ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Однако лагерные нацисты к словам капитана не прислушивались, долдонили одно и то же, тем самым сильно смахивая на знакомых Андрею дознавателей из его родного РУВД, и с намеком вертели перед лицом оперативника намыленной веревкой.

Под утро Ларин вспотел, описался и начал бояться открыть глаза, чтобы сон не стал явью.

Ел он также с плотно зажмуренными веками…

Только милиционеры склонились над своими тарелками, как им на стол грохнулся алюминевый поднос и на свободное место опустился «Павел Первый».

— Ты хочешь элитарную женщину? — очкарик в упор посмотрел на Дукалиса.

— Да! — радостно возопил оперативник, которому давно уже не предлагали не только элитарных, но даже резиновых женщин.

— Я тоже хочу, — печально сказал пациент с растроением личности…

* * *

История взлета и падения бизнесмена Алехандро Боруховича Пудрова, владельца сетевого «брачного холдинга для элитарных женщин» под непритязательным наименованием «Рашн супер-гёрлз», была довольно обычна.

Ступить на зыбкую ниву коммерции в такой области, как знакомства, его сподвигли собственные психологические комплексы, мучавшие маленького Алехандро с детства.

Пудрова, или иначе — Пудрика, как его называли все, кому не лень, не любил никто.

В младших классах с трудом оконченной им средней школы над Алехандро издевались из-за данного ему родителями дурацкого имени и тупости, в старших — лупили за тягу к доносам. От армии, одна мысль о которой ввергала его в ужас, Пудрик откосил, купив у знакомого проктолога справку о том, что он «голубой», и вынужден был доказать сие нетрадиционно-ориентированному врачу на практике. Но, как говорят в народе — «один раз — не… сами понимаете, кто» — так что Алехандро пережил и эту малоприятную веху своей биографии.

В институте легкой промышленности будущий коммерсант проучился три с половиной семестра и с позором был выгнан за попытку растления малолеток из ПТУ, проходивших практику на том же предприятии, где стажировалась группа Пудрова.

Девушки низкорослого, тощего и редко мывшегося Алехандро не любили.

Помыкавшись пару лет без работы и продав из дома всё, что еще представляло хоть какую-нибудь ценность, включая осветительные приборы, унитаз с бачком и газовую плиту, Пудров, как-то раз сидя со спущенными штанами над горловиной фановой трубы в собственном клозете и стараясь не промахнуться, случайно прочел на приготовленном к использованию обрывке газеты объявление службы знакомств и понял, что это его призвание.

По крайней мере, решил Пудрик, можно будет на халяву спать с клиентками…

Через неделю Алехандро заложил квартиру, на вырученные деньги арендовал обшарпанный однокомнатный офис, купил три подержанных компьютера и пакет интернет-карт, зарегистрировал в сети свой собственный «холдинг» и оплатил объявления в печатных СМИ.

Первое время клиентура у него была.

Правда, состояла она преимущественно из страшненьких и амбициозных девиц, почитавших себя записными красавицами и требовавших от Пудрика немедленного знакомства с американскими миллионерами, и из сильно пьющих мужичков, искавших себе бабу, у которой всегда можно стрельнуть на бутылку. Попадались, разумеется, и нормальные люди, но их было меньшинство, и прибыли от них не наблюдалось.

Отдаваться за бесплатно «великому и ужасному» владельцу «холдинга» девицы тоже не хотели, так что Алехандро приходилось привычно мастурбировать на кухоньке своего офиса, склонившись над фотографиями размещенных на его сайте искательниц богатых мужей.

Потом поток клиентов иссяк…

Когда подошел срок возвращать залог за квартиру, а заемщик так и не проявился, Пудрова навестили нелюбезные братаны из службы безопасности банка и для просветления мозгов дали пару раз по репе. Это было их ошибкой, ибо голова у Алехандро никогда крепостью не отличалась и физическое воздействие инициировало процесс «слёта с катушек».

Глава «Рашн супер-гёрлз» отлежался на кухне, затем ринулся к компьютеру, скачал с сайтов своих конкурентов фотографии всех более-менее симпатичных девушек и разместил их на страничке «холдинга», зачем-то окрестив их собственными «наложницами» и объявив «аукцион», на который должны были быть выставлены телефоны девушек и их домашние адреса. Стоимость одного телефона, по замыслу пикировавшего в пучину безумия Алехандро, не могла быть ниже ста тысяч рублей.

Конкуренты обалдели от подобного авангардизма и предложили Пудрику не маяться дурью, а немедленно восстановить статус-кво.

Гордый Алехандро Борухович ответил отказом и в течении следующих суток его поколотили целых двадцать шесть раз — как «крыши» других брачных агентств, так и родственники «наложниц». На один день офис Пудрика стал чуть ли не самым посещаемым местом в городе после общественных туалетов и приемной представителя Президента по Северо-западному региону гражданина Чаплина. Не успевала захлопнуться дверь за уходящими «правильными пацанами», как в разгромленное помещение, арендуемое «Супер рашн-гёрлз», залетали трое-четверо матюгающихся пролетариев с монтировками. Выходили пролетарии — забегали братки с бейсбольными битами. И так по кругу, пока окровавленного «бизнесмена» не увезла карета «Скорой помощи», вызванная жильцами дома, озверевшими от истошных криков и грохота падающей мебели в офисе «холдинга».

Многочисленные удары по голове, перенесенные Пудриком за весьма короткий период времени, расчленили его сознание на три почти равноценные части — в одной своей ипостаси он был владельцем «суперэлитного» агентства знакомств, годовой оборот которого составлял пять с половиной миллионов долларов, в другой — председателем совета директоров «Газпрома», в третьей — флагманом российского флота, атомным авианесущим крейсером «Павел Первый» с водоизмещением в шестьдесят пять тысяч тонн.

Поведав сие дежурному травматологу, Алехандро Борухович был тут же направлен в лечебницу на Пряжке, где усердно принялся склонять медперсонал и больных записываться в клиенты «Супер рашн-гёрлз». Разумеется, в перерывах между торговлей газом и патрулированием просторов Мирового океана, уместившихся всего на трехстах квадратных метрах второго этажа психбольницы на Пряжке…

* * *

Пудрик попробовал пюре, сморщился и отложил в сторону ложку.

Лицо его перекосилось и он зашептал:

— Ненавижу «Аврору»…

— А чё? — не понял Дукалис. — Крейсер как крейсер. Символ революции…

— Они утопили мой флагманский катер! — Алехандро начал наливаться злобой. — Мой маленький, аккуратненький флагманский катер «Элитная незнакомка»! Они утопили его из орудия главного калибра! Ба-бах — и нету «Незнакомки»! Цинично, прямой наводкой!

— Какой водкой? — встрепенулся задумавшийся о своей нелегкой судьбе Рогов.

— Суки! Волки позорные! Талмудисты и начетчики! — Пудрик вскочил, отшвырнув стул. — Но ничего! Я им еще устрою!! Я им еще покажу Цусиму!!!

В дверном проеме появилась квадратная фигура амбала-санитара по кличке "Йети[29]", разматывающего на ходу рукава смирительной рубашки.

* * *

— Мужиков прикрыть надо, — констатировал озабоченный сохранением реноме друзей-оперативников Казанова, выслушав рассказ Соловца об угрозах Петренко.

Трезво-молчаливый Плахов согласно кивнул.

— Надо-то надо. Но как?

Казанцев кивнул на сейф, где, как он точно знал, стояла пол-литра «Столичной».

— Может, Георгич, для легкости мысли?..

— Для легкости мысли могу дать лизнуть марочки, — Соловец намекнул на хранящиеся в том же сейфе вещдоки по делу об убийстве торговца ЛСД, представлявшие собой два конверта с блоками марок, украшенных серпами и молотами. Один раз Казанова уже зажевал марочку, после чего ему сутки мерещились болонки размером с трехэтажный дом, голый Петренко с бюстом шестого размера, в черных чулках и блондинистом парике, и бегающие по столу слоники высотой со спичечный коробок, которых он пытался прихлопнуть рукояткой табельного пистолета.

вернуться

29

Йети — снежный человек.

15
{"b":"6075","o":1}