ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Да да, конечно...

— Подробности обсудите с Владимиром Владимировичем...

Президент тяжело поднялся и пожал руки обоим. В коридоре Железяка шумно выдохнул.

— Вот ведь незадача! Задумался и пропустил половину разговора...

— Это не страшно, — спокойно отреагировал Секретарь Совета Безопасности. — Мои работники подготовят все необходимые документы...

Навстречу вышедшим от Президента чиновникам проследовала вице премьер, кивнула на ходу и скрылась в приемной.

Две женщины телохранительницы остались перед дверью.

К сотрудницам охраны высших должностных лиц Стальевич питал смешанное с легким страхом чувство собственного превосходства. И не упускал возможности съязвить.

— Скажите, — спросил Глава Администрации у рослой и широкоплечей особы в строгом деловом костюме, под которым совершенно не было заметно оружия, — вас никогда не принимали за мужчину?

— Меня — нет, — телохранительница холодно посмотрела на тщедушного Железяку, — а вас? — У Александра Стальевича отвисла челюсть. Штази сделал вид, что занят чтением важного документа...

* * *

Рокотов презрительно оглядел троицу нетрезвых оппозиционеров.

— Шли бы вы, придурки, от греха подальше.

— Чо о?! Да ты чо о о?!!! — в унисон заорали измученные портвейном парни.

— То, что слышали, — Владислав мягко развернулся и встал к ним правым боком, одновременно оценивая обстановку у себя в тылу.

Обстановка оптимизма не внушала.

На биолога с разных сторон надвигались шестнадцать полупьяных молодых людей, поддерживаемых десятком истеричных девиц. Вокруг не было ни милиции, ни прохожих. Сектор парка, где состоялся маленький митинг, был абсолютно пуст.

Несмотря на внешнюю поддержку Рокотовым выступающих ораторов, оппозиционеры инстинктивно почувствовали в нем чужака. А затуманенные винными парами мозги предложили кардинальное решение вопроса — напасть всей стаей и хорошенько проучить. Логический анализ и обоснование своих действий оппозиционерам не требовались. Просто навалиться, попинать ногами, расколотить о голову поверженного чужака пару пустых бутылок и с гордостью удалиться. Чтобы потом повыступать перед не присутствовавшими при расправе товарищами по борьбе и рассказать, как они забили «тайного агента режима».

Мышление рядовых членов белорусской оппозиции, как, впрочем, и «борцов с тоталитаризмом» в иных странах, достаточно примитивно.

В псевдодемократическую оппозицию обычно идут люди ущербные. Те, кому в чем то не повезло в жизни, кто не сумел доказать обществу свой профессионализм, кто по собственной глупой инициативе вляпался в неприятности, кто винит во всех несчастьях кого угодно, но только не себя. Борьба за «права человека» позволяет таким людям забыть о собственной непригодности к серьезному делу и реализовать накопившиеся комплексы.

Оппозиционеры обычно трусливы, но мстительны.

И они никогда не упустят возможности напасть, если видят, что их реальный или мнимый противник находится в меньшинстве. Также они считают слабостью нежелание власти применять жесткие меры по отношению к ним. Оппозиционер вечно пребывает в состоянии внутреннего психологического конфликта: он одновременно боится репрессий и страстно их желает, борется за права одних людей путем ущемления прав других, мечтает о гармонии и тут же призывает к войне против «неугодных»,

Рокотов совершил тактическую ошибку, когда начал громогласно поддерживать ораторов. Он привлек к себе чрезмерное внимание и вызвал раздражение собравшихся своей слишком аккуратной и трезвой внешностью. А такого полупьяный молодняк никому не прощает.

— Ну, ты, сексот! Ща ты у нас получишь! — разорался мелкий человечек в грязноватой голубенькой курточке.

— Точно! — поддержал товарища худой и сутулый мужчина в пузырящихся на коленях обтерханных брюках неопределенного цвета.

— Врежьте ему, мальчики! — хрипло крикнула размалеванная девица в алой мини юбке и непредусмотрительно взмахнула открытой бутылкой пива.

Пенящаяся струя окатила ее соседей. От неожиданности коротышка в голубой курточке по бабьи взвизгнул.

— Ты что делаешь, сучка?!

— Это я сучка?! — девицу взорвало. — Да ты, пидор, молчал бы лучше!

— Я — пидор?!!! — человечек шмыгнул носом и смачно харкнул прямо на блузку боевой подруге.

Девица отшатнулась, налетела спиной на толстяка в фиолетовой шелковой рубахе, отдавила тому ногу и бросилась на коротышку, целя ему в рожу длинными, с облупившимся перламутровым лаком ногтями. Ее обидчик отскочил в сторону, оппозиционерша по инерции проскочила мимо, запнулась и со всего маху грохнулась на посыпанную песочком дорожку.

Владислав не смог досмотреть финал схватки, так как на него одновременно бросились четверо парней.

* * *

Каспий небрежно поприветствовал спешащего вверх по лестнице Требуховича, вышел на ступени перед Домом Правительства, постоял несколько секунд, глядя на закатное солнце, и спустился к служебной «волге».

— Домой! — бросил он водителю и, закрыв глаза, расслабленно откинулся на спинку сиденья.

Когда он встанет во главе Беларуси, то будет ездить исключительно на «мерседесах» самых последних моделей. И не на серийных машинах, а на доведенных до совершенства в тюнинговых ателье «АН Car Design», «Coleman Milne», «Trasco» или «Lorinser» лимузинах. Президент республики может позволить себе удовлетворять любые свои желания.

И плевать на ропщущий «электорат».

Народ — это быдло, которое при малейшем проявлении недовольства надо давить танками. Только так и никак иначе. Лукашенко крупно просчитался, когда отказался от силовых способов давления на население. В демократию решил сыграть...

Вот и имеет обструкцию со стороны Запада. Плюс к напряженности внутри страны и невыполненным обещаниям России.

К тому же Президент сам подготовил место собственной казни. Решил выступить перед народом, время назначил, текст обращения приказал составить. Думает, что его выступление успокоит страсти. Хочет поговорить об успехах в экономике, призвать оппозицию не портить праздник третьего июля, не оскорблять память павших на той войне, предложить Худыко, Богданковичу и иже с ними нормальный диалог.

Идеалист хренов...

Он еще думает, что его слова что то значат. Не верит, что оппозиция куплена на корню. Надеется на то, что многие оппозиционеры чего то не понимают, отстаивают свои убеждения. Вот и пытается вызвать их на предметный разговор.

Каспий презрительно улыбнулся.

Всего два дня осталось.

К вечеру первого июля республика будет под его полным контролем. На той стороне границы с Литвой уже полным ходом идет подготовка к маршу трех штурмовых батальонов. По четыреста штыков в каждом. Тысячи двухсот бойцов хватит, чтобы занять в Минске все стратегические объекты.

Пока с площади будут убирать сотни трупов, он успеет занять президентский кабинет и объявить чрезвычайное положение.

Но перед этим он хочет насладиться наблюдением за самым технически совершенным терактом в истории. Кролль объяснил ему, что для зрителя никакой опасности не будет. Стой себе спокойно у закрытого окна и смотри. Только надо не забыть встать боком. Или лучше сесть. И ни в коем случае не распахивать окно.

Стеклопакеты у него в кабинете хорошие, трехслойные. Волноваться не о чем.

Каспий помассировал шею.

Уйти Лукашенко не успеет. Вернее, даже не успеет понять, что происходит. Как ничего не поймут ни охрана, ни митингующие, ни случайные прохожие. Жертв будет много, но это даже к лучшему. Зрелищность мероприятию обеспечена. Западные корреспонденты, которые прибудут на площадь через пять минут после теракта, описаются от восторга.

Или не стоит их пускать? Может, самому снять весь процесс от начала до конца, а потом загнать пленку той же «CNN» за пару миллионов долларов? Нет, мелочиться не стоит. После взятия власти у него этих миллионов будет в избытке. Но для себя...

Чтобы тихим вечером в одиночестве наслаждаться триумфом...

40
{"b":"6073","o":1}