ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Естественно, не в этой стране и не под своим настоящим именем.

Окно на границе у Самойлова имелось, равно как он уже точно знал, в какой маленькой европейской стране не будут задавать лишних вопросов о происхождении денег.

Но из-за идиота Цуцуряка все светлое будущее бывшего рубоповца и сама его жизнь оказались под угрозой...

– Да, блин! – многоопытный Ортопед тут же включился в игру Дениса и поддержал старого друга. – Если ты его не сдашь, антилопа [126] бешеная, спрос будет с тебя! Думал, блин, вальсом проскочить [127]?!

Глюк с Мизинчиком добрались до водосточной трубы и присели.

– Тебе две минуты! – продолжал разоряться Рыбаков, не давая возможности Самойлову выстроить логическую цепочку. – Выводи этого козла, а сам можешь мотать! Но, если не выведешь, пеняй на себя! Мы отсюда никуда не уедем! И тебя не выпустим! – Денис понял, что у него кончаются аргументы, и показал визави кулак.

Вернее, это бывший рубоповец подумал, что кулак был показан ему. На самом же деле Рыбаков подал знак изготовившимся к прыжку браткам. За те полминуты, что главарь террористов метался по крыльцу и пытался выстрелить в Борцова, Денис связался по коммутатору с Глюком и назвал ему условный сигнал.

Взявшиеся за руки Клюгенштейн и Кузьмичев оттолкнулись от края крыши, пролетели по короткой дуге и всем своим совокупным двухсотпятидесятикилограммовым весом вонзились в Самойлова.

Отставной подполковник рухнул как подкошенный. Неисправный пистолет и коробочка с антенной шлепнулись в снег.

Братки замерли, обратившись в слух.

Прошло пять секунд, потом еще десять. Если бы автобус взлетел на воздух, звук взрыва давно бы донесся до обсерватории.

– Все пучком, – Глюк перевернул тело террориста на спину и обыскал карманы. – Смотрите, блин, карта! И фигня эта, чо у Носорога в квартире висела! – Аркадий потряс листком полиэтилена с разводами и маленьким крестиком в уголке.

– Черт, как просто! – Денис приложил полупрозрачную пленку к карте, совместив неровно отрезанные углы. – Вот и двойной знак! Точнее, знак из двух частей...

– Крестик там, где клад? – Ортопед свел брови к переносице.

Братки столпились у сидящего на корточках Рыбакова.

– Скорее всего, – Денис осторожно сложил карту и полиэтилен пополам. – Игорь, Саня, что дальше делаем?

– Узнаем, чо у Нефтяника, – решил Хоттабыч, – и рвем когти. Если Толян справился, то мне – в Пулково. Дочку встречать...

– Толян справился, – улыбнулся Борцов, прижав ладонью забормотавший наушник коммутатора.

ЭПИЛОГ

В тот майский день, когда подзуживаемая профсоюзными лидерами прогрессивная общественность готовилась к массовым выступлениям в поддержку трудящихся, в лесу недалеко от деревеньки с финским названием Покаккаалла, зачем-то переименованой после перестройки в Пописсаалла, кипела работа. Шестнадцать полуобнаженных братков яростно вгрызались саперными лопатками в землю, а возле свежей квадратной ямы урчал трактор «Беларусь», оснащенный экскаваторным ковшом и готовый в любой момент прийти на помощь Ортопеду сотоварищи.

На краю раскопа сидел Денис в легкой серой курточке и курил.

Почуявшие весну птицы орали как оглашенные, ничуть не смущаясь бродящих по поляне двуногих пришельцев и дыма походного мангала, на котором домовитый Тулип жарил шашлыки для всей честной компании.

Грызлов распрямил натруженую спину и вытер со лба бисеринки пота.

– Глубоко, блин, Сашка свое добро зарыл...

Рыбаков поболтал ногами.

– Копай, копай, большая белая обезьяна. Если б мы во второй раз миноискатель не взяли, то по твоей наводке не две, а десять ям бы вырыли... Колумб ты наш.

Ортопед смутился.

В том, что сначала копали не в том месте, была львиная доля его вины. Михаил немного запутался в карте, вывел археологическую команду не с той стороны озера, и братки убили целый день, пытаясь пробить монолитную плиту, пока не поняли, что Носорог бы ни за что не смог разместить привезенные с Волги ценности Стеньки Разина под базальтовым основанием стометрового утеса.

Грызлову вынесли порицание и обшарили нужный квадрат миноискателями.

– Интересно, блин, сколько там золота? – мечтательно произнес Ортопед.

– Сколько есть – все наше, – пожал плечами Денис. – Ты давай заканчивай прохлаждаться. Скоро солнце сядет...

– Кому шашлычок? – позвал Тулип, снимая с мангала метровые шампуры, на которых шкворчали кусочки баранины, проложенные колечками лука и целиком запеченными помидорами.. – С пылу, с жару!

– А если клад на аукцион выставить? – не унимался Ортопед. – На Сотбис?

– Можно, – рассудил Рыбаков. – А полученные деньги дадим в качестве кредита нашему правительству. Чтобы наверняка их больше не увидеть.

– У меня, блин, есть другая идея, – лицо Михаила посветлело. – Через МВФ бабульки отмыть...

– Это интересно, – Денис посмотрел на верхушки тополей. – Детали проработаны?

– А как же! – оскалился Ортопед. – Сначала мы едем в Нью-Йорк, там у меня корешок в банке работает, и берем за пищик [128] одного местного барыгу...

Рассказ братка занял всего пять минут. Однако к финалу повествования Денис точно знал, чем они будут заниматься в ближайшие два-три месяца.

Но это уже совсем другая история.

Продолжение следует
* * *

Готовится к изданию!

Новый роман Дмитрия Черкасова «Реглан для братвы»

Возмущенные принятым Государственной Думой законом, разрешающим ввоз ядерных отходов в Россию, чисто конкретные пацаны разрабатывают план их транзита в ничего не подозревающую Японию. Kак цинично выразился гражданин Садист «У них, блин, так и так уже Хиросима была. Сто kiopn больше, сто kiopn меньше – какая на фиг разница!»...

А в это время Денис с Ортопедом и десятом не менее продвинутых братков собираются похитить директора Международного Валютного Фонда и выяснить у него, сколько на самом деле Россия должна Западу и кто из кремлевских чиновников сидит у Вашингтона на зарплате...

вернуться

126

Непорядочный человек, везде ищущий только свою выгоду (жарг.)

вернуться

127

Избежать ответственности (жарг.)

вернуться

128

Горло (жарг.)

71
{"b":"6076","o":1}