ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Как себя барыга чувствует? – Паниковский проводил взглядом уезжающие разноцветные «запорожцы», один из которых пришлось тащить на буксире. Стоматолог свернул не только рулевую колонку, но и педальный узел.

– Черт его знает, – молвил Стешин. – Если собака его за икру прихватила, то по двору ползает, если выше – смирненько лежит.

– Ты материал писать будешь? – Рыбаков отпил минералки из пластиковой бутыли.

– Обязательно, – заморгал Стешин. – Такой информационный повод пропускать нельзя.

– Тогда вот что, – Денис коснулся плеча Гугуцэ. – Давай-ка отъедем во-он к тому красному домику... Сейчас сюда менты явятся, станут тела выносить. А нам и издалека все прекрасно видно будет.

– Верно, – Паниковский набрал номер на мобильном телефоне. – Андрон! Что у вас?.. Ага... Понял... Поехали к Кабанычу. Он уже стол у окна накрыл, как в театре. Оттуда и позырим.

* * *

Разбор происшествия на кладбище, в результате которого в больницу с переломами различной степени тяжести отправились двадцать два малолетних хулигана, а на территории соседней воинской части был обнаружен искусанный собаками бизнесмен Писарев, привел к тому, что начальнику ГУВД генералу Волосатику пришлось подать рапорт о добровольной отставке. Прибывший с проверкой в северную столицу министр внутренних дел долго бушевал, припомнил Волосатику и его страсть к клоунским псевдоказачьим объединениям, и сфабрикованное против национал-большевиков уголовное дело, в котором подчиненные генерала поставили все рекорды идиотизма, обвинив молодых людей в «несанкционированном праздновании дня рождения гражданина Шикльгрубера», и развал патрульной службы, которую бравый начальник Главка едва не заменил на пикеты народных дружинников, и многое другое.

На место Волосатика был назначен руководитель хозяйственного управления Колбаскин, вовремя прогнувшийся перед разгоряченным министром, хотя практический милицейский опыт Витольда Арнольдовича ограничивался тремя годами службы во Внутренних войсках, приказ о его вступлении в должность обрел законную силу через полчаса после того, как понурый Волосатик вышел с заседания коллегии.

Колбаскин бодрым петушком взлетел на жердочку начальника ГУВД и перво-наперво поручил отделу кадров увеличить штат генеральских помощников на две единицы, дабы пристроить на теплые местечки собственного кузена и троюродного дядю жены. Таким образом, в самой ближайшей перспективе родственникам Витольда Арнольдовича светили полковничьи погоны, несмотря на то, что кузен был всего лишь майором из пожарной охраны, а дядюшка супруги заведовал складом ГСМ [44] в жутком захолустье под Псковом и двенадцатый год носил звание капитана.

Глава 8

ПИОНЭРЫ, ИДИТЕ В ЖОПУ [45]

Ксения остановила изумрудно-зеленый «Brabus ML 270 CDI» у кафе, где перед судебным заседанием должно было состояться последнее совещание «группы общественных защитников», заглушила стодевяностосильный двигатель и нежно прикоснулась губами к щеке погруженного в свои мысли мужа.

– Ну, ни пуха!

– К черту! – Денис застегнул «молнию» на пуховике. – Если что, я перезвоню.

– Когда думаете освободиться?

– Заседание назначено на двенадцать. К двум, надеюсь, все станет более-менее ясно...

– Аркадий предупрежден о том, что вы сделали?

– Нет. Ему Волосатый расскажет, когда будет обсуждать с ним поведение на процессе, – братки решили не рисковать и не посылать в Кресты никаких маляв [46], дабы клочок бумаги не перехватили контролеры и не передали бы его следственной бригаде. – Глюка за час до суда привезут, так что времени хватит с избытком...

– Я тебе точно не нужна?

– Ты мне нужна всегда, – улыбнулся Рыбаков. – Но сегодня нам вдвоем тут делать нечего. Все зависит от Сулика и от того, насколько председатель настрополил судью на беспристрастность.

– Воробей говорил, что председатель – порядочный мужик.

– Председатель-то порядочный... Но главное, чтоб судья прониклась и не отнеслась к словам руководства, как к обычной лабуде про законность.

– Не отнесется, – уверенно сказала Ксения. – Особенно в данных обстоятельствах.

– Надо усугубить ее недовольство следователем...

– Я знаю как.

– И?

– Расчет на женскую психологию, – Ксения хитро прищурилась. – Делаете следующее...

* * *

До времени «Ч», определенного Денисом для подъезда в суд основной массы «зрителей», оставалось еще полтора часа, и Паниковский с Горынычем решили навестить временно позабытого Мертвечука. Дабы напомнить нечестному владельцу автосалона о своем существовании и провести еще ряд испытаний скорости срабатывания надувных подушек.

Девушка Паниковского давно вернулась в Питер, ей был подарен серебристый внедорожник «Toyota RAV4» модели 2001 года, у которого с безопасностью было все в порядке, и разборка с обманщиком Мертвечуком носила для Алексея Кадиашвили принципиальный характер. Ведь, если позволить одному барыге надуть солидных братанов, остальные начнут делать то же самое. И в результате подсунут вместо кристалльной «ливизовской» водочки дикий «левак» из соседнего гаража, от которого сдохнуть легче, чем от пули в лоб. Горыныч был полностью солидарен с Паниковским и кипел справедливым негодованием.

Ярко-алый кабриолет «мерседес» влетел во дворик позади автосалона и встал прямо над ремонтной ямой.

Братки выбрались из машины.

– Где хозяин?! – громко спросил Паниковский у молодого парня в фирменном комбинезоне, ковыряющегося в моторном отсеке новенького седана «Honda Legend».

– Наверное, внутри, – техник пожал плечами.

Горыныч резво подскочил к автомобилю и распахнул заднюю дверцу. Его лицо побагровело.

– Ты что, блин, нам грузишь?! Нет его здесь!

– Вы меня не поняли, – ошарашенно сказал техник. – Внутри помещения...

– А что с машиной? – Паниковский с чекистским прищуром уставился на автомеханика.

– Да впрыск, будь он неладен, – сотрудник технической службы отступил на шаг назад. – Третий раз за этот месяц... Наш бензин японским тачкам мало подходит.

– Вот! – Паниковский повернулся к Горынычу. – Что я говорил? «Хонды» – дерьмо, а не машины.

– Зря вы так, – не согласился работник салона. – Просто эти комплектации для нас не предназначены.

– А чо ж, блин, их сюда завозят? – ехидно поинтересовался владелец «мерседеса», у которого отродясь не было никаких проблем с двигателем.

– Потому, что Юрий Анатольевич – экономный очень, – зло сказал техник. – Берет машины подешевле, а мне потом крутиться приходится. Эта тачка, к примеру, для жаркого климата предназначена. Через год вся электрика от нашей влажности сгниет. Вот и мучаюсь, до ума довожу...

Паниковский сложил губы бантиком. У него под защитой находились три автосалона, но тонкости комплектования машин для разных типов климата браток узнал только сейчас. И подумал, что подшефные бизнесмены вполне могли заниматься такой же ерундой, как и Мертвечук.

– А ты, блин, на глаз определить можешь? – разговор временно перешел в деловое русло. – Ну, для какой страны аппарат?

– Могу.

– Тады заметано, – Паниковский достал визитку. – На, держи. И позвони мне в пятницу. На трубу... Совершим, блин, контрольный рейд.

Техник аккуратно спрятал кусочек картона.

– Так где этот урод? – Горыныч вернулся к тому, зачем они приехали.

– Где-то в здании, – автомеханик взял в руки разводной ключ. – Либо у себя в кабинете, либо по залу шляется...

* * *

Белый от ужаса Мертвечук отлип от окна и мелкой рысью побежал по коридору.

Два «покупателя», в которых он узнал недавних «экпертов по безопасности», прибыли снова и беседовали с техником. Дальнейшие действия грубых братков нетрудно было себе представить – связанного и, вероятно, немного побитого Юрия Анатольевича опять запихнут в новенькую машину, засим она будет направлена в многострадальный столб.

вернуться

44

Горюче-смазочные материалы

вернуться

45

Фраза, сказанная на углу Невского проспекта и Садовой улицы Фаиной Георгиевной Раневской группе подростков, когда ей надоели их крики «Муля, не нервируй меня!» (цитата из к/ф «Подкидыш», где Ф. Г. Раневская играла одну из своих наиболее запоминающихся ролей)

вернуться

46

Записка (жарг.)

36
{"b":"6076","o":1}