ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Постарайтесь не оставлять на ночь, — Кларенс поправил берет, чуть сбившийся во время тренировки, — мешает обзору с вышки.

— Ничего не поделать, — механик спрыгнул со стремянки, — придется с этим смириться… Регламент на два дня рассчитан. Раньше никак не управимся.

— Тогда хотя бы вытаскивайте машину на центр плаца, — попросил сержант, — а то у стены она плохо видна и в случае тревоги ее зацепит джип с патрульной группой.

— Это можно, — согласился пожилой техник, растягивая буквы, как истинный уроженец Техаса, — передвинем, не волнуйтесь.

Сеймур коротко отдал честь, дав этим самым понять, что разговор закончен. Техник просто кивнул и вернулся к своим делам.

Сержант обошел базу по периметру, придирчиво оглядывая заступивших в караул морских пехотинцев. Вчера вечером командир батальона назначил его ответственным за проверку постов. Кларенс чрезвычайно строго относился к поручению, как он привык делать за всю свою пятнадцатилетнюю службу в Корпусе. По возвращении в Штаты ему должны были присвоить шестой класс квалификации и предложить самому выбрать место дальнейшей службы. Такой чести удостаивались немногие. Обычно морских пехотинцев не спрашивали, где бы они предпочитали служить.

Кларенс уже решил для себя, что попросит место инструктора по рукопашному бою в тренировочном лагере на Окинаве. Ему давно хотелось побывать в Японии, но туристическая поездка стоила слишком дорого. А так он получал и солидную прибавку к зарплате, и хороший плацдарм для карьерного роста. Пара лет, проведенных на Окинаве, — и можно будет перевестись в Куантико, в Академию на должность начальника полигона.

Для чернокожего парня, родившегося в малюсеньком городке в штате Вермонт, такой жизненный путь представлялся пределом мечтаний. Он единственный вырвался в большой мир, остальные члены семьи так и остались малообразованными сельскохозяйственными рабочими с кругом интересов, ограниченным бутылочкой виски и бесконечными шоу по телевизору. Они ничего не хотели, ни к чему не стремились, просто сидели на диване и тупо пялились в голубой экран. После двенадцати часов, проведенных в поле под палящим солнцем.

До Кларенса гордостью городка был сын ирландского священника, дослужившийся до унтер офицера ВВС. Остальные становились максимум рядовыми, если их до этого не выгоняли из армии или не сажали в тюрьму за наркотики. Сеймур стал первым, сделавшим карьеру в элите американских вооруженных сил.

Первым за столетнюю историю городка Гранд-Вариорз.

Македонец уходить не собирался.

Повалялся на войлоке, покурил, а теперь сидел на ящике и читал газету.

Владислав ясно слышал, что грузчики прощались «до завтра». Значит, молодой парень либо ждал какой-то груз, либо просто не хотел идти домой. Ворота заперты, машина ушла, начальство отсутствует.

«Что он тут забыл? — Рокотов осторожно поменял позу. — При нем мне не вылезти… Вот черт, сидит и сидит! Шел бы ты, парень, подальше отсюда, а то я сейчас описаюсь… — биолог немного поерзал, — время уже позднее, три часа. Пора обедать. Или он на диете?»

Наконец появился тот, кого парень ждал. Вернее, та. Молоденькая девушка скользнула в дверь, чмокнула грузчика в щеку и принялась выставлять на прикрытый салфеткой ящик судки с едой.

«Ага… Обед с доставкой. Славно. Теперь они могут часа три просидеть. Во мне везет! Или толпа идиотов за мной бегает, или влюбленная парочка мне выход перекрывает. Не хватает только, чтобы они на моей куче войлока любовные скачки устроили… Тогда точно заору! Смеху будет — ужас сколько! Навсегда у них охоту к сексу отобью».

Пока парень ел, девушка щебетала о городских новостях. Грузчик заинтересованно кивал, поддакивал и что то мычал с набитым ртом.

Разговор шел по-сербски.

Как понял Влад, молодые люди собирались в скором времени пожениться. Главным препятствием являлось отсутствие собственного жилья. Элена уговаривала Ристо бросить работу на складе и пойти в контору, где молодым семьям предоставляли квартиру. Македонец важно кивал. Однако для того, чтобы перейти на другую должность в строительной фирме, требовалось закончить какие-то курсы. А Ристо не горел желанием садиться за парту.

Рокотову захотелось вылезти и наставить молодого человека на путь истинный. Но он сдержался.

Девушка подлила жениху горячего чаю и переключилась на вчерашние события.

Владислав навострил уши.

— Кошмар какой-то! — Элена широко распахнула и без того огромные карие глаза. — Только к утру закончили трупы собирать. Галка говорит, что там человек пятьдесят убитых.

«Врет твоя Галка, — биолог улыбнулся, — от силы десяток наберется…»

— Ерунда, — солидарно выступил Ристо, повторяя мысль лежащего в пяти метрах русского, — Галкины слова надо делить на тридцать восемь. Небось нашли два тела, а молва превратила их в полсотни.

— Нет, точно не два. Мой дядя вчера на место выезжал, так до сих пор не вернулся. Если б два, так давно бы дома был.

— Ну пять, — Ристо закурил, прихлебывая чай, — но никак не пятьдесят. А что по поводу этого парня из «мерседеса» говорят?

— Ой, разное! Вроде его возле площади видели… Сейчас там облава.

— Опять врут, — хмыкнул македонец, — у страха глаза велики. Не такой дурак этот парень, чтобы в город переться.

«Эх, дорогой, ты еще не знаешь, какой я на самом деле дурак…» — грустно подумал Рокотов.

— Киро его видел, — вдруг вспомнила Элена.

— Серьезно?

— Ага. Он с ним по дороге чуть не столкнулся, когда мороженое вез.

«Тот парнишка на грузовичке, — сообразил Влад, — с розовым кузовом… Пусть Богу молится, что не попытался меня остановить. А то бы сейчас рассказывал свои истории не друзьям, а апостолу Петру».

— И что Киро?

— Перепугался, конечно, — Элена захлопала ресницами, — а ты бы не испугался?

— Думаю, нет, — независимо ответил Ристо.

«Щас! Ты, братец, пушку не видел, потому такой крутой… Может, проверим?»

— Да ладно тебе, — улыбнулась девушка, — передо мной-то не выпендривайся. Тот парень был с оружием. Глупо бросаться на автомат с голыми руками.

— Никто не говорит, что бросаться. Я бы просто помощь предложил. Как я слышал, он этих проклятых албанцев замесил. Так что он наш… Жалко, что он уже далеко.

«Это смотря как считать…»

— Думаешь, он успел уйти?

— Естественно. — Ристо погладил невесту по плечу. — Скорее всего, это диверсант из Сербии, был тут со специальным заданием. И вряд ли один. Может, его и группу вертолет ночью забрал.

— Полицейские так не думают…

— Скажите пожалуйста! — ехидству Ристо не было предела. — Не думают они… Да они вообще думать не умеют. Только штрафы за парковку вовремя выписывают да ракию хлещут.

Отношение к органам правопорядка во всех славянских странах примерно одинаково. Видимо, это связано с тем, что в полицию идут далеко не самые умные и не самые честные индивидуумы.

Рокотов с Ристо полностью согласился. Разумеется, молча.

— Да наши полицейские, даже если захотят, никого поймать не смогут! — разошелся македонец. — Они вон своего начальника в здании управления по полчаса разыскивают. Видел один раз… Ходят, как стая шимпанзе, и у всех выспрашивают. Мол, не подскажете, куда это господин Джинджич подевался? А то нам на патрулирование выезжать надо, а документы еще не подписаны…

Элена прыснула. Ристо явно обладал неплохими актерскими способностями и изобразил грустных полицейских один в один. Правда, в его исполнении они больше походили на пациентов психоневрологических диспансеров. Постоянных и с сильной задержкой умственного развития.

— Перестань… У меня дядя полицейский.

— Исключения только подтверждают правило, — нахально выдал Ристо. — И долго наши мыслители в форме будут ловить призрак диверсанта?

— Не знаю. До вечера, наверное. Город взяли в кольцо. Говорят, что он еще здесь.

— Интересно, а как они это узнали и почему так уверены?

— Американцы с базы помогли. Всю ночь на своих вертолетах окрестности прочесывали… С какими-то приборами, что на тепло реагируют.

23
{"b":"6077","o":1}