ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Ну ты — зануда! — развеселился Рокотов. — Хуже, чем я.

— Радуйся, что ты не у Киро в гостях, — заметил хозяин дома, — там бы ты так просто не отмазался. Сидел бы сейчас с жареным гусем в руках. А над душой стояли бы два десятка его родственников, и каждый — с подносом. А во дворе бы резали барана… На вечер.

— Кстати, Киро не проговорится?

— Ни в коем случае, — абсолютно серьезно заявил Богдан. — Никто из нас слова не скажет. Если б я не был уверен в Киро, то не взял бы его с собой. Мы с ним пятнадцать лет дружим. С Ристо — десять. Эти мужики никогда никого не сдавали и не сдадут. Железно.

— Только я прошу тебя — больше никого не посвящай в мою проблему. Я не в смысле недоверия, а потому, что не хочу никому сложностей…

— Хорошо, — легко согласился македонец, — но это только в том случае, если нам не нужна будет помощь.

— Решать, конечно, тебе, — Влад размешал сахар и сделал первый глоток. — Но помни, что может быть с вами, если узнают о вашей помощи мне. Особенно после того, как я протаранил полицейский вертолет.

— Пилот остался жив, — сообщил Богдан, — только ноги поломал. Так что в убийстве полицейского тебя никто не обвинит. А все остальное — ерунда. Если б не наши проститутки в правительстве, македонская армия сейчас бы жгла албанские города.

— Да не выход это, — вздохнул Рокотов, — не решение проблемы… Из-за кучки ублюдков нельзя расправляться с народом. Я хоть тут и не живу, но насмотрелся достаточно. Есть и нормальные албанцы, и сволочи сербы. Все бывает. Вон, месяца полтора назад я вытащил одного мальчишку…

Богдан подпер голову рукой и приготовился слушать.

Глава 7. РАЗДАЛИ МАСКИ КРОЛИКОВ, СЛОНОВ И АЛКОГОЛИКОВ…

Когда на Градец опустилось покрывало ночи, к дому Богдана подъехали старенькие «Жигули», встали у забора, и темная, почти сливающаяся с мраком толстенькая фигура занесла во двор черную спортивную сумку.

Спустя полчаса калитка снова скрипнула, и на крыльцо поднялись Ристо с Эленой под ручку.

Хозяин и его гости, включая русского биолога, расположились на открытой веранде, густо увитой разросшимся плющом. Сквозь переплетающиеся стебли пробивались лишь блики света от лампы, с улицы невозможно было разглядеть лиц собравшихся. Такие веранды есть в каждом македонском доме, и компания, сидящая на воздухе теплым весенним вечером, не вызывала ничьих подозрений.

Верный Гром молча улегся поперек двора. Пес будто почувствовал, что все, кому следовало, уже пришли, и теперь любой, попытавшийся проникнуть во двор, будет чужаком.

Помимо сумки с оружием и обмундированием, Киро приволок три килограмма динамита, которым регулярно глушил рыбу на Вардаре. Так, на всякий случай, если его новый русский друг испытывает нехватку взрывчатки.

Богдан на правах хозяина разлил всем, кроме пьющего апельсиновый сок Влада, легкое розовое вино и принес с кухни поднос миниатюрных бутербродов. Не успевший перекусить Киро тоскливо посмотрел на легкую закуску, но промолчал.

— Будет тебе! — Богдан ткнул толстячка кулаком в плечо. — Если хочешь поесть плотно, возьми в холодильнике окорок.

Киро повеселел.

— Какие новости? — поинтересовался Рокотов, глядя на Элену с Ристо.

— Город перекрыт напрочь, — македонец отпил вина и взял бутерброд, — на вокзале полиции больше, чем пассажиров. Проверяют всех поголовно. Товарные поезда задерживают, обыскивают каждый вагон. С автомобилями — тo же самое. На окраинах выставлены секреты с приборами ночного видения и хорошей оптикой. Мы встретили моего одноклассника, он в национальной гвардии лейтенантом служит, вот и поболтали… Приехала комиссия из Скопье, с ними американцы. Инструкторы из «зеленых беретов». Говорят, что специалисты по антипартизанской борьбе. Берут на себя руководство.

— Еще они знают, что ты один, — вмешалась Элена, — и что помощи тебе ждать не от кого…

— Это нормально, — кивнул Влад. — Было бы глупо думать, что у натовцев нет своих источников в сербском Генштабе. Днем раньше, днем позже, но они бы выяснили, что я не принадлежу к официальным вооруженным силам. Однако остаются независимые подразделения, типа «Тигров»… Так что от данной информации ни полицейским, ни натовцам не легче. Слава Богу, что они не могут выяснить, кто я такой в действительности. Иначе наши меня бы слили со всеми потрохами…

Сербка нахмурилась.

— Обыскивать дома будут? — спросил Богдан.

— Обязательно, — Ристо отложил надкусанный бутерброд, — сейчас у них два варианта: либо Владислав прячется в пустых домах или подвале, либо его прячут наши… Бранко говорит, что его ребята недовольны, что приходится искать сербского диверсанта, но пойти против приказа не могут. Натовцы объявили награду в пять тысяч марок тому, кто предоставит хоть какие нибудь сведения.

— Неужели кто-то пойдет на это? — Элена обозлилась.

— Обязательно, — спокойно отреагировал Богдан, — десяток-другой таких ублюдков в городе есть. Я сам могу парочку навскидку назвать. Но это не суть. Если мы болтать не будем, то о Владе никто не узнает… Когда конкретно начнут обыскивать дома, не выяснили?

— Завтра, — Ристо налил еще вина. — Ночью не будут, потому что боятся случайного выстрела и собак. А с утра пойдут. На шесть часов у полицейских и гвардейцев назначен общий сбор на площади у мэрии.

— Угу, — хозяин дома быстро посчитал в уме, — час на площади, полчаса на выход в квадраты… Часов с восьми пойдут по домам. Нормально. Если начнут с окраины, то тут будут к девяти десяти…

— Лучше подстраховаться, — заявил Рокотов, — встанем в пять, чтобы к шести я уже схоронился… Они могут начать выборочные обыски, надеясь меня спугнуть. Если операцией руководят американцы, то их тактику просчитать сложно. Мы ее не знаем.

— Верно, — согласился Богдан, — но раньше шести они все равно никуда не двинутся. Без полиции и нашей армии натовцы не пойдут. Да их просто и не пустят в дома. Американцев на базе — человек триста-четыреста, слишком мало для масштабной операции. Вероятнее всего, к полицейскому или армейскому патрулю придадут по одному — два янкеса. Для страховки. На случай, если наши не захотят тебя ловить.

— Не забывай о премии, — напомнил биолог. — Помимо пяти тысяч марок жителям явно пообещали столько же солдатам и полицейским. Если не больше. Некоторые будут искать всерьез.

— А отвлечь их не получится? — предложила Элена. — Как мы планировали с Ристо. Сообщим, что видели диверсанта на окраине, пусть они за призраком и бегают…

— Боюсь, не сработает, — Киро покачал головой. — Американцы не идиоты, они ж понимают, что большинство не на их стороне. И готовы к тому, что им будут активно мешать.

Толстенький македонец имел огромный опыт по части того, как ускользать от лесников и катеров рыбоохраны, он многократно попадал в облавы и понимал, что просто так из кольца не вырваться. Тем более когда ищут не браконьера, кому можно как максимум набить морду и выписать штраф, а вооруженного и опасного врага, проникшего в страну с диверсионными целями.

— Согласен, — Влад допил свои сок, — на дурачка не прокатит. Вместо того чтобы броситься в погоню за тенью, они арестуют информатора и начнут из него выбивать правду. Как говорят у нас в России — не канает.

— А что в полиции думают о цели диверсанта? — вслух начал размышлять Богдан. — Ведь просто так сербский спецназовец не стал бы прорываться в Македонию… Значит, есть задача. И почему он один? А может, тут есть еще группа? И он идет на воссоединение со своими?

— Тогда задача американцев — не дать этому случиться, — сказал Ристо.

— Точно… Соответственно, кроме проверки домов, есть еще силы, ориентированные вовне. На случай попытки прорыва группы.

— Это совсем плохо, — подытожил Рокотов. — Получается, что вокруг города стоит двойной кордон. Так что уход по суше отменяется. Не попаду в одну засаду, влечу во вторую. К тому же не следует забывать о вертолетах. Современная техника сечет человека с не скольких километров, как бы тот ни прятался. Особенно ночью… А днем идти глупо.

30
{"b":"6077","o":1}