ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Нормально, — Каргалицкий разлил по второй. — Справлюсь. Ну, вздрогнули!

Глава 9

Сизу фанза, пью цая...

Перед работой генерал Чаплин заехал в одно место.

В половине восьмого утра офис частного охранного предприятия, созданного бывшими сотрудниками КГБ, был еще пуст. Только на входе дремал пузатый и равнодушный ко всему охранник, да на втором этаже Виктора Васисуальевича дожидался отставной майор из Второго Главного Управления. [46]

Причина столь раннего визита в детективное агентство была веской. По крайней мере, для Чаплина. Вчера в коротком разговоре с Секретарем Совета Безопасности России он позволил себе поднять вопрос об экс мэре Санкт Петербурга и получил ответ, который ему не понравился. Штази не намеревался давить Стульчака в угоду кому бы то ни было, он сохранил с экс мэром достаточно теплые отношения и не разделял мнение большинства политической «элиты», что профессор права должен быть исключен из общественной жизни.

Более того — Секретарь Совбеза намекнул, что намерен лично проверить материалы уголовного дела и выяснить, что же на самом деле инкриминируют Стульчаку.

Проверки дела Чаплин не боялся. О нем там не было ни слова.

Да и не могло быть. Никакого касательства к санкт петербургской мэрии, перераспределениям квартир или к аферам на телевидении генерал не имел. Он даже близко не подходил к городским финансам, получая субсидии на свой департамент непосредственно из федерального бюджета. Была одна мелочь, связанная с незаконной приватизацией жилплощади, но там речь шла не о Чаплине, а о его супруге. К тому же на тот момент они еще не были женаты.

Чаплина обеспокоило другое.

Возможное триумфальное возвращение Стульчака из Парижа нарушало хрупкий паритет, сложившийся в последние два года между разными финансово политическими группировками. Экс мэр мог войти в альянс с самыми непредсказуемыми силами и, используя остатки своего авторитета, продавить на какой нибудь из важных постов ненужного и опасного человека. Далее все покатится под откос. Опять начнется передел сфер влияния, разборки с неугодными и прочие прелести созданной Президентом византийской модели государства.

А в мутной водице кадровой чехарды из под генерала могут и кресло выбить.

Поэтому Стульчака следовало нейтрализовать.

Именно с этой целью Виктор Васисуальевич приехал в неприметный офис, спрятавшийся в одном из тихих московских переулков.

— Привет, Леша.

— Здорово, Витя. Все растешь.

— Где здесь поговорить спокойно можно?

— Пошли.

Отставной майор и действующий генерал полковник спустились по железной винтовой лесенке в подвал, миновали складское помещение, сплошь заставленное ящиками рыбных консервов, и очутились в закутке, где стояли два стула и массивная напольная пепельница. Под потолком располагалось слуховое оконце.

— Место надежное? — забеспокоился Чаплин.

— Обижаешь. Надежней не бывает. Курилка. Сюда все ходят — и наши, и грузчики из соседнего магазина, — потому никому неинтересно, о чем здесь базарят. Ну, зачем позвал?

— Проблемка образовалась.

— Имя у этой проблемки есть?

Майор не комплексовал на тот счет, что из офицера контрразведки давно превратился в наемного убивца. И уже не удивлялся тому, что заказами его обеспечивали как бывшие, так и ныне действующие сослуживцы.

— Есть. И ты его знаешь.

— Вот даже как! И кто на этот раз?

— Анатолий Александрыч...

— Фью! Но он же во Франции.

— Скоро будет здесь.

— Нельзя допустить его приезда?

— Да нет, — Чаплин поерзал на скрипучем стуле. — Пусть едет. Но до президентских в будущем году дотянуть не должен.

— Насколько срочно?

— Я же поставил срок...

— Исполнение?

— Только естественные причины. Чтоб комар носа не подточил.

— Так так так, — майор похрустел узловатыми пальцами. — Инфаркт подойдет?

— На твое усмотрение.

— Я его медкарту не видел. Те сердечные приступы, про которые говорили, натурально были или он придуривался?

Генерал, всю жизнь кочующий из одного кабинета в другой и постепенно наживающий геморрой от долгого сидения за столом, задумался. Оперативными разработками он никогда не занимался, и первый же конкретный вопрос профессионала поставил Чаплина в тупик.

— Это обязательно знать?

— Если тебе плевать на результаты вскрытия, то нет.

— Разумеется, мне не плевать...

— Ладно, не забивай себе голову. Сами узнаем и оформим в лучшем виде. Стульчак всегда любил в баньке с девочками попариться. Вот там то его и прихватит.

— Следов от укола заметно не будет? — деловито поинтересовался генерал.

Майор с жалостью посмотрел на Чаплина, как смотрит родитель на свое недалекое, сказавшее очередную глупость малолетнее чадо. Только малолетке еще можно что то простить, принимая во внимание возраст, а вот генералу, готовящемуся в скором времени отмечать пятидесятилетие, нет.

Так что жалость во взгляде майора была смешана с изрядной толикой презрения по отношению к воинствующему скудоумию собеседника.

— Витя, у тебя представления полувековой давности. Иглами уже давно никто не пользуется. Я тебя просвещу, так уж и быть. А то ляпнешь чего, не подумав, потом стыдно будет... — никакого уважения к генералу ликвидатор не испытывал. — Существуют примитивные и действенные технологии. К примеру, вытяжка из тиса ягодного. Как она приготавливается, тебе знать не надо. А работает лучше любой сложной химии. И не определяется никакими токсикологическими экспертизами, так как человечек помирает через месяц другой после проведения определенного курса. При этом объект ходит по врачам, жалуется... Все обыденно и подозрений не вызывает. Болел, болел и помер.

— Понял.

— Вот и славно. Теперь об оплате.

— Пятьсот тысяч на любой указанный счет, — быстро сказал Чаплин.

— Годится. Только соточку наличными и вперед. Мне надо ребятам проплатить, кто информацию добывать станет.

— Мне надо два три дня, чтобы собрать такую сумму.

— Вот через два три дня и приступим. Сам сказал, что не горит...

— Я и не спорю.

— Твои подельники в курсе, к кому ты обратился?

— Обижаешь!

— Ясно. Вопрос снят. Может, и жену его до кучи сделаем, а? Оптовым клиентам скидка, — хохотнул отставной майор.

— Не надо, — сморщился Чаплин. — Она нам не мешает. А вони будет выше крыши.

— Ну, смотри сам. Мое дело — предложить.

— Тебя обратно то не тянет? — неожиданно спросил генерал.

Майор посмотрел на него грустными глазами.

— А ты что, место мне предложить хочешь? Киллер на официальной ставке? Нет, Витюша, поздно уже... Твой заказ выполню — и на покой. Грехи замаливать...

— Да брось ты! Не стоят они того, чтоб душу травить...

— Может, и так, — согласился киллер, на счету которого было сто сорок семь трупов. Сто сорок один по роду службы, а остальные за деньги.

Экс мэр Санкт Петербурга должен был стать сто сорок восьмым.

* * *

Владислав вытащил из полиэтиленового пакета очередной кусок парной говядины и скормил его радостно виляющему хвостом псу.

Служба охраны строительного объекта насчитывала две единицы личного состава. Сторожа, перманентно пребывающего где то посередке между состояниями «пьяный» и «сильно пьяный», и лохматой дворняги, в чьем роду причудливо переплелись кавказские и восточноевропейские овчарки, доги, ротвейлеры, ньюфаундленды и эрдельтерьеры.

Собак, да и животных в целом Рокотов очень любил, и они платили ему той же монетой. По крайней мере, у него в жизни не было с ними ни одного конфликта. Даже злющие цепные псы почему то проникались к Владу доверием и позволяли ему беспрепятственно бродить по охраняемым территориям.

Мохнатый друг человека дожевал мясо и преданно уставился на биолога.

— Не переешь? — тихо спросил Рокотов. Пес фыркнул. Мол, не беспокойся.

вернуться

46

Второе Главное Управление Комитета Государственной Безопасности СССР — контрразведка. На его основе после 1991 года были образованы ФСК, а затем — ФСБ.

51
{"b":"6073","o":1}