ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Я проконтролирую прохождение наградных документов, — пообещал Штази. — Теперь о новых данных по договору о противоракетной обороне...

— Опять? — недовольно проворчал Дед.

— Американцы не успокаиваются. Клинтон подал в Сенат пакет документов о создании сектора ПРО на Аляске. Те его ратифицируют, в этом сомнений нет... Так что мы оказываемся в сложном положении.

— Но он же, понимаешь, говорил... шта а а... договор не против нас. Корея там Северная, Иран... Страны изгои, — наконец вспомнил Президент.

— Это слова, — не согласился Секретарь Совбеза, — на самом деле все иначе. Американцы уже разместили в Норвегии новейшую радиолокационную станцию, способную отслеживать наши баллистические ракеты на разгонном участке траектории. По моему мнению, это прямое нарушение договоренностей. Если бы мы хотели дать адекватный ответ, нам пришлось бы ставить наши радары на Кубе. И завезти туда парочку «Тополей» [9].

— А это мысль, понимаешь... — внезапно обрадовался Глава России, вспомнив Никиту Кукурузника с его инициативами по превращению Острова Свободы в ядерный форпост СССР. Правда, Президент напрочь забыл, чем все тогда закончилось.

— Что мысль? — недоуменно спросил Штази.

— С радарами... Надо поговорить с Фиделем. Он должен быть только «за»...

— Он то будет. Несомненно. — Секретарь Совбеза понял, что не учел нынешнего состояния Первого Лица. Этому было два объяснения. Либо Дед опять забыл принять лекарство, либо втайне от врачей и членов семьи с утреца хлопнул рюмашку. То то глазенки блестят. — Но это не решение проблемы. ПРО на Аляске захватывает весь наш Дальний Восток и осложняет боевое дежурство ракетоносцев Тихоокеанского флота. Придется сменить боевые планы.

— Дайте распоряжение Генштабу...

— Ясно.

— И сориентируйте министра иностранных дел. Пусть, понимаешь, провентилирует вопрос...

«С Фиделем?!» — ужаснулся Штази.

— ...о Норвегии, — после недолгой паузы закончил Президент.

— Понятно, сделаю.

— Тут, понимаешь, договор с Лукашенко скоро подписываем, — Первое Лицо набычилось, — там есть параграф о военном пространстве. Как думаете, ставить в Белоруссию ракеты или нет?

Вопрос о новом Союзе был непрост. Его тормозили все, кому не лень. Дочурки Президента, получавшие за наушничество венценосному папаше солидные суммы от заокеанских друзей, Глава Администрации по поручению подельников, гревших руки на таможенной неразберихе, депутаты Государственной Думы, боящиеся понижения собственного статуса, мелкая чиновничья сволочь, рубившая свою копеечку на несоответствиях законов и выбивавшая для своих фирмочек налоговые льготы. К внутрироссийскому хору присоединились и зарубежные «партнеры», у которых обломились проекты по разграблению республики. Лютовали Яблонский, Чубайсенко и примкнувшая к ним банда «правозащитников» во главе с Адамычем, чьи фирмы и фирмочки так и не смогли закрепиться на белорусском рынке.

Даже те, кто на словах был за Союз, на деле пакостили и старались что нибудь выгадать лично для себя. Тот же Прудков, загнавший своими «мудрыми» распоряжениями автозавод «Москвич» в совершеннейший экономический тупик, надеялся за счет мощностей белорусских заводов как то исправить ситуацию. Или «красные» губернаторы, превратившие свои регионы в «черные дыры» для бюджетных денег, уповали на неопытность Лукашенко и возможность год два поживиться дешевыми продуктами, чтобы хоть как то успокоить обнищавшее население. Прикрываясь, естественно, воплями о «славянском братстве».

— Думаю, нет. Наш северо западный округ полностью закрывает Беларусь. К тому же я вам докладывал о «Маятнике»... Можно, ничего не афишируя, расконсервировать белорусскую базу. Лукашенко будет полностью удовлетворен.

— Вы думаете?

— Конечно...

— Что ж, это, понимаешь, нам на руку...

Однако через восемь часов все изменилось. В семнадцать сорок пять на стол Секретаря Совета Безопасности России легло специальное письмо Президента Беларуси, в котором кратко было сообщено о попытке захвата ракетной базы, ее затоплении и выражалось недоумение беспечностью российского Министерства Обороны, не поставившего главу союзного государства в известность о существовании подобного объекта.

Как только за курьером закрылась дверь, обычно спокойный Штази громко выругался. Забористая матерная тирада будущего Президента России была зафиксирована чувствительным микрофоном службы аудиоконтроля правительственных помещений и к вечеру отправилась в архив вместе с другими записями.

Система «Маятник» прекратила свое существование.

* * *

Без двенадцати минут восемь в двери щелкнул открываемый замок и в кабинет тихо прошмыгнул Антончик. Хирург поставил свой кейс у стены, тяжело опустился на стул и закурил.

«Нервничает чего то, — подумал Влад, разглядывая стоматолога сквозь проделанную ранним утром малюсенькую дырочку в фанерном заднике шкафа, — не зря я тут остался... Перед встречей с пациентом так себя не ведут».

Антончик докурил сигарету, переоделся в светло зеленый халат, натянул изящную шапочку и открыл для проветривания окно. Он стоял всего в полуметре от Рокотова, и тому ничего не стоило протянуть руку и втащить хирурга в закуток между стеной и шкафом.

Однако рано...

Врач попереминался с ноги на ногу и вновь уселся за стол.

Влад посмотрел на часы.

Восемь ноль восемь.

Посетитель запаздывал.

Антончик горестно вздохнул и зашуршал бумагами. Со своей позиции биологу были видны лишь затылок и часть спины. А также дверь.

Медленно текли минуты.

Стоматолог оторвался от бумаг, выкурил еще одну сигарету, стоя напротив окна и стряхивая пепел на улицу. Чувствовалось, что еще немного — и у врача сдадут нервы. Антончик шел красными пятнами, по щеке стекала струйка пота, руки заметно дрожали.

Восемь тридцать одна.

«А дэвушка нэ прышла...» — съязвил Владислав.

Наконец кто то легонько поскребся в дверь. Антончик метнулся к столу, уселся и изобразил на лице озабоченность предстоящим трудовым днем.

— Да да!

В кабинет вошел улыбающийся молодой парень.

— Здоров, Серега!

— Валя! — стоматолог схватил посетителя за рукав, захлопнул дверь и подтащил к креслу.

— Ты чего?

— Садись! — Антончик взял в руки первый попавшийся инструмент. — Через пять минут главный уже приедет... Ты опять опоздал! У нас совсем времени не остается.

«Педики?..» — предположил Рокотов.

— Да ладно, делов то... — немного неуверенно попытался возразить парень.

— Мне надоела твоя безалаберность! — резко сказал хирург.

Посетитель промолчал. Оправдываться было бесполезно, он действительно опоздал больше чем на полчаса.

— Принес?

— Вот, — Валентин вытащил из нагрудного кармана плоскую коробочку, — три штуки.

— Они точно не отличаются от обычных?

— Йозеф сказал, что нет.

«Не педики. Тогда что? Наркота? Возможно...» — Влад осторожно подвигал плечами, разгоняя кровь перед броском.

— Как реагирует с наркозом?

— Никак. Действие препарата остается прежним.

— Ага. Йозеф уверен, что экспертиза ничего не даст?

— Уверен, — пробурчал посетитель, развалившись в кресле, — ты же сам читал заключение.

— Я страхуюсь. Он должен быть у меня послезавтра.

— Вот на нем и проверим, — неприятно ухмыльнулся Валентин.

— Я тебе пошучу! — вскипел Антончик. — Ты сначала научись не опаздывать, а потом уже веселись.

«Кто такой „он“? — не понял Рокотов. — Йозеф? Ерунда, речь о ком то другом... Неужели Лука? Тогда что же передал этот Валя?..»

— Чо мне Йозефу сказать?

— Правду! — зло выдохнул стоматолог. — Как опоздал, как чуть всю операцию не сорвал... А если б тебя охранники на входе тормознули? Они как раз в половину девятого заступают... Ты об этом подумал? Как бы объяснял, зачем у тебя с собой этот препарат?

— Придумал бы что нибудь...

вернуться

9

Стратегическая ракета наземного базирования, оснащаемая ядерной боеголовкой. Возможно ее размещение на передвижном комплексе.

8
{"b":"6073","o":1}