ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Метод остановки поезда разработал Глюк, на которого внезапно сошло такое озарение, что участники мероприятия приняли план Аркадия без всякого обсуждения и с огромным энтузиазмом. Клюгенштейн, наслушавшийся в камере самых разнообразных историй и две недели сидевший с физиком-теоретиком, проходившим по делу о хищении партии компьютеров из НИИ приборостроения и просвещавшим братка в научных вопросах, предложил перевести стрелку железнодорожного пути, изменить коэффициент трения рельсов и тем самым заставить машинистов применить способ экстренного торможения. Охрану платформ при таком раскладе сносило на землю, а нейтрализацию поездной бригады брали на себя Мизинчик, Пых и Гугенот.

Свободному скольжению поезда должен был помочь вазелин.

Ортопед с друзьями приехали на аптечный склад, дали в зубы сторожу и угнали принадлежащий фармацевтической фирме грузовик, в который предварительно погрузили пять тонн нужного продукта в маленьких полиэтиленовых тюбиках. Шофера вместе со сторожем заперли в кладовке, компенсировав нанесенный ущерб двумя сотнями долларов на нос и оставив конверт с полной суммой стоимости изъятого товара. Братки не собирались подставлять невиновных и потому предупредили связанного водителя о том, что оставят автомобиль поблизости от поста ГИБДЦ на Приморском шоссе...

Грызлов разогнулся и оценивающе посмотрел на коллег, выдавливавших тюбики на сверкающие, отполированные тысячами колес рельсы.

– Гуще кладите! – скомандовал Ла-Шене, проверяя результаты работы. Рука у Игоря Берсона еще не срослась и ему было поручено контролировать равномерность нанесения вазелинового слоя. – Один тюбик на полметра!

Ортопед выбросил из кузова последнюю коробку и присоединился к друзьям. До прохода воинского эшелона по избранному братками участку пути оставалось всего полчаса.

* * *

Черный «хаммер» Хоттабыча и белый «кадиллак эскалэйд» Тулипа выскочили на объездную дорогу и двинулись напрямик через пустырь, дабы не петлять по дворам и не терять время на светофорах. Путь предстоял неблизкий, на другой конец города, но севший на штурманское место американского военного джипа Садист выразил уверенность, что минут через сорок они уже будут на месте.

Установленный на виброзвонок коммутатор Рыбакова задрожал.

– Да! – Денис нажал кнопку ответа на входящий вызов.

– Нашли! – радостно забормотал голос Нефтяника. – Будка точно напротив полосы!

– Далеко?

– От ограды метров семьсот. В низинке...

– Дверь уже вскрыли?

– Пока нет. Эдиссон за взрывчаткой поехал, – Толик кашлянул. – Эй, блин, не высовывайся!

– Что ты сказал? – не понял Рыбаков.

– Это я не тебе... У Кабаныча куртка красная, а он на будку полез, крышу, блин, осматривать... Андрюха, осторожнее!

– Ясно. Но со взрывчаткой вы зря...

– А чо делать? Дверь, блин, как на линкоре! – раздраженно заявил Нефтяник.

– Там Стоматолог с тобой?

– Со мной...

– Скажи ему, чтобы привез того пацана, который нам на бампера «запорожцев» швеллера приваривал. Вы на место резак и баллоны можете доставить?

– Без базара, – Толик позвал Стоматолога и передал ему слова Дениса. – Все пучком! Выезжает... Как вы там?

– К одному барыге едем. Может что-то знать, – коротко ответил Рыбаков. – По результату сообщим Игоряну.

– Понял. До связи, – Нефтяник отключился.

Денис сверился со списком номеров и произнес в микрофон нужные семь цифр.

– Алло! – голос Садиста едва пробивался сквозь грохотавшую в салоне «хаммера» музыку.

– Нефтяник нашел будку, – недовольным голосом сказал Рыбаков. – Олег, ты меня слышишь?

– Отлично слышу.

– А я тебя плохо.

– Сейчас... – Музыка стихла. – Так нормально?

– Нормально, – Денис поправил наушник. – Слушай, тебе Ортопед не звонил?

– Нет.

– Я ему набираю, но без толку. Робот долдонит, что абонент вне зоны. Куда его занесло, не знаешь?

– Может, он рядом с радарами крутится? – предположил Садист. – Там мобилы не фурычат. Проверено. Мы, блин, когда одну стрелу возле антенного поля забили, два часа без связи сидели...

– Действительно, – столь простая мысль не приходила Рыбакову в голову.

– Я щас Антифашисту брякну, попрошу его раз в десять минут Мишку набирать.

– Лады. А я попробую Лизунцу звякнуть, типа, номером ошибся, – решил Денис. – Посмотрим, дома эта сволочь или нет.

* * *

Собственный корреспондент «Комсомольской правды» прислонился к одной из колонн центрального зала Пулково и обратился в слух. Гонец с деньгами должен был появиться минут через двадцать, так что у Димы Стешина было время насладиться разгорающимся скандалом между прокурором города, начальником ГУВД, директором УФСБ и представителем Президента по Северо-Западному округу. Каждый из высоких государственных чиновников считал своим долгом спихнуть ответственность за происшедшее на остальных и накинуть на себя белые одежды. При этом еще каждый требовал, чтобы его приказы имели абсолютный приоритет и исполнялись не взирая ни на что.

Генералы сцепились в самом центре зала, и со своей позиции Стешин слышал каждое слово.

– Я буду жаловаться вашему министру! – директор УФСБ Семенчук наскакивал на Колбаскина, как бойцовый петушок. – Это безобразие! Это ваши люди не смогли обеспечить безопасность важного государственного объекта!

– Скажите, пожалуйста! – Витольда Арнольдовича совершенно не смутили обвинения Семенчука, и он перешел в контратаку. – Мне всегда казалось, что безопасность стратегических объектов – ваша прерогатива! И это ваши люди вечно лезут со своими советами, а, когда доходит до дела, их днем с огнем не сыщешь! Где, например, ваши хваленые антитеррористы? Где?!

– Вы же знаете, что они попали в засаду! – взвизгнул Семенчук.

– Это теракт! – подтвердил представитель Президента, наморщив свое крысиное личико. С Семенчуком они двадцать лет служили по одному ведомству, ловили диссидентов, и отставной генерал-полковник не мог не прийти на помошь коллеге. – А ваши люди его не предотвратили!

– Да-а-а?! – возмутился Колбаскин. – Теперь ловить террористов – моя обязанность? И вообще, Виктор Васисуальевич, не лезьте не в свое дело!

– Я поставлен сюда лично главой государства! – вскинулся представитель Президента. – И я бы попросил!!!

– Не орите! – вмешался Биндюжко.

– Но послушайте... – начал Семенчук.

– Не хочу ничего слушать! – разверещался Колбаскин. – Я сейчас вызову ОМОН и выставлю вас отсюда!

– Кого, меня?! – поразился директор УФСБ.

– Да, вас! – начальник ГУВД побагровел. – И напишу рапорт, что вы мешали мне работать!

– Полегче на поворотах! – представитель Президента засучил ножками. – Это я вас сейчас уволю!

– На каком, скажите вы нам, основании?! – ехидно поинтересовался Биндюжко. – Это вам, Виктор Васисуальевич, не Солженицына из страны высылать! И не за валютчиками охотиться! Тоже мне, нашелся увольнитель!

– Солженицын – великий писатель! – выкрикнул представитель Президента, памятуя о том, что глава государства назвал автора «Архипелага ГУЛаг» своим духовным наставником. – Я был против, когда его высылали!

– Ага, щас! – разъярился Колбаскин. – Да вы его были готовы расстрелять!

Свара между генералами перешла в плоскость полного идиотизма. Стешин пожалел, что лежащий у него в кармане диктофон не оснащен остронаправленным микрофоном. Читатели «Комсомолки» были бы в восторге от расшифровки записи подобной беседы известных личностей.

– Это у вас в ведомстве одни сатрапы работают! – представитель Президента взял высокую ноту. – Палачи! Только и знаете, что людей избивать и наркотики подбрасывать!

– У вас есть доказательства?! – Биндюжко подбросило.

– Есть!!! – завопил отставной генерал-полковник.

– Так представьте! – прокурор города выпятил брюхо и пошел на противника. – Много вас таких!

– Что вы имеете в виду?! – представитель Президента рванул воротник рубашки. По полу застучали оторвавшиеся пуговицы.

66
{"b":"6076","o":1}