ЛитМир - Электронная Библиотека

АМУЛЕТ ЗОЛОТОГО ЛЬВА

(фантастическая повесть)

От автора.

Эта история произошла (или могла произойти) в середине «нулевых» годов этого века. Если что и мешало мне пересказать её раньше, так это то, что я считал всё это неправдоподобным вымыслом моего приятеля Ивана Горячева, который несколько лет назад поведал мне о своих приключениях. Однако когда я почти слово в слово услышал данный рассказ от хозяина пансионата «Сказка» Германа Аксенова, серьезного человека, антрополога и доктора наук, то почти поверил в его правдивость. Окончательно меня убедил в этом капитан ФСБ в отставке Игорь Мельников, тоже участник нижеизложенных событий. Поэтому я решил вынести на ваш суд рассказ Ивана Горячева, подтвержденный и дополненный другими реальными героями данной повести.

Книга первая

Часть первая. Алмазная Долина

Глава 1. Пасть Дракона

Зачаленный возле берега плот слегка покачивался на волнах, которые добегали сюда со стремнины. Выше по течению за кормой поблескивал плес, там еще ничто не тревожило гладь воды. Зато на траверсе поверхность морщила рябь, на которой время от времени вспыхивали небольшие стоячие волны, похожие на языки пламени догорающего костра. Набрав силу, река стремительно уходила за поворот, и оттуда доносился зловещий рев порога.

Стоял погожий летний день. Однако через громоздившиеся на противоположном берегу горы, наваливаясь на снежные вершины сизо-лиловым брюхом, переползало весьма подозрительного вида облако. Очевидно, оно намеревалось затмить собою теплое солнышко. Но светило пока не догадывалось об этом, его лучи безмятежно играли бликами на воде и, отражаясь от нее, создавали причудливо дрожащие узоры на скале и прибрежных камнях.

Наша небольшая туристская группа насчитывала всего пять человек: три парня и две девушки. Мы сплавлялись по таежной реке на плоту. Путешествие подходило к концу, нами были покорены почти все сложные пороги. Оставалось пройти последние два – Пасть Дракона и Хвост Анкилозавра. Замечу, что туристы, впервые сплавившиеся по этой реке и составившие лоцию, очевидно были большими юмористами, давая порогам палеонтологические или эзотерические названия: Хребет Стегозавра, Зубы Мегалодона, Когти Дьявола, Ведьмин Язык и тому подобное.

Перед Пастью Дракона мы сделали остановку. Мои друзья ушли на разведку – просмотреть порог и выбрать тактику прохождения, а меня охватила лень, я сидел на плоту, смотрел на чахлую березку, притулившуюся в расщелине отвесной скалы, и размышлял о бренности бытия.

Наверху, за обрывом высокого берега, простиралась тайга, где живут дикие звери и птицы. Там много грибов и ягод, там пахнет рододендроном, багульником и кедровой хвоей. А прямо передо мной – река, в которой чистейшая прозрачная вода и полно рыбы. И всё это величие – и река, и тайга, и горы, и шум порога – создает впечатление вечности. Даже чахлая березка в расщелине скалы. А там где мы живем, среди копоти, смога и гари, среди машин эсэмэсок и интернетов – все тленно. А тут! Как же тут славно, черт побери! Слава Богу, есть еще на свете места, куда не добрались ни урбанизаторы, ни приватизаторы…

Сверху послышались шаги и голоса, а вниз посыпались мелкие камушки. Один, срикошетив, угодил мне в каску. Я возмутился:

– Эй, вы! Поаккуратней там!

На плот запрыгнул Серега – мы зовем его Командором, – могучий телом и гроза всех порогов. За ним очаровательные стройные девушки – светловолосая Катя и брюнетка Лена. Проскочив мимо меня, обе взялись за переднюю гребь. Высокий и худощавый Леха отвязал причальный конец и тоже шагнул на настил.

– Скучаешь? – спросил он меня и, не дождавшись ответа, порадовал: – Ничего, сейчас повеселимся!

– Мы просмотрели всю Пасть Дракона, – пояснил Командор. – Скучать там негде. Леха встанет к девчонкам на носовую гребь, а мы с тобой на корме. Про видеокамеру забудь!

– А как же?.. – попытался я что-то вякнуть.

Я снимал видеофильм о нашем походе и старался по возможности не корячиться у греби, а наблюдать прохождение через видоискатель.

– Ничего, словами расскажем, – Леха с мужественным видом застегнул ремешок хоккейной каски и добавил: – Если живы будем.

Мы отвалили от берега, и наш плот, подхваченный потоком, помчался за поворот. Шум воды усилился и открылся вид на всю Пасть Дракона. Порог начинался с высунутого языка – длинная, почти ламинарная струя увлекала плот и, разгоняя его, не оставляла никаких шансов на попятную. Зачалиться уже негде, только вперед! А впереди!!!

Для начала гребенка острых камней, едва прикрытых водой – резцы пасти, их надо проскочить на максимальной скорости, иначе застрянем. Работаем, налегаем на греби до хруста, разгоняемся. Бревна заскребли по камням, плот тормознуло, но медленно смыло вниз, и он, снова набирая скорость, помчался, подхваченный потоком. Вот слева и справа два острых клыка – огромные скальные обломки торчат из воды, и надо во что бы то ни стало попасть в створ между ними.

– Нос влево! Сильно влево, черт вас дери! – сипло орет Командор на передних.

Сквозь шум воды его голос еле слышен.

– Иван, навались! – командует мне.

Зараза! Чуть-чуть не успеваем, правый борт нанесло на камень, что-то затрещало. Но вода помогла нам: случайно вспучившийся пульсирующий вал приподнял плот и освободил его. И вот по обе стороны замелькали моляры, премоляры, короче, коренные зубы пасти – валуны величиной с троллейбус, прикрытые водой, за каждым бурлит и пенится вода, от каждого надо успеть увернуться, чтобы не выйти из «языка» – основного потока. А дальше – глотка. Скалы с обеих сторон сжимают реку, и вся вода, все шестьсот кубометров в секунду (именно такой расход воды в этом месте, согласно справочнику) уходят в дырку шириной в пять-шесть метров. И водопад.

Плот устремляется вниз, Леха с девчонками полностью погружаются в белый котел бурлящей «газировки». Плот замер в вертикальном положении, и время словно остановилось, а в воздухе мелькнула измолотая в щепки носовая гребь. Мы с Командором из последних сил пытаемся удержать корму. Тщетно. Из «глотки» мы вышли накрытые перевернувшимся плотом. Пара минут, в течение которых я не видел неба, показались мне долгими часами. Я бился как муха в стекло, пытаясь выбраться на поверхность, но все время упирался головой в настил плота. И вот, наконец, солнечный свет, долгожданный глоток воздуха и проносящийся мимо берег.

Ухватившись руками за перевернутый плот, я огляделся и обнаружил, что нахожусь возле нашего плавсредства в гордом одиночестве. Командор плыл поодаль метрах в пяти, что-то орал и махал рукой. Лёха в это время выбирался на берег, а Лена с Катей уже стояли на твердой земле, и это радовало.

А мне предстоит выполнить самую ответственную работу – зачалить плот. Для этого надо нырнуть под него, нащупать и отвязать причальный конец и, пока веревка разматывается, доплыть до берега. На берегу найти подходящий камушек, да побольше, обежать вокруг него три-четыре раза с веревкой и намотать ее как на кнехту. В теории это легко, но на практике все надо проделать быстро и без дублей – второй попытки у меня нет (и второй жизни тоже). Если веревка натянется, а я не успею выбраться на берег, плот потащит меня за собой и придется отпустить его восвояси вместе со всеми нашими столь нужными для походной жизни вещами, ибо удержать за веревку три тонны, увлекаемые взбешенной рекой, я не в состоянии. Впрочем, не стану утомлять вас долгим описанием своих действий, скажу только, что плот я все-таки упустил. Веревка натянулась, когда я почти доставал ногами донные камни. Течение сшибло с ног, а веревка вырвалась у меня из рук.

Я вышел на берег, тяжело восстанавливая дыхание. Струи воды потоками стекали к ногам. Заметив подбегающего Командора, я развел руками, не смея поднять на него глаза. Комплекс вины почему-то уже обуял меня, я мысленно искал слова оправдания, хотя еще никто не высказал мне упрека. Да и что в такой ситуации я мог сделать один? В том, что мы остались без плота и без вещей виноват не только я…

1
{"b":"607540","o":1}