зря. Ибо просто так подсознание не предупреждает своего носителя о потенциальной опасности. Надвигающуюся угрозу организм ощущает задолго до того, как она проявляется в непосредственной близости. Беда в том, что современный человек разучился доверять инстинктам и выстраивает жизнь лишь на основе приобретенного опыта.

Рокотов сделал серию дыхательных упражнений, постарался очистить сознание и принялся шаг за шагом вспоминать тот период времени, что он провел на площади напротив Дома Правительства.

* * *

Перед своей поездкой на Северный Кавказ верховный комиссар ООН по правам человека Мэри Робертсон провела встречу с видным членом Парламентской Ассамблеи Совета Европы лордом Джаддом.

Надменный англичанин ей не нравился, однако дело есть дело.

Интересы ПАСЕ во многом совпадали с интересами Госдепартамента США и Робертсон была вынуждена считаться с указаниями мадам Олбрайт. Без поддержки Мадлен кичливая и малопрофессиональная Мэри давно лишилась бы своего высокого, но совсем необременительного поста. На синекуру в комиссии по правам человека претендовали многие, пользующиеся покровительством глав государств — членов Совета Безопасности.

Лорд Джадд быстро просмотрел привезенные Робертсон планы командировки, золотым «Паркером» черкнул что то на полях своего блокнота и уставился на Мэри немигающими водянистыми глазами, похожими на выпученные зенки снулого карпа.

— Конфликт только начался, — недовольно проскрипел англичанин, — рано делать выводы. Может так случиться, что Иван застрянет в Дагестане до зимы.

— Эта поездка ознакомительная, — ловко парировала Робертсон. — У меня нет задачи сразу делать полномасштабный отчет. Мой интерес — беженцы...

— Беженцы... — буркнул Джадд, потерпевший фиаско с размещением «албанских страдальцев» в странах Западной Европы. «Несчастные» косовары, попавшие в Италию, Францию и Испанию, тут же организовали небольшие банды и занялись единственным известным им промыслом — стали толкать наркоту, параллельно не отказывая себе в удовольствии немного пограбить разжиревших европейцев. Глава карабинеров Италии и шеф криминальной полиции Лазурного Берега уже пообещали инициаторам переселения албанцев крупные скандалы в прессе, связанные с деятельностью протеже европарламентариев. Лорд был предупрежден отдельно, ибо он лично взял на себя ответственность за пристойное поведение беженцев и сломал сопротивление здравомыслящих полицейских. — Пусть русские с ними разбираются. Мы, конечно, выделим помощь, но на большие объемы не рассчитывайте. И принимать их у себя тоже не будем.

32
{"b":"6073","o":1}