ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

По мнению начальника ОУРа, патрульные были предназначены исключительно для того, чтобы дубасить «демократизаторами» задержанных, собирать дань с окрестных ларьков и почтительно внимать, не раскрывая ртов, когда офицеры милиции переговариваются между собой.

Казанова также недовольно засопел.

Сержанты пришибленно умолкли.

— Погоди-ка…, — Соловец успокоился и посмотрел на обшарпанную дверь с отсутствующим номером квартиры. — А свидетели есть?

— Не, — почтительно сказал круглолицый сержант, недавно прибывший в северную столицу из деревни под Брянском и пока еще опасающийся ездить на метро, из-за чего он вечно опаздывал на работу. — Надо привести?

Майор перегнулся через перила и отметил, что дознаватель Твердолобов все так же пребывает в беспамятстве.

— А тута никто не ходит, — добавил второй патрульный. — Двери заколочены, все через другой подъезд шоркаются… Тута аварийный лестничный пролет. Опасно ходить…

— Опа! — Казанова понял невысказанную мысль Соловца. — Георгич! До границы нашей территории — сто шагов.

— Именно, — майор воровато заморгал. — И заявы нет…

— А Чердынцев? — засомневался капитан.

— Спокойно… Скажем, ложный вызов, — Соловец повернулся к патрульным. — Кто, кстати, сообщил?

— Старуха одна, — задумался круглолицый. — Слышала выстрелы, испужалась и нам брякнула. Видела еще, что вроде кто-то в подвал побежал… Или не побежал… Она сама неходячая, токо у окошка сидит…

— Отлично! — Начальник «убойного» отдела весело потер руки, выдернул из спины покойного ледоруб и пихнул труп ногой. — Так. Берете этого и несете вниз, под лестницу. Посмотрите там дерюжку какую-нибудь, чтобы накрыть… И мотаете отседова, — Соловец сунул старшему наряда мятый полтинник и орудие убийства. — Сходите, пивка попейте. Ледоруб выбросите или сменяйте на что-нибудь, — глаза у патрульных загорелись — альпинистский инструмент был почти новым и при удачном стечении обстоятельств его можно было легко толкнуть рублей за пятьсот. — Только кровь оботрите… Если кто спрашивать будет, что и как, вы ничего не знаете и ничего не видели… Мальчишки петарды поджигали, вот старуха и ошиблась. Мы вечером решим проблемку… Методом дундукции, — майор как мог произнес чудное слово, запомнившееся ему со времен учебы на курсах повышения квалификации.

— А наш чудик? — Казанова вспомнил о Твердолобове, почивавшем на пыльных ступенях.

— Его — в отдел, — решил Соловец.

— Может, в соседний дом оттащим? — предложил капитан.

— Нет, в отдел… Он все равно ничего не помнит. Бросим в дежурке, пусть дрыхнет. И Чердынцеву скажем, чтобы не будил… Ну, — майор поторопил сержантов, — что встали?

Патрульные, только что получившие наглядный урок тонкостей оперативной работы по интеллектуальному раскрытию особо тяжких преступлений, что в современной милицейской практике занимает больше половины рабочего времени, схватили труп за ноги и поволокли вниз по лестнице.

За ними двинулся Казанова, бережно несущий в руке шляпу и прикидывающий, пойдет ли ему сей головной убор или нет и, если пойдет, будет ли он гармонировать с его любимым длинным красным шарфом.

Соловец окинул беглым взглядом место преступления, затер подошвой ботинка кровавое пятно на полу и щедро посыпал лестничную площадку смесью махорки и молотого черного перца, коробок с которой он всегда носил с собой. Ибо был старым и опытным сотрудником райотдела милиции и хорошо знал, что не стоит недооценивать служебных собак.

Особенно из соседнего РУВД.

* * *

Возле бредущих вот уже больше часа сквозь метель Рогова и Дукалиса, на плечах которых кулем болтался невменяемый Ларин, притормозил оранжевый «шевроле-старкрафт» с возвращавшимися на Литейный, 4 взрывотехниками УФСБ, пораженными до глубины души одеянием припозднившихся прохожих.

— Эй, вы кто такие? — дружелюбно спросил один из взрывотехников, высунувшись в открытое боковое окно.

— Холмс, — гордо ответил зациклившийся на Конан-Дойле Рогов. — Шерлок Холмс… А это Ватсон, — Василий указал на Дукалиса. — Доктор Ватсон…

Тот церемонно поклонился, едва не уронив Ларина.

— Понятно, — взрывотехник усмехнулся в густые усы. — А как зовут этого Ватсона?

— Доктор, — ничтоже сумняшеся выдал Васятка[19].

— А вы настоящие?

— Ну, а как же! — воскликнул Дукалис. — Из самого… этого самого…

— Из Лондона. — подсказал Рогов.

— Да! Из Лондона! — Дукалис замахал свободной рукой куда-то вдаль, где, по его прикидкам, находилась столица Великобритании.

— А третий кто? — осведомился взрывотехник.

— Мориарти. Профессор, — нашелся Васятка. — Наш друг и соратник…

— И куда путь держите? — водитель микроавтобуса присоединился к разговору, набирая на мобильном телефоне номер отделения экстренной психиатрической помощи.

— За бухаловым! — выкрикнул честный Дукалис.

— Ясно, — взрывотехник выбрался из кабины микроавтобуса, чтобы отвлечь на себя внимание вскочивших на "белого коня[20]" придурков и дать возможность водителю вызвать медиков. — Холмса и Ватсона все уважают. А Мориарти — и подавно. Может, вы подождете, пока вам выпить сюда привезут? Чего далеко ходить?

Из распахнувшихся задних дверей «шевроле старкрафта» бесшумно выскочили три фигуры сопровождавших взрывотехников бойцов "ГрАДа[21]" и встали за спиной «великого детектива» со товарищи.

— А чё?! — обрадовался «Ватсон» и сбросил с плеча руку Ларина. — И то верно.

Андрей опять полетел на асфальт.

— Сейчас приедут, — водитель высунулся наружу.

— Отлично! — обрадовался Рогов и повернулся к Дукалису. — Что я тебе говорил? Шмотки — великое дело! Правильно одет — везде тебе почет и уважение!..

* * *

Приезд генерального директора «Фагот-пресса», сопровождаемого младшим лейтенантом милиции, в свою вотчину был обставлен с поистине королевским размахом.

В центральном холле издательства, по стенам которого были развешаны многочисленные фотоколлажи, на которых гендиректор обнимался и целовался взасос с сильными мира сего — президентом США, Папой Римским, Батей Урюпинским, рыжеволосым председателем РАО ЕЭС России, министром внутренних дел Израиля, тибетским далай-ламой, Ясиром Арафатом и Усамой бен Ладеном, — выстроились два десятка сотрудников, льстиво улыбавшихся шествующему с каменным лицом Дамскому.

Даже не взглянув на них, Ираклий Вазисубанович прошествовал в свой кабинет, плюхнулся в пятисотдолларовое кресло, провякал в интерком, чтобы ему принесли чаю, и уставился на Мартышкина, словно забыл, зачем привез милиционера с собой.

— Так, что с писателями? — Стажер попытался продолжить разговор, начатый еще в «ушастом» черном эксклюзивном "ЗАЗе-968М-стреч[22]" генерального директора «Фагот-пресса», но прерванный телефонным звонком партнеров Дамского из далекого города Урюпинска.

— Да! — вспомнил книгоиздатель, полез в стол и вывалил перед младшим лейтенантом кипу рекламных плакатов. — Вот! Смотрите.

— Очень интересно, — осторожно заметил Сысой, разглядывая кричащие заголовки типа «Народный Целитель. Путевка в Синг-синг!», «Народный целитель. Прыжок в поле!» или «Народный целитель. Месть Сары, Цили и Моисея Сигизмундовича!», а также наброски рекламы будущих книг, объединенных в серии «Жуликоватая любовь» и «Владимирский отстой». — А что это тут мелко так напечатано? «Для нас пишут не только…» Кто пишет?

— Чушков и Беркасов, я ж вам говорил, — выдавил из себя генеральный директор, активно пользовавшийся всяческими уловками, дабы поддерживать реализацию своей залежалой продукции на должном уровне и не подводить своих урюпинских партнеров. — Это чтоб антимонопольный комитет не докопался… Читателей я предупредил, что на меня не только эти двое работают, но и много других. Так что заявка о мошеннической рекламе у них не пройдет… А что делать? Без рекламы, особенно такой, ничего ведь не продашь…

вернуться

19

Доктора Ватсона звали Джон.

вернуться

20

Белый конь — так называемая «белая горячка», синдром алкогольной абстиненции (жарг.).

вернуться

21

ГрАД — Группа активных действий, жаргонное название боевого подразделения Региональной службы специального назначения УФСБ по Санкт-Петербургу и Ленинградской области.

вернуться

22

Стреч — модель автомобиля с удлиненным кузовом.

9
{"b":"6075","o":1}