ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Глава Администрации важно кивнул, выразив тем самым согласие с Секретарем Совбеза.

— Ага, — престарелый Глава Государства потеребил галстук, — понятно... А я уж, понимаешь, ненароком подумал...

Что именно подумал Президент, так и осталось невыясненным. Первое Лицо нахмурилось и умолкло.

Штази подождал полминуты.

Монарх продолжал хранить молчание.

«Почему со временем у нашего Бориса паузы становятся все длиннее и длиннее? — Секретарь Совбеза вспомнил дурацкий анекдот. — Потому, что батарейка садится...»

Глава Администрации заерзал и преданно уставился на Президента.

Прошла еще минута.

— Хм м, — Первое Лицо России прочистило горло, — а не получится, понимаешь, как с другими экипажами?

— В каком смысле? — не сообразил Штази.

— Ну у... это... как в Индии... или в Африке. Задержат, а потом они там на год застрянут...

— Нет, конечно, — Секретарь Совбеза наконец понял, куда клонит Президент. — Танкер сейчас в порту Омана. Это цивилизованная страна. К тому же ответственность за судно и экипаж взяли на себя американцы. Самое худшее, что может произойти, так это арест груза в случае положительного результата проб. Но мы даже в таком случае будем требовать повторной экспертизы...

— «Волга нефть 137» принадлежит частной компании, — вставил словечко Железяка. — Государство не несет ответственности за их возможные нарушения...

— Моряки — граждане России, — значительно пробухтел Президент. — И это, понимаешь, накладывает...

Чиновники опять подождали минуту, пока Первое Лицо отдыхало после сказанной первой половины фразы. Штази за это время успел нарисовать на листке блокнота веселого чертика.

— ...определенные обязательства. На нас с вами... Протест, понимаешь, подать надо. Хватит с американцами рассусоливать. Владимир Владимирович, проработайте вопрос об отправке в тот район морского соединения... Крейсера и пары лодок. Пусть, понимаешь, сопровождают наши танкеры...

— Это не совсем разумно, — осторожно заметил Секретарь Совбеза. — Безопасность акватории Персидского залива вполне обеспечивают американцы. И, надо признать, без накладок. Присутствие нашей эскадры ничего не дает ни в тактическом, ни в стратегическом смыслах. Только лишние расходы. А у нас и так на флоте проблема с топливом.

Глава Администрации немного напрягся. Он хорошо приложил руку к разворовыванию бюджетных средств, направленных на обеспечение ВМФ, и теперь опасался, что неугомонный Штази выяснит, куда делись несколько сот миллионов рублей и пятьсот тысяч тонн солярки и мазута. Конечно, напрямую бородатый экс математик, потерпевший фиаско на научном поприще по причине хронического непонимания «групп Ли» (Раздел высшей математики, посвященный поиску, определению и выведению многоуровневых математических матриц, используемых при решении некоторых сложных уравнений. Считается одним из наиболее сложных.) и потому ушедший с головой в администрирование, с расхищением средств связан не был. Но при определенных условиях доказать его причастность труда бы не составило. Для этого достаточно было бы арестовать двоих троих подельников Железяки, через неделю они бы дали на вороватого и подленького Стальевича гору компромата.

— Опять проблемы... — грустно проворчал Президент.

— Мы и так еле нашли топливо для нашего разведывательного корабля, который отправился в Средиземное море, — напомнил Секретарь Совбеза.

— Но с нашими моряками, понимаешь, ничего не произойдет?

— Не должно, — обтекаемо сказал Штази. Уверенности в его голосе не было.

— Проследите за этим, Владимир Владимирович, — приказал Глава Государства. — У нас и без того масса проблем с россиянами за рубежом...

Железяка посмотрел в сторону и мысленно поморщился.

Опять Президент отвлекается на всякие мелочи. Экипаж танкера, граждане, попавшие в тюрьмы иностранных государств, летчики, задержанные властями Индии и теперь медленно умирающие в лагере, взятые в заложники российские специалисты в Анголе и Мозамбике... На таком фоне сложновато подсовывать монарху документы, дающие право на льготы крупным западным фирмам.

А денежки за положительное решение вопроса Стальевичем уже получены.

Главу Администрации успокаивало лишь то, что среди «политической элиты» ничтожно мало людей, действительно озабоченных проблемами страны. Большинству чиновников на народ плевать. Их интересуют только собственный карман и возможности подольше оставаться у кормушки. А немногих идеалистов либо выживают из коллектива, либо искусственно блокируют прохождение их вредных для «общего дела» распоряжений.

С каждым годом во властных структурах остается все меньше и меньше порядочных людей.

Нормальный человек во власть не идет. Ибо путь до более или менее значительного поста сопряжен с потоками грязи, в которых невозможно не измазаться, финансовые группировки, распихивающие своих людей на посты в правительстве или в администрации, просто не позволят неподконтрольному им человеку занять даже мало мальски значимое кресло. А контроль означает одно — соучастие в неблаговидных делишках, которым затем можно держать чиновника на коротком поводке.

Многие закрывают глаза на подобное положение вещей и благополучно становятся министрами, представителями государства в естественных монополиях или крупными чиновниками. Некоторые идут в депутаты и губернаторы. И у всех есть уверенность в том, что после завершения срока полномочий или смене правительства их на улицу не выбросят. Всегда найдется местечко при власти. А если места кончаются, то под безработных бюрократов всегда создаются какой нибудь фонд, очередная структура вроде «полномочного представителя президента» или «межведомственная комиссия».

Чиновник чиновника в беде не оставит. Оттого из года в год бюрократический аппарат в России не только не уменьшается, а лишь разрастается.

Каждый чиновник со страхом смотрит в будущее. Делать он, по большому счету, толком ничего не умеет. И без персонального водителя, кабинета в правительственном или муниципальном учреждении и права подписи документов представляет собой серенькое закомплексованное существо. Поэтому он вгрызается во власть всеми зубами и держится до последнего. Ибо свободного плавания по волнам жизни ему не выдержать.

Глава Администрации взглянул на покачивающегося в кресле Президента и подумал, что всего через год встанет во весь рост проблема трудоустройства тысяч сотрудников госаппарата. Старик уйдет, ему на смену сядет другой «всенародно избранный», который начнет одаривать своих людей постами и должностями.

Готовиться к смене власти надо заранее.

Подготовить расширение штатов министерств, придумать несколько новых «очень нужных» ведомств, поговорить с региональными баронами. Не забыть и крупных бизнесменов, которые с огромным удовольствием принимают в услужение бывших чиновников. Кто из благодарности за прошлые услуги, кто в надежде на сохранившиеся в новом аппарате связи, кто из соображений престижа.

Последние рассматривают известных бюрократов в качестве некоей «экзотической говорящей жабы», наличием которой можно похвастаться перед друзьями. Мол, вызываю к себе экс министра и ну его распекать! А тот навытяжку стоит, в глаза преданно смотрит, готов в любую секунду в ножки бухнуться. Лепота! Раньше он в министерском кабинете сидел, на всех сверху вниз посматривал, а теперь его в хвост и в гриву погонять можно.

Красиво жить не запретишь...

— Так что вы, Александр Стальевич, проконтролируйте...

Целиком ушедший в свои мысли Железяка встрепенулся и изобразил на своем вытянутом личике почтительное внимание.

Секретарь Совбеза улыбнулся одними уголками губ.

Застигнутый врасплох Глава Администрации имел очень потешный вид. Глазки навыкате, ротик в форме куриной гузки, собравшаяся в крупные складки кожа на лбу, немного проваленные щеки. Если бы не лысина и борода, то мордочку кремлевского бюрократа можно было бы смело помещать в стенгазету детского отделения психоневрологического диспансера. В качестве фотосвидетельства успеха врачей, научивших самостоятельно ходить в туалет считавшегося ранее безнадежным малолетнего имбецила.

39
{"b":"6073","o":1}