ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Но тот, кто запланировал и осуществил захват автобуса с детьми, не учел одного маленького обстоятельства – вмешательства в события озлобленных и неутомимых братков.

* * *

Пока Циолковский предавался воспоминаниям о своей нелегкой службе в батальоне аэродромного обслуживания полка истребителей, располагавшегося в сибирской тайге, Рыбаков целенаправленно двинулся в магазин электроники, над входом которого сияли крупные желтые буквы, складывающиеся в непонятное слово «Адамант».

В отделе обслуживания мобильной связи внимание Дениса привлекли кислотно-яркие коробочки с надписью «Motorola V100» и прикрепленными к ним наушниками с миниатюрными микрофонами.

– Что это такое? – Палец посетителя уперся в стекло витрины.

– Молодежный коммуникатор, – продавец небрежно бросил на прилавок рекламный проспект. – Для пользователей «эс-эм-эс»...

– Типа пейджера? – спросил Рыбаков.

Стоявший за стойкой молодой бизнесмен скользнул взглядом по недорогой куртке посетителя и не испытал никакого желания объяснять несостоятельному, если судить по внешнему виду, клиенту преимущества коммуникатора перед обычными мобильными телефонами.

– Прочитайте проспект, там все написано...

Над ухом Дениса кто-то засопел.

– Миша, – Рыбаков свернул в трубочку прайс-лист. – Товарищ не прав.

Ортопед молча шагнул вперед, зацепил бизнесмена за отвороты пиджака, дернул на себя и положил спиной на стойку.

– Красавец, – браток поднес к переносице испуганного продавца пудовый кулак, – если мой друг хочет что-нибудь узнать, советую, блин, отвечать быстро и подробно.

– Э-э-э, – коммерсанта затрясло.

– Повторяю вопрос – что это такое? – Денис помахал рекламным проспектом.

– К-коммуникатор, – залепетал продавец. – Для п-передачи с-сообщений... М-можно использовать к-как двухдиапазонный м-мобильный телефон. С-стандарт «джи-эс-эм»...

– Очень хорошо. Микрофон и наушник именно для этого предназначены?

– Д-да...

– Голосовой набор?

– Есть...

– Память?

– Д-двадцать пять н-номеров...

– Замечательно. Цена?

– Триста тридцать девять условных единиц...

– Миша, – Рыбаков повернулся к Ортопеду. – У тебя деньги с собой?

– М-мы принимаем кредитки, – прохрипел продавец.

Браток отпустил коммерсанта и достал бумажник.

– Нам двадцать коммуникаторов, – после недолгого раздумья заявил Денис. – Плюс по десять часов оплаченного времени на каждый. Подключение – в течении ближайшего получаса. Я жду...

– Сколько? – Бизнесмен начал хватать ртом воздух.

– Может, блин, мне повторить? – поинтересовался грубиян Ортопед.

– Н-не надо, я запомнил, – продавец лихорадочно посчитал на калькуляторе. – С вас десять тысяч триста восемьдесят долларов...

– Держи, – браток припечатал к прилавку золотую кредитную карту. – И пошевеливайся... Диня, а на фига нам эти штуки? Мобилы и так у всех есть...

– Мобила мобиле рознь, – наставительно сказал Рыбаков. – Эти коммуникаторы освобождают руки и позволяют нам связываться друг с другом без отвлечения от любого дела. Назвал номер – и базарь сколько хочешь. Наушник – в ухе, микрофон возле рта, коробочка к поясу крепится. Удобно. Можно хоть шепотом говорить, тебя прекрасно услышат.

– Ага! – Грызлов заинтересованно подвигал бровями. – Конкретная вещь.

– Извольте выбрать номера, – вмешался продавец и подсунул Денису листок.

Рыбаков взял ручку и напротив первых двадцати номеров проставил двадцать кличек друзей.

– Отксерь в нужном количестве, – Денис указал Ортопеду на копировальный аппарат. – А я – в отдел видеокамер.

– Зачем?

– Бинокли у нас есть?

– Нет.

– Вот и ответ. Возьмем штуки четыре со стосорокакратными трансфокаторами. С километра можно газету читать...

– Ну у тебя и башка! – восхитился браток.

* * *

Известие о подрыве автобусов с «Градом» застало руководство правоохранительных органов города врасплох. Генералы впали в тихую панику и принялись названивать своим покровителям в Москву, чтобы кто-нибудь из них отдал внятные распоряжения и принял ответственность за проведение контртеррористической операции на себя.

Но ушлые столичные начальники предпочли переложить решение вопроса на Верховного Главнокомандующего, находящегося с очередным визитом в Германии. Директор ФСБ связался с секретарем Президента и узнал, что тот освободится только к вечеру. В Санкт-Петербург поступила команда вести переговоры и тянуть время.

Обсуждение реструктуризации внешнего долга Парижскому клубу было гораздо важнее, чем судьбы каких-то там двадцати детей.

* * *

Запыхавшийся майор со странноватой фамилией Тишайший, служивший под началом Котовского еще в шестом отделе ГУВД, нашел Гургена Вагановича в кабинете Огурцова, где рубоповец докладывал генералу Колбаскину и директору УФСБ Семенчуку о принятых мерах.

– Разрешите? – майор протиснулся в дверь.

– Ну что там? – недовольно скривился генерал милиции.

– Машут белой тряпкой, – отрапортовал Тишайший.

– Кто машет?

– Эти, из автобуса...

– Решили сдаться? – победно усмехнулся Колбаскин. – Давно пора...

Котовский с ненавистью посмотрел на генерала и отчеканил:

– Никак нет. Приглашают к разговору.

Колбаскин обмяк.

– Ну... – промямлил начальник ГУВД. Он умел только составлять красивые рапорты, драть глотку с трибун и придираться к подчиненным, недостаточно быстро вскакивавшим при его появлении. Если же дело касалось оперативной работы, генерал терялся. – Наверное, надо кого-то послать...

«Послать надо тебя, – подумал подполковник РУБОПиКа. – Причем я даже знаю, куда...»

– Мои люди еще не подъехали, – грустно произнес генерал Семенчук и закурил. – Специалисты из профильного отдела будут здесь только через час.

– Но переговоры – ваша прерогатива, – возмущенно сказал Колбаскин.

– Я схожу, – жестко заявил Котовский, прекращая бессмысленный и грозивший затянуться на долгие часы спор руководителей двух разных ведомств.

– Идите, – обрадовался Семенчук. – А мы пока здесь разработаем дальнейший план.

Начальник ГУВД быстро просчитал в голове последствия действий Котовского и понял, что даже при самом плохом раскладе ему ничто не грозит. Подполковник формально не подчинялся Колбаскину, так что возможный провал переговоров можно будет списать на руководство РУБОПиКа, замкнутое непосредственно на одного из заместителей министра внутренних дел. Пока офицеры ГУВД, подчиняющиеся Колбаскину, не примут участие в операции, за свое теплое кресло генерал мог быть спокоен.

– Но будьте осторожнее, – по-отечески предупредил Колбаскин, намеренно педалируя слово «осторожнее».

Если что-то пойдет не так, все присутствующие подтвердят, что генерал заранее просил Котовского не проявлять ненужную инициативу. Как бы предугадывая вероятный негативный результат.

Искусство быть руководителем в России предполагает тонкую игру, где бездействие и пустые слова частенько гораздо важнее честного исполнения своих обязанностей.

Гурген Ваганович развернулся на каблуках и вышел из кабинета.

* * *

По полю гулял пронизывающий ветер. Котовский добрел до автобуса, распахнул пальто, демонстрируя террористам, что у него под одеждой не спрятан укороченный автомат, и уставился на высокого мужчину в маске.

– Что вы хотите?

– Вот список требований, – террорист подал подполковнику отпечатанный на лазерном принтере лист бумаги.

Гурген Ваганович встал спиной к ветру и прочитал десяток строк.

– Десять уголовных дел? – Котовский споткнулся на втором пункте условий освобождения заложников. Первым шел пункт о выплате пятисот тысяч долларов.

– Именно, – изрек террорист. – Номера с триста девяносто двести двадцать первого по триста девяносто двести тридцатое.

– Зачем вам эти дела? – растерянный подполковник задал глупый вопрос.

62
{"b":"6076","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Битва за реальность
Три нарушенные клятвы
Дело сердца. 11 ключевых операций в истории кардиохирургии
Matryoshka. Как вести бизнес с иностранцами
Трансерфинг реальности. Ступень I: Пространство вариантов
Цвет Тиффани
Есть, молиться, любить
Счет
Криптвоюматика. Как потерять всех друзей и заставить всех себя ненавидеть