ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Директор скатился с винтовой лестницы и бросился по ковровой дорожке к парадному входу.

У него не оставалось времени позвонить в милицию. К тому же стражам порядка, и так изрядно разгневанным происшествием с их «уазиком» и вряд ли склонным безоговорочно верить воплям напуганного бизнесмена, потребуется минут десять, чтобы доехать до места происшествия. А за эти минуты Мертвечуку вполне успеют устроить веселую жизнь.

Грохнула дверь запасного выхода и тут же раздался вопль:

– Стоять!

Мертвечук вжал голову в плечи и помчался еще быстрее. Оборачиваться не имело смысла, он и так знал, кто ворвался в демонстрационный зал.

Сзади затопали.

– Стой, тебе говорят!

Директор совершил последний рывок и выскочил к автоматическим дверям.

* * *

Видя, что Мертвечук сейчас уйдет, Паниковский подхватил со стенда полированный колесный диск и метнул вслед улепетывающему бизнесмену. Алюминиевый круг диаметром пятнадцать дюймов с шорохом вспорол воздух, почти нагнал коммерсанта, но зацепился за протянутый поперек зала провод, на котором была закреплена гирлянда из разноцветных лампочек, и вошел точно в лобовое стекло светло-серого открытого родстера «Honda S2000» стоимостью полсотни тысяч долларов. Во все стороны полетели осколки.

– Сволочи! – выкрикнул Мертвечук и спрыгнул с крыльца в снег.

Бегущий первым Горыныч разогнался так, что закрывшиеся за бизнесменом двери не успели раздвинуться. Браток со всего маха треснулся в толстый поликарбонат и отскочил, сбив с ног Паниковского.

Несколько секунд тяжело дышашие братки сидели на ковровой дорожке и тупо смотрели друг на друга.

– Ушел, гад, – наконец констатировал Колесников.

– Ладно, – Кадиашвили встал и отряхнулся. – В другой раз поймаем...

* * *

Мертвечук обогнул угол здания и порскнул за бетонный забор, ограждавший внутренний двор автосалона.

В десяти метрах от него застыл алый «мерседес» с поднятым черным матерчатым верхом.

От злобы у коммерсанта потемнело в глазах. Он воровато обернулся, увидел, что техник скрылся в дверях подсобки, ринулся к разложенным на брезенте инструментам и схватил плоскогубцы. Нырнув в яму под брюхом немецкого кабриолета, Юрий Анатольевич принялся терзать пассатижами рулевую тягу правого переднего колеса, шипя сквозь зубы проклятия в адрес братанов.

Стальной тросик немного размахрютился, но перекусить его полностью бизнесмен не смог. Хлопнула дверь, и заскрипел снег. Мертвечук сжался в тени на дне ямы.

– Надо, блин, в следующий раз оба выхода блокировать, – раздался недовольный голос одного из братков.

Мелодично пискнула отключенная сигнализация, и двери машины распахнулись.

– Само собой, – отреагировал второй.

Под тяжестью двух тренированных бугаев автомобиль немного осел. Захлопнулись дверцы, тихо забормотал шестицилиндровый двигатель, мягко щелкнул стопор стояночного тормоза, кабриолет шустро отъехал от ямы и покатился к выходу со двора.

– Ну-ну, – хрипло выдохнул Мертвечук. – Недолго вам осталось над людьми издеваться! За все, господа бандиты, заплатите!..

* * *

Последним из приглашенных в маленькое кафе, спрятавшееся в скверике наискосок от здания суда Центрального района, прибежал Тулип. Он все утро занимался поисками витаминов и корма для своих кавказских овчарок, не преуспел в этом кажущемся легком деле и был зол на весь свет. В особенности – на жену, не удосужившуюся написать на бумажке ядреные названия кормов и тем самым поставившую Сергея Александрова в неловкое положение перед продавцами зоомагазинов. К тому же сразу после отбытия супруга Ирина Александрова ушла с детьми в Артиллерийский музей, оставив дома мобильник и тем самым лишив Тулипа возможности перезвонить и переспросить.

У входа в кафе Александрова на секунду задержал пацаненок лет десяти, клянчивший у посетителей мелочь.

– Где твой папа? – нахмурился Тулип, немного отвлекаясь от кинологических размышлений.

– У меня нет папы, – бодро заявило дитя подворотен.

– А-а, неплановая вязка! – догадался Тулип и дал мальцу доллар.

На пробирающегося между столиков братка недовольно воззрились Рыбаков, Эдиссон, Садист, Ди-Ди Севен, Тихий и Ла-Шене с рукой на перевязи.

– Опаздываем, – укоризненно сказал Денис.

– Да я, блин, – Тулип расстегнул дубленку, – два часа убил... Ирка корм сказала купить, а я... Придется говядину на рынке взять.

– Говядину не бери, – посоветовал Тихий. – Ящур...

– Кофе! – приказал Тулип официанту. – В большую чашку, сливок двойную порцию, и тарелку круассанов. И побыстрее.

– Ящур – это фигня, – проворчал Ла-Шене. – Он в Англии. И вообще, блин, если б не Нефтяник никакого ящура бы не было...

– Это почему? – не понял Денис.

– А ты не знаешь? – удивился бывший кинооператор со студии «Ленфильм», носящий звучное «французское» погоняло. – Толян не рассказывал?

– Нет.

– Ну они, блин, в Манчестере три месяца назад были. Чо-то там по химии покупали, для нового производства, а заодно Нефтяник и его партнеры в биологический институт заглянули. Типа, на экскурсию... Походил он там, ему, блин, понравилось, Чистенько, персонал вежливый, все стерильно, как в шашлычной у Смольного, – Ла-Шене нашел нужное сравнение. – По лабораториям его провели. Англичане, что ему химию продавали, вокруг вьются, угождают... Немудрено, блин, такой клиент! На семь лимонов зеленью у них одномоментно товар берет. В какое-то спецхранилище завели, куда продетых лохов не пускают. Противогаз нацепить заставили, бахилы, типа, резиновые. Там Толян пару пробирок в карман сунул...

– Автоматически, – язвительно изрек Рыбаков.

– Ну, наверное, – Ла-Шене покачал сломанную при падении со ступеней станции метро «Пионерская» руку. – Сувенир, блин... Обратно едут, уже из института, а Нефтяник у водилы интересуется – чо, мол, за фигня такая? И пробирку показывает. Думал небось, что в стекле чо-то ценное. Водила прочел и базлает – ерунда, болячка скотская, ящуром называется. Толян подумал, блин, чо этим ящерицы болеют и такой микроб ему явно без надобности. Обе пробирки из окна машины и запулил. В поле, блин, где овцы паслись...

– Шиза, – Денис прикрыл глаза ладонью.

– Не то слово, – согласился экс-кинооператор. – А месяц назад этот самый ящур начался. Сработали, блин, пробирочки...

Тулип шумно отхлебнул кофе и поддержал разговор:

– Я тоже по-английски плохо читаю.

– Ты это к чему? – осведомился Ди-Ди Севен.

– Да, блин, о своем. Про корм.

– Какой корм?

– Собачий. Опять забыл, как называется... На языке, блин, вертится, а вспомнить не могу.

– Чо вертится-то? – поинтересовался Тихий.

– Да, блин, глупость... «Лошадиное пианино».

– Такого корма не бывает, – уверенно сказал Садист.

– Бывает, – догадался Денис, – Саня имеет в виду «Роял Канин».

– Точно! – Тулип подпрыгнул на стуле. – А эти, блин, придурки из магазина не врубились! Я ж им объяснял – там мешки такие красные, с гербом!

Позади братков пергидролевая мамаша усадила своего пухлощекого сыночка за стол и потребовала у официанта диетический завтрак. Затем уставилась на группу бритоголовых верзил и громко посетовала, что в «приличных заведениях» все еще разрешено курить.

– Отвали, коза, – миролюбиво сказал Садист, пронзив взглядом мгновенно умолкшую дамочку.

– А где Пых с Мизинцем? – Тулип обмакнул в кофе горячий круассан.

– Будут к началу заседания, – пожал плечами Денис.

– Я думал, они уже здесь, – протянул Александров.

– Почему?

– Вон же их тачки стоят, – Тулип ткнул пальцем в окно.

Рыбаков и братаны повернули головы.

– Действительно, – Денис немного приподнялся со стула и сощурился, – «Альфа» точно пыховская, «спортвагонов» я в городе больше не видел.

– А за ней, блин, «экспедишн» Мизинца, – подтвердил зоркий Эдиссон. – Но в салонах никого...

– Так, – Рыбаков помрачнел. – Не понял... Здесь поблизости есть еще какие-нибудь кафешки?

37
{"b":"6076","o":1}