ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Выбивай стопора! — приказал Богдан и встал со своей стороны огромного асфальтового катка.

Киро просунул под валун доску.

— Есть!

— На счет три! Элена, считай! — македонец налег на рычаг.

— Раз! Два! Три!

Богдан и Киро синхронно распрямились.

Из-под широких чугунных колес дорожного агрегата выскочили продолговатые булыжники. Шестнадцатитонная машина качнулась и двинулась под уклон, набирая ускорение с каждой секундой.

Катку ничего не мешало.

Трансмиссия была отсоединена от передающих шестерен, блокираторы сняты, и теперь скорость железного чудовища зависела только от закона всемирного тяготения. Вращение чугунных цилиндров нарастало с каждым пройденным метром.

Каток шел по прямой. Поворотные рычаги были соединены двумя досками и для надежности замотаны тремя слоями изоляционной ленты. Над капотом развивался красный флаг победителя социалистического соревнования, лет двадцать провалявшийся до этого на чердаке дома родителей Элены. Как он туда попал, уже никто не помнил. С полотнища гордо смотрели Маркс и Энгельс, а по краю шла изъеденная молью желтая бахрома.

Чем больше бреда, тем лучше. Этот постулат русского биолога ею новые друзья усвоили хорошо…

Ристо тоже не сплоховал.

Услышав стрельбу и увидев взмывшую зеленую ракету, македонец поджег фитили китайских петард, разложенных возле ограды военной базы.

За двадцать секунд, пока фитили выгорали, Ристо в полусогнутом состоянии умчался в соседний переулок и сквозь кусты продрался во двор своего приятеля, откуда на место сбора вела извилистая тропинка.

Петарды начали рваться, свистеть и перелетать через стену, добавляя паники мечущимся по территории американцам…

Караул у ворот заметил приближающуюся темную массу слишком поздно.

Пехотинец поднял винтовку, дал короткую очередь в капот мчащегося автомобиля и за полсекунды до смерти понял, что на него летит не грузовик, а нечто более серьезное. Он отскочил в сторону, но не успел увернуться от широченного заднего катка строительного агрегата.

Четырехтонный чугунный круг диаметром двести сорок сантиметров и шириной в метр расплющил морского пехотинца в лепешку. Каток не отклонился от заданного курса и на скорости девяносто километров в час врезался в самый центр ворот.

Последствия удара были ужасны.

Створки отлетели в стороны, сорванные с креплений усилием в сотни тысяч ньютонов, и искалечили двоих находившихся поблизости рядовых.

Каток промчался еще сорок метров и лоб в лоб встретился с выворачивающим из-за угла джипом с солдатами. Строительная машина встала на попа, переехала передним катком открытый внедорожник, вмяв пятерых пехотинцев и корпус автомобиля почти до земли, с чудовищным грохотом ударилась об угол строения и завалилась на бок. Спустя секунду сверху посыпались расколотые бетонные блоки, и все в радиусе десятка метров заволокло пылью.

Экипаж патрульного джипа перестал существовать, превращенный в фарш с вкраплениями металла.

По перевернувшемуся катку с трех сторон ударили пулеметы.

Как оказалось, стреляли американцы зря.

Омедненные пули отрикошетили от еще вращающихся чугунных цилиндров и поразили своих. Трое морских пехотинцев были тяжело ранены.

Смятение нарастало…

Владислав на мгновение поднял голову и краем глаза заметил зеленый фейерверк над холмом.

«Ага! Гипс снимают, клиент уезжает… — голова оставалась холодной. — Что делать, шеф, что делать?! И все-таки я самонадеянный дурак. Все рассчитал, но заглянуть в коллектор забыл. Теперь заперт на базе, где каждый постарается меня кокнуть… На это я пойтить не могу! — Рокотов метнулся за угол. — Думай быстрее! Сейчас все зависит от скорости соображалки. Так, периметр явно перекрыт… В ворота сейчас ударит десяток тонн железа… Спрятаться тут можно, но ненадолго… Вырубить кого-нибудь из янкесов и переодеться в его форму — это, конечно, хорошая мысль, но нереальная… Они тут все друг друга знают… Блин, ну почему люди не летают? Вспорхнул бы сейчас, аки голубь, и умчался бы в даль светлую… Стоп! Как это не летают?! Еще как летают! Ты же на вертолетной базе! Ага, ишь чего удумал… Пилот надомник. Хотя… Чем черт не шутит…»

Рокотов бросился к темной машине, стоящей в центре бетонированной площадки, и запрыгнул на переднее сиденье.

— Ну что, смертнички, полетаем? — громко сказал биолог и обвел взглядом десятки циферблатов. — Это я удачно зашел…

Наглость города берет.

За время экспедиций Владислав налетал на вертолетах сотни часов и примерно представлял себе, как управлять винтокрылым аппаратом. Системы контроля располагаются одинаково и на гражданских, и на военных машинах. Летчики, перевозившие биологов к лагерям, обычно словоохотливы и с радостью показывают пассажирам, какую ручку надо повернуть, чтобы произошло то-то и то-то. Рокотову даже несколько раз позволяли самому посидеть в кресле второго пилота и под наблюдением командира экипажа совершить парочку несложных маневров.

А опыт не пропьешь и не прогуляешь.

Когда организму грозит гибель, он подключает все имеющиеся рефлексы.

Боевой вертолет АН-64А «Апач» мало отличается от Ми-8 или Ми-2, используемых в гражданской авиации России. Одновинтовая система с четырехлопастными несущим и рулевым винтами, трехстоечное неубирающееся шасси, фюзеляж типа полумонокок, выполненный из алюминиевых сплавов с бронированием, тандемное расположение сидений, прозрачная перегородка из полиакрилата, два турбовальных двигателя General Electric T700-GE-701 по тысяче шестьсот девяносто шесть лошадиных сил каждый, сдвоенный топливный бак на тысячу четыреста двадцать литров, диаметр несущего винта в четырнадцать с половиной метров. Управление стандартное, характерное для машин, разработанных в начале восьмидесятых годов.

Влад захлопнул дверцу.

«Та-ак, — рука автоматически потянулась наверх, — масло и пуск двигателей! — Разогретое специальными тенами масло пошло по трубопроводу. Стартер взревел, и несущий винт начал медленно вращаться. — Хорошо! Теперь разгон двигателей… Секунд двадцать. — Вертолет начал вибрировать. Охрана базы еще не сообразила, что чужак пробрался в кабину боевой машины и пытается ее угнать. — А это что за ручки? Пока не трогаем… Где рычаг подъема? Вот он, слева под креслом… Есть контакт! — гудение моторов достигло наивысшей точки. — Акустика? Зачем она тут? Наверное, чтобы можно было поорать на врагов и приказать им сдаваться… Правильно, справа мегафон, его и отсюда видно… Ну, с Богом! — Рокотов медленно и плавно потянул рычаг вверх, второй рукой контролируя джойстик горизонтального полета. — Поехали!»

«Апач» приподнялся на полметра, чуть опустил нос и взмыл над крышей ангара.

«Спокойно! — Владислав чуть пошевелил джойстиком. — Ага! На себя — нос вниз, от себя — нос поднимается… Главное — не перепутать…»

На площадку выскочили сразу несколько пехотинцев и открыли шквальный огонь по зависшему в десяти метрах от земли вертолету.

Рокотов недобро улыбнулся.

Кевларовая защита кабины не пробивается даже из крупнокалиберной двадцатитрехмиллиметровой пушки. Что уж говорить о легком стрелковом оружии!

Доморощенный пилот наклонил джойстик влево. Вертолет послушно сделал вираж и снова завис над площадкой.

«Тики-так! Управлять вертухой не сложнее, чем играть на тренажере… Интересно, а что это за кнопочка под рукояткой? Закрыта пластиковым кожухом. Видимо, оружие… — Биолог присмотрелся к обозначениям на приборной доске: — Топливо в норме, альтиметр работает… Правда, половину приборов я вижу впервые. Ну да ладно! Попробуем их пугануть…»

Влад сдвинул пластмассовую крышку и нажал на ярко красную кнопку.

Вертолет тут же отозвался дробной тряской, из-под кокпита вырвался трехметровый язык пламени. Два десятка снарядов из тридцатимиллиметровой автоматической пушки Хьюз М230А-1 «Чейн Ган» вдребезги разнесли сарай в полукилометре от базы.

«Осторожнее! — Рокотов отдернул руку. — Ты так половину жителей Градеца перебьешь! Уф… Заставь дурака Богу молиться… Ладно, попробуем по другому. Раз нет системы прицеливания, надо скорректировать огонь наклоном корпуса».

39
{"b":"6077","o":1}