ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Вы знаете!

– Нет, не знаю!

– Знаете, знаете!

– Да, где доказательства?! – заревел Колбаскин, наступая почему-то на Семенчука.

– Это не ко мне! – директор УФСБ показал на представителя Президента. – С ним разбирайтесь!

Биндюжко немного потеснил своего визави и схватил того за отвороты пиджака.

Два приставленных к отставному генералу агента ФСО [118] поняли, что сейчас начнется примитивная драка, и молча вклинились между прокурором города и представителем Президента.

– Мы еще поговорим! – Биндюжко разжал руки и отступил, гордо задрав нос.

– В моем кабинете! – его противник демонстративно отряхнул пиджак.

– Всегда пожалуйста! – начальник ГУВД поддержал прокурора и погрозил кулаком Семенчуку.

Наступила временная пауза.

– Дебилы, – прошептал Стешин, посмотрел на часы и отклеился от колонны.

Когда корреспондент спускался по лестнице в первый зал прилета, за его спиной опять заголосили и раздался звук хорошей плюхи. Генерал Колбаскин все-таки улучил момент, когда охрана отвлеклась, и вмазал Семенчуку по физиономии.

* * *

На пологом спуске тепловоз под номером 4402-Б, тянущий за собой восемь платформ с БТР-90 и пять вагонов с бревнами, которые оборотистый директор завода прицепил к попутному локомотиву, сбросил скорость до тридцати километров в час и вошел в поворот. Через два километра состав должен был остановиться и подождать, пока откроются ворота военной базы и дежурная смена проверит комплектность груза.

– Начинаем! – приказал Ортопед и махнул клетчатым носовым платком, подавая сигнал спрятавшимся за грудой шпал браткам.

Фауст навалился на штангу ручного перевода стрелки.

Из-за насыпи высунулся Мизинчик, выдавил на рельс последний тюбик вазелина и исчез.

В трех сотнях метров от засады передние колеса локомотива въехали на колбаски желтоватой арома-тизированой пасты.

* * *

Тепловоз слегка дернулся.

– Ход уменьши, – прапорщик Свинорылко, развалившийся на топчане у задней стенки кабины, перелистнул страницу потрепанного номера «Невской клубнички» и с вожделением принялся рассматривать любительские секс-фото.

Рядовой Крылов послушно потянул рукоять управления на себя.

Никакой реакции.

Двадцатитонный локомотив продолжал ускоряться.

– Ты чо, молодой, не понял? – Свинорылко оторвался от журнала и грозно сверкнул маленькими, заплывшими жиром глазками.

– Товарищ прапорщик, – занервничал Крылов, отжав рукоять до отказа. – Никак!

– Чо никак?!

Колеса тепловоза почти перестали вращаться, но состав и не думал тормозить.

– Это, – солдат схватился за переключатель тормоза. – Не работает!

– Я те дам «не работает»! – прапорщик сел на топчане. – Сортиры у меня будешь драить! Месяц!

Крылов повернул тугой тумблер.

Локомотив качнуло влево, и состав с грохотом промчался по стрелке, заворачивая на запасной путь.

– Эй, мать твою! – закричал Свинорылко. – Тормози, тебе говорят!

– Не могу! – рядовой упал грудью на приборный щит. – Не срабатывает!

– Врубай запасную систему! – Прапорщик прыгнул вперед и шарахнул ладонью по затылку Крылову. – Живо!

Солдат сорвал с рычажка включения второй аварийной системы торможения шнурок с пломбой и перебросил его в крайнее верхнее положение.

Когда Пифия выдирал нужное ему реле, то просто замкнул провода напрямую. В обычном режиме движения эта маленькая неисправность никак не сказывалась на работе электросети тепловоза под номером 4402-Б, но в критической ситуации стала фатальной.

Из-под крышки блока с предохранителями ударил сноп искр. Получивший разряд в несколько сот вольт Крылов отлетел от приборного щита и сшиб с ног прапорщика. На передней панели заплясали синие язычки пламени. Звонко лопнули стекла нескольких приборов, и завоняло горелой изоляцией.

Откуда-то снизу повалил черный дым.

Свинорылко сбросил с себя бесчувственное тело рядового и ринулся к двери...

* * *

Состав скользнул мимо оторопевших братков, уже готовых к захвату добычи, и застучал колесами на переезде. На раскачивающихся во все стороны платформах болтались белые как мел охранники, намертво вцепившиеся в покрывавший бронетранспортеры брезент.

– Куда?! – Ортопед огромными прыжками помчался по насыпи, пытаясь ухватиться за сцепное устройство последнего вагона. – Стоять, блин!

К Грызлову присоединились Мизинчик и Глюк. Братки преодолели полсотни метров, побив все рекорды скорости на спринтерских дистанциях, но разгон поезда был слишком велик. Красные тряпицы, привязанные на концах бревен, прощально затрепетали, и состав исчез за поворотом.

– Вот гадство! – Ортопед воздел к небу судорожно сжатые кулаки, погрозил кому-то невидимому и повернулся к мозговитому Клюгенштейну. – И это, блин, ты назвал отличным планом?!

– Они не затормозили! – запыхавшийся Аркадий согнулся пополам и уперся руками в колени. – Но ведь должны были!

– Не вопрос! – согласился Мизинчик.

На насыпь взобрались остальные братки.

– Это финиш, блин! – Ла-Шене махнул здоровой рукой и заржал. – Знаете, куда мы их отправили? Аккурат в ворота винного склада!

– Ты же говорил, там тупик! – удивился Горыныч.

– Я, блин, ошибся, – повинился Игорь Берсон. – Карту не так посмотрел, блин, вверх ногами... Только сейчас правильно глянул.

Издалека донесся скрежещущий грохот, свидетельствующий о том, что состав воткнулся в ворота коммерческой оптовой базы. Спустя секунду к звукам разрываемого металла присоединился тонкий вопль трех коммерсантов из Киева, когда на их глазах в ангар с уже оплаченной водкой ингушского розлива впилился окутаный дымом тепловоз, тащивший за собой платформы с военной техникой.

Впоследствии наглые москали, продавшие украинским барыгам сорок тысяч литров жуткой спиртовой смеси, отказались возвращать деньги за уничтоженный товар, сослались на форс-мажор и предложили хохлам обратиться за компенсацией в российское Министерство обороны.

* * *

«Кадиллак» встал точно за «хаммером», перекрывшим асфальтовый пятачок у парадной Лизунца, и в эту самую секунду в дверях показался сам коммерсант.

– Вот он! – крик Хоттабыча едва не оглушил Садиста.

Олег рыбкой вылетел из джипа, перекувырнулся через голову и оказался в двух метрах от кинувшегося обратно в дом сверкающего лысиной бизнесмена.

– Берем! – Тулип вытолкнул Дениса через правую дверцу и выпрыгнул вслед за ним.

Лизунец взбежал вверх по лестнице и попытался укрыться в лифте. Вслед за ним в маленькую кабинку заскочил Садист, подсек барыге ноги и опрокинулся на пол. Бизнесмен оказался сидящим верхом на братке. Через мгновение Лизунцу досталось кулаком в нос от Дениса, которого, в свою очередь, припечатало к стенке тело разогнавшегося Тулипа.

Сережа Александров широко взмахнул рукой и расколотил плафон на потолке лифта.

Двери закрылись и кабина погрузилась в темноту.

На полу завозились.

Тулип резко развернулся, чуть не размазав Рыбакова по стене, опять замахнулся и от души заехал кулачищем сверху вниз, попав во что-то округлое. С пола раздался короткий рык.

Денис вытянул вперед руки, нащупал ухо и крутанул.

Кто-то ойкнул.

– Погоди, – попросил Тулип и треснул локтем, целясь в то место, где по его расчетам должна была находиться голова Лизунца.

Удар достиг цели. Локоть братка соприкоснулся с лысым черепом.

– Кистень дать? – сипло осведомился прижатый к стене Рыбаков, нащупывая за пазухой раскладную титановую дубинку.

– Давай! – распорядился Александров.

– Мужики, – странным голосом сказал Садист, – если вы мне еще раз по башке дадите, я его не удержу.

Денис изловчился, вытянул из кармана зажигалку и чиркнул колесиком.

Оказалось, что Лизунец и Левашов давно поменялись местами и теперь Садист давил коленом на грудь хрипящему бизнесмену.

вернуться

118

Федеральная служба охраны

67
{"b":"6076","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Сновидцы
Миф. Греческие мифы в пересказе
Сетка. Инструмент для принятия решений
Сила Киски. Как стать женщиной, перед которой невозможно устоять
Сам себе плацебо: как использовать силу подсознания для здоровья и процветания
Игра на жизнь. Любимых надо беречь
Разоблачение
Ненавижу эту сучку
Подсказчик