ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Тебе на сцене выступать, — заявил Джуро, — а не коров выращивать.

— В нашей семье прирожденных комиков двое, — нашелся Марко, — ты и твой папаша… Я тебе не рассказывал, как твой отец по молодости ходил свататься к одной девушке, но перед этим переел горохового супа?

— Не-ет…

— Тогда слушай…

Дед Марко был большим мастером устного народного творчества. Заодно веселая история должна была хоть немного отвлечь Джуро от мрачных мыслей.

Рокотов положил цилиндр глушителя на кирпич и выстрелил.

Один из столпившихся возле двух мертвых тел албанцев подскочил, как ужаленный осой в причинное место, и тоненько завизжал, держась обеими руками за низ живота. Получив свинец точно в мочевой пузырь, косовар от боли ничего не соображал. Умирать он будет долго и мучительно, на своем примере демонстрируя товарищам ужасы подобных ранений. Влад перенес огонь на остальных. По молодости и глупости бойцы УЧК спрыгнули в траншею, где спрятаться им было негде, и сами попали в ловушку. Рокотов расположился на господствующей точке метрах в сорока от входа в подземелье и контролировал все подступы к нему.

С такого расстояния он не боялся промахнуться.

Второй албанец схватил пулю в затылок, третий — в основание шеи, четвертый был отброшен динамическим ударом в грудь, когда пуля расплющилась о затворный механизм висящей на груди М-16. Биолог тут же скорректировал стрельбу и вогнал в живот упавшему очередь.

Последний косовар с диким криком исчез в темном проходе. Через секунду крик повторился, но уже значительно глуше — боец провалился в вертикальный тоннель, не заметив открытого люка. Лететь ему предстояло метров семь и приземлиться на торчащие из глины металлические штыри, оставшиеся от рассыпавшейся много лет назад винтовой лестницы. Так оно и произошло.

Девятнадцатилетний террорист, уже убивший на своем веку трех безоружных сербских крестьян, повис на перекрученных ржавых арматуринах, как наколотая сразу на несколько игл трепыхающаяся бабочка. Ему сильно не повезло, ни один штырь не задел жизненно важного органа, и албанец остался в сознании, испытывая страшную боль и наблюдая, как его разодранные кишки медленно сползают по ребристой поверхности чешуйчатого от старости железа. Аллах отказал в милости легкой смерти преступившему законы ислама бойцу УЧК. Как отказывал почти всегда злобным и тупым убийцам.

Владислав перевел дух.

Схватка закончилась быстро и удачно, ведь против него выступали не старые подготовленные солдаты, а молокососы, умеющие только мучить пленных и выступать в качестве охраны у наркобоссов.

Рокотов внимательнейшим образом обозрел окрестности и прислушался. С момента тарана вертолета «мерседесом» минуло сорок семь минут. В любую секунду на театре развернувшихся военных действий могла появиться полиция.

Биолог быстро спустился с крыши здания на землю и бегом направился на восток. Туда, где протекал Вардар и, если судить по карте, расстилались поля.

Спустя час он оказался в десятке километров от места последнего боя, пересек три поляны с цветущим молочаем, форсировал два ручья и прополз по кукурузному полю.

Начинало темнеть.

Влад добрался до стоящего особняком здоровенного ангара с бетонной площадкой перед воротами. Метрах в трехстах от него начинался город. Зайдя с тыла, Рокотов по металлической лесенке взобрался на крышу и распластался на теплых алюминиевых листах.

Погоня отсутствовала.

Но и оставаться на ровной поверхности было крайне опасно. С любого пролетающего вертолета лежащую фигуру обнаружили бы даже ночью. Рокотов добрался до вентиляционного люка, подцепил его лезвием мачете и вскрыл, как консервную банку. Просунул голову внутрь, посветил фонариком.

Огромный склад, заваленный строительными материалами.

«Сойдет», — решил биолог, будто у него был иной выбор.

Спрыгнул с пятиметровой высоты и посмотрел вверх. Неплотно прилегающая крышка люка особенно не выделялась.

За полчаса он внимательно обследовал свое новое убежище и остался доволен. На складе стоял крепкий дух олифы, смешанный с вонью свежего рубероида и запахами краски. Собакам тут делать было нечего.

В углу обнаружилась куча войлочных листов. Владислав откопал себе место у стены и забрался, как в кокон, предварительно поставив у ворот легкий алюминиевый уголок из прислоненной неподалеку связки. При открытии створки уголок свалится, сыграв роль примитивной сигнализации. Злого умысла никто не заподозрит — ну, вывалился и вывалился из неплотно собранной пачки. Бывает. Хорошо, что легкий уголок, а не чугунный рельс. Даже если кому по башке и врежет, ничего не будет, кроме матюгов в адрес нерадивого кладовщика или растяпы грузчика.

Рокотов блаженно растянулся на войлоке и задремал.

Три палубных истребителя бомбардировщика «F/A-180 Хорнет» с промежутком в минуту стартовали с авианосца в Эгейском море.

Построившись равнобедренным треугольником, самолеты легли на курс «ноль-один-пять». До цели им было лететь около полутора часов.

Глава 5. НЕТ БУБЕЙ, ХОТЬ…

Над горой Дева «Хорнеты» перестроились в одну линию, опустились до высоты в шестнадцать с половиной тысяч футов и активировали боевой режим систем предупреждения о радиолокационном облучении ALR-67. Согласно данным спутниковой разведки, несколько дней назад югославы перебазировали в район границы Косова с Албанией несколько зенитно-ракетных комплексов «С-75». Несмотря на то что такая техника уже устарела, пилоты НАТО опасались любой запущенной с земли ракеты, вне зависимости от сроков ее изготовления и годности. И не без оснований — за полтора месяца боевых действий, не имея современного в западном понимании вооружения, сербские зенитчики сбили сорок шесть самолетов Альянса, девять беспилотных аппаратов и тридцать семь истребителей, включая два пресловутых «невидимки» «F-117А». Только пяти из подбитых летательных аппаратов удалось дотянуть до сопредельных стран.

Еще хуже ситуация была с ракетами «Томагавк». Из более чем двух тысяч выпущенных по территориям Косова и Сербии ракет лишь немногим удалось поразить выбранные объекты. Большинство реактивных снарядов стоимостью по миллиону долларов каждый поражали либо пустые поля, либо разрывались в воздухе, либо не срабатывали и валились на землю бесполезными металлическими болванками. Часть еще уходила мимо цели и залетала в Болгарию, Венгрию и Албанию, разнося дома мирных жителей и распугивая скот.

Престижу НАТО такие случаи явно не шли на пользу.

Поэтому основной упор стратеги из Брюсселя и Вашингтона сделали на точечные удары ракетами класса «воздух-земля».

Но и тут все пошло наперекосяк.

Против высокоточного западного оружия сербы применили доселе неизвестный способ противодействия, предложенный по Интернету одним российским ученым. Выяснив, что головки самонаведения противорадарных ракет НАТО реагируют на излучение в диапазоне от тысячи до двух тысяч мегагерц, русский Кулибин сообщил югославам следующее — сей спектр волн используется в микроволновых печах, и ракета, как не умеющая самостоятельно думать летающая железка, примет включенный кухонный агрегат за мишень и благополучно его поразит.

Спустя три дня после сообщения по Интернету вся Сербия выволокла на пустыри микроволновые печки с тянущимися за ними десятками метров провода и подключила питание.

Результат превзошел все ожидания.

На печки посыпался град AGM-45A «Шрайк», AGM-78 «Стандарт» ARM и AGM-88A «Харм». Даже суперперспективные, умеющие выделять ложные цели AGM-136 «Такит Рэйнбоу» не избежали общей участи и самозабвенно лупили по несчастным изделиям фирм «Мулинекс» и «Самсунг».

Перерасход противорадарных ракет достиг в НАТО фантастических размеров. А количество «радаров» не только не уменьшалось, но и возрастало день ото дня. Пилоты впали в тихую панику. Бортовые компьютеры при подлете к любому сербскому городу фиксировали радиоизлучение с сотен точек. И неизвестно было, какая из них радар зенитного комплекса…

20
{"b":"6077","o":1}