ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Это обычное дело, — не согласилась Мадлен, — визит давно назначен, так что поездки русских дипломатов не выходят за рамки стандартной работы.

— Не совсем так. — Бергер довольно улыбнулся. — Настораживает состав делегации. Сейчас в них начали превалировать эксперты по ракетным и космическим технологиям. Позволю себе провести интересную аналогию, — Самюэль достал из дорогого кожаного кейса пачку ксерокопий газетных страниц, — мои аналитики раскопали кое-какие детали… Вот, в марте месяце начинается обсуждение в русской прессе финансирования станции «Мир». Нехватка денег, перспективы дальнейшего полета, возможность затопления орбитального комплекса в Тихом океане. Один из журналистов сразу в нескольких изданиях предлагает продать «Мир» Китаю[32] и тем самым решить массу проблем. Статьи грамотные и технически, и экономически. Основной упор сделан на то, что при таком повороте Китай начнет закупать не только часы в тренировочных комплексах для своих астронавтов, но и технологии. С точки зрения наших экспертов, расчет проведен верно… Так вот. Через две недели после выхода первой статьи изменяется состав делегации, и в него включаются специалисты по ракетно-космической технике.

Сознательный «слив информации»? — предположил Президент.

— Вряд ли, — Бергер наморщил нос, — у русских это мало распространено. Скорее кому-то пришла светлая идея, чиновники ее быстро украли и выдали за свою. По нашим данным, журналиста никто никуда не приглашал, он продолжает работать в обычном режиме.

— Это нам невыгодно, — проквакала Госсекретарь, — я имею в виду решение вопроса «Мира». Полеты к своей станции на орбите для Китая автоматически означают доступ к более совершенным носителям. К русским носителям. Это ставит под угрозу перспективу покупки у нас двигателей «Нортропа».

— Как мы можем этому помешать? — спросил Глава Государства.

— Только через своих людей в Администрации Бориса. — Самюэль помешал сахар в чашке и с удовольствием сделал глоток кофе. — Надо дискредитировать саму идею продажи станции. Пусть подкинут пару аргументов о том, что «Родиной торговать негоже» и тому подобное в том же духе. Немного взбодрим наше лобби в их Парламенте, подбросим деньжат… Думаю, миллионов пяти-семи хватит. Разрешим поактивнее выступать против войны в Югославии. Они за это схватятся. Выборы не за горами, а на патриотической риторике любая партия набирает голоса. Так что проблема «Мира» будет решаться в ряду более важных вопросов, и на нее почти не обратят внимания.

— Неплохо, — согласился Президент. — Подготовьте документы, я подпишу. Тогда, если с Китаем все, перейдем к Милошевичу. Что нам известно о его беседах со спецпредставителем русских?

— Почти все, — Мадлен вступила в разговор, усевшись на своего любимого конька. — Спецпредставитель Бориса полностью выполнил все инструкции, которые ему передали в Бонне. Склоняет Милошевича разрешить сухопутному контингенту занять Косово. Тот пока упирается, но уже по инерции. Бывшие коммунисты все такие — сначала не идут ни на какие уступки, потом разом принимают все условия. Даже не торгуясь… Осталось подождать несколько недель.

— Сколь эффективны наши ракетные удары?

— Достаточны для того, чтобы в больницах уже начал ощущаться дефицит лекарств и коек для раненых. По нашим сведениям, ситуация с медикаментами подошла к критической отметке. Я бы рекомендовала увеличить количество кассетных боеприпасов и рассеивание прыгающих мин.

Президент поежился. С такими задатками, как у Олбрайт, ей бы служить надзирательницей в фашистском концлагере, а не на посту министра иностранных дел. Но дело превыше всего. Со своими обязанностями Мадлен справлялась прекрасно, затыкая рот любому, кто выражал недовольство глобальной экспансией США.

С кассетными бомбами и минами Президент ходил по лезвию бритвы. Он недавно подписал международное соглашение о запрещении данных видов оружия и публично дал слово, что в Штатах подобных зарядов нет.

— Я подожду заключения Кларка, — наконец нашелся Билл Клинтон. — А что с подготовкой сухопутного этапа?

Госсекретарь открыла рот, но Бергер ее опередил.

— Прямое столкновение с сербами нежелательно. Слишком велика опасность потерь. В Косово находится до ста тысяч обученных солдат и большое количество бронетехники.

— Мы же планировали уничтожить ее за первые недели!

— Не получилось, — невозмутимо отреагировал советник по национальной безопасности, — сербы применили тактику Второй мировой войны, которой они научились у русских. Понастроили фанерных макетов танков, обтянули их фольгой и подставляют под наши истребители. Ракета реагирует на большую площадь металлической поверхности и ударяет… То же самое с артиллерией и с самолетами. Достоверно известно только об одном сожженном югославском «МиГе». Да и то — случайно. Остальные сербские истребители пока целы.

— Я поручу Пентагону пересмотреть условия контрактов с «Хьюзом», «Боингом» и «Паккардом», — мрачно заявил Президент, — они слишком много обещали по своим сверхумным ракетам, а на практике ничего не работает.

— Просто сербы оказались хитрее, чем мы думали, — успокоил Самюэль, — все бывает. Но их выдумки кардинального перелома в ход операции все равно не вносят.

Президент постучал пальцами по полировке стола.

— Хорошо. Вопрос с оборонным заказом немного отложим. До завершения боевых действий. Что у нас с будущим президентом Косова?

— Ругова или Тачи, — предложила Госсекретарь. — Я бы выбрала второго. Авторитетен, ходит на коротком поводке, молод.

— На достаточно ли коротком? — поинтересовался Бергер, у которого были свои источники информации о лидере УЧК. В радужные перспективы плодотворного и открытого сотрудничества с главным косовским наркоторговцем и сутенером он не верил ни на йоту.

— Пока не срывался, — неприязненно заметила Олбрайт.

— Надо послать на встречу с кандидатами Джека Рубина, — посоветовал Самюэль, — пусть переговорит с обоими и представит отчет.

— Согласен, — кивнул Президент. — А теперь давайте обсудим рейтинг…

Худощавый смуглый морской пехотинец сделал кувырок через голову, прокатился в метре от правого борта стоящего рядом с тренировочной площадкой светло-песочного HMMWV M998[33], довольно умело изобразил «хвост дракона», крутанувшись из приседа, промазал по ногам противника, рывком поднялся во весь рост и попытался прямым ударом достать уворачивающегося Сеймура Кларенса.

Сержант ростом шесть с половиной футов перехватил солдата под предплечье, дернул на себя и опрокинул на спину, как кеглю в боулинге. Зафиксировал ребро стопы у горла поверженного и повернулся к строю пехотинцев.

— На финальном этапе — добивание.

— Класс, — шепнул один из рядовых, с восхищением глядя на стремительные движения чернокожего инструктора. — Три очка на соревнованиях и чистая победа.

Упавший пехотинец резво вскочил на ноги.

— Встать в строй! — Кларенс прошелся вдоль замершей шеренги. — На сегодня все. Прошу учесть, что батальон переведен на усиленный вариант несения службы. Никаких выходов в город. Послезавтра я проведу тренировку по противодействию диверсионной группе. Как раз ваша смена. Так что не расслабляйтесь. Вольно! Разойдись!

Морские пехотинцы потянулись в казарму. Сержант обошел огромный джип, походя стукнул его ладонью по капоту, миновал ангар с ракетным вооружением для вертолетов и приблизился к троим техникам, копавшимся во чреве «Апача».

— Проблемы?

— Нет, сэр, — молоденький технический специалист, только-только окончивший колледж, даже не повернул головы, зажав в руках шнур, свитый из десятков разноцветных проводов, — обычный регламент.

— Машина так и будет стоять под открытым небом?

— Приходится вытаскивать, — пробурчал пожилой механик, стоявший на приставной лесенке, — прогон винта в помещении запрещен, вы же знаете.

вернуться

32

«Новый Петербургь», 1999, № 47.

вернуться

33

HMMWV M998 (High Mobility Multipurpose Wheeled Vehicle Model 998) — высокомобильная многоцелевая колесная машина, модель 998. Основной внедорожник армии США. Более известен под именем «Хаммер» в гражданском исполнении.

22
{"b":"6077","o":1}