ЛитМир - Электронная Библиотека

Дмитрий Черкасов

Косово поле. Россия

Надо только выучиться ждать,

Верить — дни счастливые вернутся.

Надо лишь наверняка стрелять,

Чтобы ни в кого не промахнуться.

Мне «Узи» — единственный друг,

Надежда, опора и сила.

Уродов так много вокруг

Патронов бы только хватило!

Юрий Нерсесов «Марш победителей»

Бей в темя врага, если крепок рукой.

Удачно ударишь — добудешь покой.

Муслихиддин Саади

И из дыма вышла саранча на землю, и дана была ей власть, какую имеют земные скорпионы.

Новый Завет. Откровение Иоанна Богослова. Глава 9

Пролог

Двое рабочих взгромоздили на деревянные козлы железную решетку, сваренную из арматуры толщиной в палец, и подтащили поближе сварочный аппарат. Один работяга, заглянув в темноту колодца, сплюнул.

— Метра четыре...

— Больше. — Напарник вытащил из кармана робы помятую пачку «Примы». — Все пять. А потом еще под углом вниз уходит, почти до середины свай. Не дай Бог свалиться... Не докричишься и хрен вылезешь. Там еще диаметр неудобный, не упереться.

Первый работяга сдвинул каску на затылок и вытер пот.

— Чо, бывали случаи?

— А ты думал! — Второй присел на бетонное кольцо, выступающее над полом зала, и с удовольствием закурил. — В Москве, помню, работали... Году в семьдесят шестом. Или седьмом... Не суть. Так вот, у нас один плиточник исчез. День нету, другой, третий. Бардак... Ну поискали его: дома нет, у дружков нет. Думали, в запое мужик. Прораб озверел, в трудовую ему «волчью» статью вписал. Так и так, уволен за прогулы... И сидит, плиточника ждет. Вот явится голубчик — сразу в зубы статью — и пошел вон!

— Чо ж мужика то не дождались?

— А чо его ждать? Все и так понятно... Забил на работу, загулял. Участковому сообщили, профком на уши поставили. Объект то не простой, государственного значения! — Работяга поднял палец. — У самого секретаря горкома на контроле! За любое «че пэ» могли выговорешник по партийной линии врезать. Вот прораб и перестраховался... С бухаловым — ни ни, только запах учует — сразу докладную! О прогулах я и не говорю.

— Ну и нашелся потом мужик этот? — Молодой работяга опасливо посмотрел в колодец и пристроился на ящике.

— Через месяц. Мертвый уже... В вентиляционную шахту свалился и застрял. Видать, хотел цементу себе домой стырить. А там возле мешков лаз был незаделанный. Вот и ухнул туда... Почитай, метров семнадцать пролетел, почти до фундамента.

— Дела а а...

— Вот и я говорю. Так что ты аккуратнее, без нужды в колодцы то не лазай. Чтоб не сгинуть.

— Понятно... Не дурак.

— Во во! Мотай на ус...

Молодой строитель поерзал на ящике и достал свои сигареты. «Приму» он не курил, предпочитая «Золотую Яву». Или, на худой конец, когда заканчивались деньги, что нибудь болгарское.

— А чо там внизу?

— Да компрессоры всякие. Площадь тут, сам видишь, какая... Без принудительной вентиляции не обойтись. Особенно зимой.

— Так чо, к компрессорам отсюда техников спускать будут?

— Почему отсюда?

— Ты ж сам сказал...

— Что?

— Ну... что не дай Бог провалиться. Типа, не докричишься.

— Ну и что? — пожилой работяга непонимающе уставился на напарника.

— Вот я и спрашиваю про техников. Как они компрессоры то обслуживать будут?

— Фу ты, ну ты! Естественно, доступ к компрессорам снизу есть. А насчет колодца — так там посередке решетка стоит. Вот в нее и упрешься, если свалишься. До компрессорного зала — полсотни метров трубы и досюда столько же. Ори не ори, не услышат... Потому мы послезавтра этот колодец тоже перекроем. Привезут заглушку, и перекроем. А пока специально для таких, как ты, ограждение с красными флажками поставили. Чтоб не лезли по дурости. К тому же скоро оборудование завезут. Фирма какая то...

— А а! — молодой работяга щелкнул зажигалкой. — Видел я их. Одна «чернота»... То ли грузины, то ли азеры. Жизни от них нет.

— Ты поосторожней то с «чернотой». Вон у бригадира жена из Дагестана... Не то скажешь, он тебе вмиг харю начистит.

— Да я так, в общем...

— Вот «в общем» и начистит. А что до фирмачей — нам то какое дело? Ну, «черные»... Они ж не гвоздиками торгуют и к твоей бабе не пристают. Занимаются оборудованием. Нормальное дело. — Пожилой затушил окурок. — Главное, что нам бабки вовремя платят. А кто компрессоры устанавливать будет — мне по фигу. Хоть грузины, хоть негры. Давай не рассиживай... Работы еще навалом.

— Да я только закурил!

— Ничего, на ходу докуришь. Пошли...

Глава 1

ВПЕРЕД, К ИДЕЯМ ЧУЧХЭ!

— ...И в двадцатых числах июня первый помощник Государственного Секретаря США Джеймс Рубин собирается посетить Литву. Помимо встреч с литовскими парламентариями и присутствия на учениях сухопутных сил Литвы высокопоставленный американец намерен обсудить с лидерами белорусской оппозиции положение в Минске. Для этих переговоров в Вильнюс приезжают глава Народного Фронта и несколько членов семей политических заключенных. По словам Мадлен Олбрайт, мировая общественность не настроена безучастно наблюдать, как президент Лукашенко превращает свою республику в подобие концентрационного лагеря. По мнению Государственного Секретаря США, проблемы Белоруссии не могут оставаться проблемами одной страны и должны быть вынесены на обсуждение в Европейский парламент. Для этих целей на заседание в августе уже приглашены несколько видных общественных деятелей из Белоруссии и России, включая лидера парламентской фракции «Яблоко». В интервью нашей телекомпании господин Яблонский отметил, что он лично и его фракция всегда планомерно и последовательно выступали за демократизацию режима президента Лукашенко, за отмену результатов незаконного референдума и за прекращение полномочий главы белорусского государства в апреле тысяча девятьсот девяносто девятого года. — Диктор НТВ улыбнулась зрителям. — А сейчас у нас на прямой связи наш собственный корреспондент в Минске Александр Герштейн... Здравствуйте, Александр!

Рокотов щелкнул клавишей пульта дистанционного управления, и экран телевизора погас.

«Хватит, надоело это словоблудие! Одно и то же, одно и то же... Сначала рассуждают о высоких идеалах, вытаскивают на свет Божий кучку правозащитников с пропитыми харями, а потом начинаются ракетные удары. Спасибо, навидались в Югославии. До сих пор в себя прихожу. Хорошо, что Лука их не слушает. Сволочи...»

Владислав отвернулся от телевизора и подлил себе кипятка в чашку.

Шел третий день пребывания на Родине...

Перелет по маршруту Скопье Франкфурт на Майне Санкт Петербург прошел на удивление гладко. Во Франкфурте Рокотов без проблем пересел на Ту 134 российской авиакомпании и уже через два с половиной часа миновал стойку таможенного контроля. «Кипрский бизнесмен» Никола Пиякович интереса ни у таможенников, ни у пограничников не вызвал. Коммерсант как коммерсант, один из многих сотен. Документы в порядке, контрабанду с собой не тащит, даже говорит по русски с грехом пополам. Штамп на восемнадцатую страницу паспорта — и гуляй, Никола, наслаждайся красотами северной столицы!

Выйдя из здания аэровокзала, Влад перевел дыхание. Момент пересечения границы легко мог бы стать «моментом истины» и финальной точкой в конце долгого пути. Вокруг было слишком много вооруженных людей, и уйти Рокотову бы не удалось. Даже использовав весь свой опыт. Максимум, что он успел бы, так это перескочить через стойку и вырубить пару тройку таможенников. Дальше его либо нашпиговали бы пулями, либо скрутили и доставили бы в следственный изолятор ФСБ на Захарьевской улице. А уж оттуда — в приемный покой психиатрической клиники, когда биолог поведал бы оперативникам историю своих злоключений.

1
{"b":"6078","o":1}