ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Зарубежный пассажир «жигулей» приветливо заулыбался и начал выбираться из машины.

ГЛАВА 5

СЭР ГЕЙ

В холле первого этажа собрали всех без исключения сотрудников и рассадили на принесенных со всего РУВД скамейках, стульях и табуретах.

Помещение щедро обрызгали из привезенных Мухомором пяти баллончиков освежителя воздуха «Хвойный», так что некоторое время даже хорошо пахло.

Петренко и иноземный очкарик заняли места в президиуме — за столом, стоявшим на свободном пятачке.

— Представляю нашего гостя из Великобритании, — Мухомор обвел аудиторию тяжелым взглядом и коротко доложил. — Сотрудник Скотланд-Ярда. Из Лондона. У нас пробудет двое суток. Прибыл на конференцию по оптимизации сотрудничества между полицейскими силами разных стран. Будет знакомиться с работой в районном управлении. По-русски не говорит.

— А мы как с ним будем общаться? — засуетился Чердынцев, посаженный с дубинкой в руках позади наиболее несознательной группы патрульных.

— Ничего, справитесь как-нибудь… Его переводчик забухал, — доверительно сообщил подполковник. — А свободного толмача в Главке нет.

Лица милиционеров посветлели.

Объяснение было простым и доступным.

Забухал.

С кем не бывает?

— Забухаль, забухаль! — с мягким акцентом подтвердил англичанин, услышав знакомое слово.

— Как зовут-то этого кадра? — поинтересовался Любимов.

— Гей. Генри Гей. — Петренко с удивлением посмотрел на смутно знакомое лицо и попытался сообразить, что сей субъект тут делает.

— Гей — это пе-де-раст. — громко прокомментировал интеллектуально подкованный сержант Криворучко. — Вот, гомика прислали… Совсем не уважают, козлы британские.

— No, I’m not gay, my name is Ghey[93]! — попытался объяснить встрепенувшийся от произнесенного по слогам «педераста» англичанин, изучавший в колледже латынь и в семнадцатый раз за последнюю неделю сталкивавшийся с такой расшифровкой его фамилии, но его уже никто не слушал.

В холле РУВД стихийно возник страшный гвалт.

— Только педерастов нам для полного счастья не хватало! — выкрикнул явившийся позже всех Плахов.

— Гомосеков — на лесосеку! — поддержал Рогов.

— В обезьянник его! — внес предложение Крысюк.

— Я увольняюсь! — заблажил Дудинцев. — Надоело!

— Гомик?! — заорал усатый старшина ППС по прозвищу Педигрипалыч, большой любитель закусить пивко и вермут сухими катышками собачьего корма. — Да я с этим…

— Ма-а-алчать!!! — взревел Мухомор и кивнул Чердынцеву.

Начальник дежурной части взвился в воздух, словно самурай-мастер "иаи-дзюцу[94]", и обрушил дубинку на голову первому попавшемуся крикуну.

Младший сержант Дудинцев кулем свалился под скамью и там затих.

— Кто-нибудь еще хочет?! — рыкнул Петренко.

Желающих больше не оказалось.

— Fucking хорошоу! — изумился иноземный гость.

* * *

— Что он говорит? — Соловец толкнул локтем в бок Ларина, знавшего английский язык несколько больше других оперов благодаря своей учебе в медицинском институте.

— Хорошо, говорит…

— Это я и так понял. Перед этим что?

— «Факинг» — это, типа, обалденно. — пояснил Андрей. — Если мягко сказать…

— Наш человек! — обрадовался сидевший рядом Дукалис.

По рядам пронесся шепоток — правоохранители передавали друг другу значение сказанного британцем.

* * *

Петренко искоса взглянул на дорогого гостя, весьма неожиданно высоко оценившего методы воспитания личного состава, приосанился и продолжил:

— Гей — он еще и аристократ. Так что будете называть его «сэром». Сэр Генри Гей. Или сэр Гей. В общем, без разницы…

— Yes, yes! Sir Ghey, — закивал лондонский детектив.

— Сэр Гей. — промычал Дукалис. — Серёга по-нашему…

— Точно, Серёга! — вскинулся задремавший было Казанова. — Эй, Серёга, выпить хочешь? — и капитан щелкнул себя пальцами по горлу, демонстрируя известный любому россиянину жест.

Но Казанцев не учел двух вещей.

Во-первых, Генри Гей никогда раньше не посещал Россию и, соответственно, не владел богатым языком жестов и мата, иногда заменяющих гражданину великой страны всего Даля с Ожеговым.

Во-вторых, на шее Казановы болтался пресловутый ошейник, однозначно свидетельствовавший о сексуальных пристрастиях оперативника.

Генри воспринял предложение капитана как намек о знакомстве с последующим продолжением в постели — хорошо еще, если только с одним Казанцевым в качестве партнера, — вздрогнул и замкнулся. Несмотря на несколько двусмысленное звучание его фамилии, ориентация у Гея была самая что ни на есть традиционная.

— Казанцев! Я тебя на ноль помножу, дятел, если еще раз выступишь! — прорычал Петренко. — У нас кто-нибудь по-английски чешет? — Мухомор в упор посмотрел на Соловца.

— Андрюха немного говорит, — признался майор.

— Вот и хорошо. — облегченно вздохнул подполковник. — К вам и припишем гостя. Ответственность несешь лично ты! Понял? Чтоб не пили при нем и делали вид, что работаете!

— Так точно! — Соловец выпятил грудь. — У нас даже дело для расследования есть!

— Это ты ему мозги вкручивай, — заворчал Петренко, кивая в сторону сэра Генри. — Дело у него есть… Ишь, врет и не краснеет.., — начальник РУВД треснул кулаком по столу и объявил. — Через час сбор ППС в полном обмундировании у входа! Со щитами, дубинками, в шлемах и бронежилетах! Будем отрабатывать разгон несанкционированного митинга. Заодно и наш гость посмотрит… Чердынцев!

— Я!

— Обеспечь демонстрантов, человек тридцать…

— А где я их возьму? — пролепетал майор, хорошо помнящий о кнуте с залитой свинцом рукоятью, и зажмурился.

— Отловите хануриков, дайте им снеговые лопаты… ну, чтобы типа плакатов были… Выполняй!

— Есть! — Чердынцев ожил и развернулся через левое плечо. — Перепойко, Коган, Спиногрызенко — ко мне! Отнесите этого дурика Дудинцева в кладовку, а сами — на улицу и хватайте хануриков… Чтоб через час их не меньше двадцати было!

Остаканившиеся жидкостью для обезжиривания поверхностей, украденной со стола в дежурной части, патрульные преданно закивали, стараясь дышать в сторону.

— Вот такая у нас служба. — подполковник похлопал Гея по плечу и отправился в свой кабинет.

Генри проводил Мухомора немного печальным взглядом.

* * *

К одиноко сидящему в пустом холле британцу подошел Ларин и потянул Гея за рукав.

— Stand up and follow me[95]! — оперативник довольно быстро произнес с трудом составленную им в течении последних десяти минут фразу и подивился тому, с какой готовностью вскочил сэр Генри.

«Понимает!» — обрадовался Андрей и повел втянувшего голову в плечи англичанина на третий этаж в кабинет Соловца, куда в срочном порядке втащили наиболее высохшую мебель.

ГЛАВА 6

МАЛЕНЬКИЙ МУСОР НАШЕЛ ВОДОМЕТ… БОЛЬШЕ НА МИТИНГ НИКТО НЕ ПОЙДЕТ

У Соловца Ларин с Геем, помимо самого хозяина кабинета, Дукалиса, Рогова и Плахова, застали еще двух следователей из местной прокуратуры — Баблуменко и Фамильянца, с семи часов утра рыскавших по району в надежде, что их кто-нибудь угостит.

Эта парочка славилась тем, что появлялась на всех мало-мальски значимых внутриментовских мероприятиях, где только попахивало спиртным, и радостно «садилась на хвост».

— Совсем ничего нет? — ныл Фамильянц, когда Ларин открыл дверь. — Совсем-совсем?

— Да, совсем, — недружелюбно бубнил Соловец, которого халявщики-следователи давно уже достали. — И вообще — идите, нам работать надо.

— А если мы в коридоре подождем, может, появится? — с надеждой спросил Баблуменко.

— Не появится, — отрезал майор. — И не надейтесь.

вернуться

93

Нет, я не гей, моя фамилия — Гей (англ.). Дело в том, что слова «gay» и «Ghey» произносятся с разной открытостью гласной "э", что в англоговорящей стране не вызывает путаницы.

вернуться

94

Иаи-дзюцу — искусство мгновенного обнажения меча из любого положения.

вернуться

95

Вставай и следуй за мной! (англ.). Одна из стандартных формулировок, применяемых полицейскими в США и Великобритании при задержании подозреваемого.

53
{"b":"6075","o":1}