ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

В корпус не попало ни единой пули.

Однако и рассиживаться на одном месте было крайне опасно.

Владислав перебросил рычаг на "D"[24], щелкнул кнопкой "S"[25]на центральном тоннеле и втопил педаль газа.

Трехсотшестисильный мотор не подвел.

«Мерседес» вылетел из-за угла, словно огромная черная торпеда, вихрем промчался через двор и скакнул на грунтовку, переехав левыми колесами не успевшего вскочить автоматчика. Система стабилизации скорректировала наклон корпуса, и Рокотов почувствовал лишь, как автомобиль плавно качнуло. По крыше чиркнули две пули, но машина уже вырвалась на оперативный простор и теперь неслась в густом облаке пыли, не позволяющем оставшимся позади албанцам толком прицелиться.

Преимущество у Владислава было только в разгонной динамике. Оторвавшись в первые секунды на несколько сотен метров, он мог лишь удерживать этот разрыв. По проселочным дорогам особенно не погоняешь, скорость более девяноста километров в час без риска перевернуться не наберешь. Тем более — на седане с дорожным просветом в пятнадцать сантиметров и активной пружинной подвеской. Утешало одно — внедорожники и пикапы тоже больше не разгоняются, так что при грамотном подходе к делу вполне возможно не спеша добраться до приличной асфальтовой трассы и там уже выжать на полную. Главное — следить за дорогой и не посадить на брюхо пятиметровый аппарат. Ибо тогда придется совсем кисло.

Рокотов уселся поудобнее и посмотрел в зеркало заднего вида. В полукилометре от него пылил джип. Пикапа видно не было. Скорее всего, его либо зацепило шальной очередью, либо в команде преследователей осталось уже слишком мало народу.

Вслед «мерседесу», если судить по вспышкам, активно палили. Но на таком расстоянии это было совершенно бессмысленно. Пули ложились не ближе пятидесяти метров от цели, тряска кузова не позволяла стрелкам навести стволы.

«Группа албанских даунов, — подытожил Влад и, сняв одну руку с руля, вставил магазин в пистолет-пулемет, — только патроны зря жгут… — Он с интересом обозрел интерьер автомобиля. — Классная тачка! Мне бы такую… А что? Деньги есть, приеду в Питер, можно и купить. Солидно, достойно, консервативно. Только вот одна маленькая проблемка имеется — я пока что не в Питере, а болтаюсь на дороге с косоварами на хвосте… Причем с агрессивными и неплохо вооруженными. Еще и обозленными сверх меры потерей командиров и товарищей. Сами виноваты! Надо было дома сидеть и не мешать мне идти по своим делам. А таперича — извольте получить геморрой с редкой в этих местах фамилией Рокотов. Хотя… Если так дальше пойдет, фамилия сия будет греметь на всех углах. И во всех выпусках криминальных новостей. Как бы сказали не обремененные высшим и средним образованием питерские „братки“ — „К этому надо стремиться!“ …Да уж, перспектива…»

Немецкий седан как будто плыл над неровностями почвы. Подвеска работала идеально, только раз или два «мерседес» все же стукнул днищем о крупные камни. Указатель топлива показывал примерно половину бака, масло было в норме, температура охлаждающей системы держалась в желтой зоне.

Владислав окончательно освоился и включил кондиционер и приемник. Салон наполнился звуками восточной мелодии. Рокотову она не понравилась, и он нашел станцию, передающую современную европейскую музыку.

Другое дело! Из динамиков раздались гитарные аккорды и хриплая распевка Криса Нормана.

Биолог еще раз посмотрел в зеркало и нахально вытащил сигарету…

Третий батальон «Тигров» вышел к Доне Любине[26]и, выгрузившись из кузовов двадцати пяти грузовиков, прямо с марша вступил в бой.

Косовары дрались отчаянно. Им было что защищать — два дня назад сюда с юго-востока отошли артиллерийские полки УЧК вместе с обозными частями. Без артиллерии судьба албанских сепаратистов была предрешена. Хашим Тачи из Парижа требовал сражаться до последнего солдата, обещал поддержку авиации НАТО и уверял, что капитуляция Милошевича близка.

Спустя двенадцать часов на поддержку третьему батальону прибыл четвертый, возглавляемый лично Желько Ражнятовичем и усиленный свежими взводами косовских сербов и русинов.

Вместе два батальона сломали оборону превосходящих их в четыре раза сепаратистов, клиньями врезались с востока и с севера, вытеснили удиравших к подножию гор и развернули против албанцев брошенную ими же легкую реактивную артиллерию.

За сутки боя «Тигры» потеряли семнадцать человек убитыми и более сотни ранеными. Албанцы оставили в Доне Любине почти четыре сотни трупов.

На помощь Аркану и его бойцам из-под Приштины двинулся танковый корпус, но деморализованные сепаратисты даже не попытались контратаковать. По тропам они ушли через горы в Македонию, свалив впоследствии вину за поражение на погибшего полевого командира по кличке Дракула.

Первым делом Ражнятович навестил раненых бойцов. «Тяжелых» уже отправили транспортными вертолетами в Черногорию, в двух огромных палатках с красными крестами оставались те, кто изъявил желание воевать дальше. Естественно, кому это разрешили врачи.

На перевернутом ящике у входа сидел здоровенный молодой парень с перевязанной левой рукой и курил. Увидев Аркана, солдат поднялся и вежливо кивнул. В среде «Тигров» все были равны, и почести командиру оказывались те же, что и остальным бойцам.

— Ничего серьезного? — участливо поинтересовался Желько.

— Нормально, командор, — солдат весело улыбнулся, — царапина. Задело по касательной, кость цела.

— Откуда ты?

— С хутора возле Орлате.

— Недавно в отряде?

— С неделю.

— А-а, Велитанлич, — вспомнил Ражнятович, — это ты о боснийцах сообщил?

— Я, — смутился здоровяк.

— Молодец! Благодаря тебе мы их прямо тепленькими перехватили. Я уже сообщил в Белград, будешь представлен к награде, — Желько похлопал Велитанлича по здоровому плечу и, нагнувшись, шагнул внутрь палатки.

— Здорово, орлы! — спустя секунду раздался его бодрый голос.

Билан Велитанлич глубоко затянулся и посмотрел на закатное солнце, наполовину скрывшееся за огромной горой.

— Это не меня к награде представлять надо, — еле слышно прошептал серб. — Эх, Тигр, где ты сейчас?

Около получаса ситуация оставалась без изменений.

«Мерседес» петлял по извилистой, будто перекрученная шаловливым котом шерстяная нить, дороге, позади него в тех же нескольких сотнях метров телепался внедорожник. Грунтовка шла между невысокими пологими холмами, напрочь лишенными какой-либо растительности. Построек и людей тоже не встречалось. Несмотря на то, что покрытие дороги мало отличалось от пространства за обочиной, косовары на своем джипе не предприняли ни единой попытки съехать с трассы и попробовать напрямик перехватить Владислава. Видимо, они, как и Рокотов, местности не знали.

Биолог лихорадочно обдумывал свое положение, но пока никаких здравых мыслей в голову не приходило. Лезли только всякие глупости. Вроде того, чтобы устроить засаду и попытаться из-за пригорка перестрелять албанский экипаж.

Но для засады местность не подходила совершенно. Все вокруг простреливалось аж до горизонта.

На одном крутом повороте Рокотову все же пришла интересная мысль. Ради ее осуществления он даже пожертвовал парой секунд ценного времени, остановившись, распахнул левую дверцу и снес ее напрочь ударом о торчащий у дороги каменный столб.

Теперь при необходимости он мог прыгать на ходу, не боясь зацепиться за ручку или за боковое стекло.

Албанцы демарша своего противника не поняли и проехали мимо оторванной дверцы как ни в чем не бывало. Даже не притормозили.

Владислав безостановочно обшаривал глазами окружающую местность.

Ничего похожего на укрытие.

Даже приличного, способного скрыть за собой «мерседес» холмика не наблюдалось.

вернуться

24

"D" — движение вперед.

вернуться

25

"S" — спортивный режим.

вернуться

26

Дона Любина — городок на севере Косова.

13
{"b":"6077","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Прыжок над пропастью
Ловец
Связанные судьбой
Карильское проклятие. Возмездие
Машина Судного дня. Откровения разработчика плана ядерной войны
Ирландское сердце
Мусорщик. Мечта
Любовь яд
Под струной