ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

«Вот это плохо! — Рокотов насупился. — Тепловизионные игрушки мне совсем ни к чему. С таким подходом мне из города не уйти. Либо придется сидеть здесь неделю. Но это очень опасно. В любой момент обнаружить смогут…»

Ристо задумался и пожевал губами.

— Вертолеты, говоришь? Это меняет дело… Значит, группу никто не забирал, и они действительно могут быть здесь. За наших-то я уверен, не выдадут, но вот шептары… Сразу побегут к своим дружкам янкесам. Надо как то помочь…

— Милый, что ты такое говоришь? Как мы поможем?

— А элементарно! — македонец снова закурил. — Подбросим им приманку. Я пойду в полицию и скажу, что видел недалеко от склада прячущегося человека. Якобы он побежал к карьеру. Туда, где шахты.

«Ишь, чего удумал! Да для начала они склад обыщут! И меня тепленького выволокут! Правильно говорят, что дорога в ад благими намерениями вымощена…»

Рокотов приподнялся на локтях.

— А если они действительно там скрываются? — Элена остудила пыл жениха.

— А чего им там делать? — вопросом на вопрос отреагировал Ристо. — Шахты давно обвалились, никто в здравом уме туда не полезет. Даже если они и сунулись туда, так давно ушли. А полицейским и американцам там на три дня работы хватит. Они ж не профессионалы, полезут… Вот кого нибудь и засыпет. Пока будут своих откапывать, диверсанты уйти успеют.

— А поверят тебе? — продолжала сомневаться Элена.

— Разве есть другое предложение? Поверят, никуда не денутся… Им сейчас любая информация нужна, чтобы поиски изобразить. Лучше, чем моя, не придумаешь.

— Врать, конечно, плохо, но не в этом случае, — согласилась сербка. — Тогда не рассиживайся и иди быстрее. Вечером расскажешь.

— Лады, — Ристо поднялся с ящика, — побежал. Ох, и попляшут они у меня!

— Вот уж фигушки! — листы войлока откинулись, и вдоль стены поднялась темная фигура со скрещенными на груди руками. «Хеклер-Кох» остался лежать под материей: Влад не хотел никого пугать. Хотя своим эффектным появлением чуть не отправил Элену в обморок.

Сербка закрыла рукой рот, Ристо выпучил глаза.

Русский биолог дружелюбно улыбнулся…

Смена, отслеживающая перемещения и встречи районного прокурора Алексея Терпигорева, явилась на доклад в установленное время. Стажеры Главного Разведуправления по одному просочились на седьмой этаж панельного дома и скрылись за стальной дверью конспиративной квартиры, снятой по поддельному паспорту через газету. Жильцы вели себя так тихо, что соседям казалось, что в квартире никто не живет. Однако любого, кто попытался бы проникнуть незваным гостем в эту двухкомнатную «распашонку», ждал неприятный сюрприз — двое широкоплечих и немногословных крепышей, вооруженных новейшими автоматами АН-94.

Отработка зачетного задания проходила в боевом режиме. Со всеми мерами предосторожности, с контрнаблюдением, с возможностью «острой» акции при опасности расшифровки.

В ГРУ не шутят.

Даже тогда, когда студенты из специальной школы проходят стажировку на своей территории. Боевой режим мобилизует и не дает возможности отнестись к порученному делу с ленцой, как это бывает в других учебных заведениях. Расчет только на себя и на товарища, обеспечивающего тыл, — вот основополагающий принцип подготовки высококлассного агента.

Других школа под номером сто десять не выпускала.

Борис, по праву закрепленного за группой наставника, определил порядок выступлений. Крепыши молча скрылись в соседней комнате. Один уселся у окна, другой — перед монитором компьютера, на который были замкнуты все внешние системы контроля.

Первое слово досталось Николаю.

— Прослушка малоэффективна, — худощавый юноша в очках повертел в тонких пальцах авторучку, — объект предпочитает отделываться общими фразами. Все разговоры о делах замыкает на личные контакты. Дважды связывался с Жирдяем, один раз — с Очередником… По вопросам, не имеющим отношения к точке[34] на Васильевском. Фиксация прилагается. Удалось выяснить, что у объекта есть мобильник, но по каталогам фирм он не проходит. Соответственно, телефон висит на левом человеке. Предположу, что на какой-то коммерческой структуре… Сканер взял номер, сейчас ставим его на звук[35].

Хорошо, — Борис невозмутимо посмотрел на Николая. — Общее впечатление от объекта?

— Мелкая скотина. Использует должность для решения своих личных вопросов. Для интереса проверили соответствие его ответов заявителям реальному положению в уголовных делах. Взяли три. По всем соврал. Одному мужику, который проходит потерпевшим по делу о вымогательстве, объект сказал, что обвиняемый в розыске. Потом тут же позвонил следаку, у которого дело, и посоветовал перевести квалификацию на «самоуправство», чтобы прикрыть по амнистии. Двум другим пообещал немедленно разобраться с задержанием их родственников. Естественно, делать ничего не стал. Даже не затребовал постановления для прокурорской проверки. И вообще — он в кабинете и дома почти не бывает, — Николай отложил ручку, — сообщает секретарю, что убыл в горпрокуратуру или еще куда-нибудь, а сам едет по своим делам.

— Да по кабакам он шатается. С барыгами, — вмешался низенький мужичонка в сереньком пиджаке, что шили в советских ателье лет двадцать назад, Георгий, прирожденный топтун, умевший быть незаметным и в толпе, и в пустыне.

— Озвучим мобильник — будет больше информации. Гера, ты барыг проверил?

— А как же! Пятеро армян с Сытного рынка, держат там цветочные ряды и магазин стройматериалов, местный авторитет из бывших ментов, сейчас владеет компьютерной лавкой, и десяток мелких торгашей. Я «зонтиком»[36] взял отрывки разговоров, но нашего интереса там нет. Через Свинорыла барыги договариваются с налоговой и таможней. Прямой уголовки нет, но на увольнение по несоответствию должности хватит. Хотя в наше время этим никого не удивишь.

С миру по нитке, — спокойно заявил Борис. — Коготки у этого прокуроришки хорошо увязли. Так что есть перспективы. Стас?

Высоченный, под два метра Станислав обеспечивал дальний круг, не подходя к объекту слишком близко. Фиксировал номера автомобилей, подозрительных людей, прикрывал работающего почти в непосредственном контакте Георгия.

— Ничего. Похоже, что интерес к Свинорылу проявляем только мы. Это объяснимо. Такая мелкая сошка ни серьезный криминал, ни излишне настырных журналистов волновать не будет. Его потолок — сокрытие улик на районном уровне по делам о мошенничестве или неоднозначном вымогательстве.

Борис покивал. Независимый анализ и рассуждения об объекте слежения им приветствовались. Стажеры учились определять тип объекта по мелким деталям и соответственно строить схемы поведения.

— С квартирным бизнесом он связан, видимо, давно, — продолжил Стас, — я тут поднял сводки с того дня, как он заступил в должность, и обнаружил, что за эти три года аферы с недвижимостью и разные непонятные обмены-разъезды-переезды-выписки-прописки расцвели в районе махровым цветом. Двадцать семь жителей выписались в никуда, сорок один не прибыл на место нового проживания. И ни одного уголовного дела. По девяти случаям, когда появлялись заявления, Свинорыл подписывал отказ. Якобы факты не подтверждаются… Маринка вон в приемной поторчала пару дней, — стажер кивнул на молчащую девушку, — так наслушалась о прокуроре по полной программе.

— Я думаю, она сама расскажет.

— Так почти нечего рассказывать, — девушка закинула ногу на ногу, — все до тошноты знакомо. Свинорыла вечно нет на месте, его заместители ничего без начальства не решают, ответов ждут месяцами, людей запирают в СИЗО без достаточных на то оснований. Все ругаются, но изменить ничего не могут. Жирдяй и Очередник в здании прокуратуры не появлялись.

— Ребята позавчера прессанули Очередника, — сообщил Борис, — для затравки. Глядишь, и забегают.

вернуться

34

Точка — материальный объект: квартира, помещение, участок местности.

вернуться

35

Поставить на звук — обеспечить прослушивание.

вернуться

36

Зонтик — направленный микрофон, маскируемый под длинномерные предметы: зонт, трость, букет цветов и пр. Дальность действия — 50 100 метров.

24
{"b":"6077","o":1}