ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Три минуты до судного дня
Княгиня Ольга. Зимний престол
Курортный обман. Рай и гад
Любовь и секс: как мы ими занимаемся. Прямой репортаж из научных лабораторий, изучающих человеческую сексуальность
Честь русского солдата. Восстание узников Бадабера
Влюбись в меня
Нефритовый город
Суд Линча. История грандиозной судебной баталии, уничтожившей Ку-клукс-клан
Стойкость. Мой год в космосе

Рокотов дважды, с перерывом в пятнадцать минут, прошел по Литовскому переулку, заглянул во дворики и в одном из них обнаружил искомую дверь. Довольно хлипкую, но запертую на огромный висячий замок. Забранные решеткой окна были темны. Рядом с вывеской «Авангарда» ярко красная стрела указывала верное направление к клубу знакомств «Один плюс один», оккупировавшему соседний подъезд.

Влад почесал затылок.

«Интересно, а есть клубы „Один плюс два» или „Один, совсем один"? А „Два минус один"? Поле для маневра широкое... Если следовать логике, то сия фирма обслуживает исключительно гомиков. Иначе правильнее было бы писать „Один плюс одна". Но это все лирика. Главное, что в „Авангарде" никого нет. С одной стороны — неплохо, можно залезть и пошнырять в одиночестве. С другой — что делать, если они смылись? Тогда финита... Останется идти в ФСБ с повинной. И убеждать их, что ядерное устройство — это не плод моего разыгравшегося воображения... — Биолог пощупал замок, обратив особое внимание на место вхождения дужки в корпус. — Стоп! Замок сухой, а на улице влажно... Конденсат появляется за пару часов. Соответственно, дверь заперли недавно. Это радует. Хоть кто нибудь в этой фирме должен знать, куда делся контейнер. О сути дела их могли и не предупредить, но следочек всегда останется... Без следов у нас в мире ничего не происходит. Кто то где то что то слышал или видел, отметочка в документе, номер машины, телефончик... А мне этого вполне достаточно. Мое преимущество в том, что, как обычно, обо мне никто ничего не знает. Даже не предполагают, что существует некто, имеющий представление о боеголовке..."

Владислав еще раз обошел флигель внутреннего дворика.

«На окнах сигнализации нет. В двери щель миллиметров пять, так что тоже охранная система не установлена. Можно ломать. Имитация кражи... Этим нынче никого не удивишь. Но мне нужны вторые руки. И единственный, к кому я могу обратиться, это Азад... Класс! Наркобарон районного масштаба и темная личность без нормальных документов и с неоднозначным прошлым спасают мир от ядерной катастрофы. Сюрреализм... Как, впрочем, и вся наша жизнь...»

В десять часов по Гринвичу двадцать восьмого мая тысяча девятьсот девяносто девятого года три разведывательных спутника из подгруппы "М" системы «Эшелон»[25]покинули геостационарные точки на расстоянии тридцати шести тысяч километров от земной поверхности и переместились на две с половиной тысячи километров к юго востоку.

Огромное стофутовое зеркало локатора, установленное на космической платформе "Merchant F[26], нацелилось на Минск, и спутник принялся сканировать эфир в непосредственной близости от резиденции белорусского Президента, захватывая площадь примерно в семнадцать квадратных километров.

Два других спутника — «HVQ 17» и «Red. Daw»[27]— встали на расстоянии в двести миль от «Купца» и сориентировали свои принимающие антенны на частоты Министерства Обороны и Комитета Государственной Безопасности Беларуси.

В отделе радиоэлектронной космической разведки АНБ США группа специалистов заложила в передающее устройство сто семьдесят три ключевых слова, написанных по русски. Спустя шесть секунд после нажатия кнопки «Enter»[28]информация поступила на жесткие диски компьютеров, расположенных за многие тысячи миль от Земли.

Владислав постоял немного возле своей квартиры, ныне принадлежащей председателю общества «За права очередников», и решительно втопил кнопку звонка на соседней двери.

Вестибюль оглы, предупрежденный о визите по телефону, почти сразу открыл.

— Будем выносить твои вещи, да? — маленький азербайджанец радостно потирал руки.

— Не а, — биолог прошел на кухню и опустился на диванчик, — ты мне нужен для других целей...

На кухонном столе рядком были выложены рыболовные снасти. Помимо распределения между страждущими чеков героина и спичечных коробков с анашой, у Азада была пламенная страсть к спинингам, крючкам и леске. Почти всё свое свободное время он просиживал с удилищем на берегах окрестных водоемов, а зимой выезжал на лед Финского залива в компании здоровенных мужиков из соседнего дома. В тулупе, с коловоротом в руках и ящиком со снастями на ремне черноглазый сын гор смотрелся довольно необычно.

Но хобби есть хобби.

Вестибюль оглы утверждал, что рыбалка помогает ему отдыхать от общения и с наркоманами, и с занудливыми сотрудниками отдела по борьбе с наркобизнесом, не оставлявшими попыток поймать Ибрагимова с поличным. Сидя на берегу или возле лунки, Азад открывал себя для потока космических энергий.

Влад несколько раз видел, как «релаксированного» вдрызг Азада выгружали из машины его коллеги по подледному лову. Летом всё заканчивалось более менее благополучно, Вестибюль оглы на своих ногах доходил до квартиры, но зимой отчего то не выдерживал. Закутанное в тулуп неподвижное тело с торчащим вверх обмороженным носом вытаскивали с заднего сиденья и аккуратно клали в прихожей рядом с коловоротом и полиэтиленовым мешочком с — двумя тремя рыбками длиною в палец.

— Как успехи в деле борьбы с плавающей живностью?

— Нормально, — Азад сложил в кейс дорогостоящие снасти. — Новый спининг купил... В следующее воскресенье опробую в Озерках.

— А там что, рыба есть?

— Должна быть. Мне обещали показать место. В субботу поеду прикармливать.

— Может, и мне с тобой?

— Давай! — обрадовался Вестибюль оглы. — Посидим, прговорим, шашлык сделаем. Я тогда барашка замариную...

— Шашлык и рыбалка — это очень интернационально. Остается пригласить кого нибудь из мужиков, чтоб надрался вусмерть, и иудея с мацой. Тогда получится Союз в миниатюре.

— Смеешься, да?

— Ага... — Рокотов провел пальцем по краю стола. — Вот ты мне скажи — тебя ночные приключения не пугают?

— Мужчину вообще ничего не пугает, — надулся Азад, — а что надо?

— Вскрыть дверь и пошерстить одно помещение.

— Ты же говорил, что мы вещи выносить не будем, — Ибрагимов с подозрением уставился на Влада.

— А я не свою квартиру имею в виду. Есть один объектик в центре.

— Сигнализация? — деловито осведомился азербайджанец.

— Нет...

— Охрана?

— Тоже вряд ли. Офис мелкой фирмы. Первый этаж, вход со двора.

— Без вопросов. Когда едем?

— Прямо сейчас. У тебя на сегодня ничего не запланировано? — Глагол «запланировать» в обращении к наркодилеру прозвучал несколько двусмысленно.

— Помощь другу важнее, — озабоченно заявил Азад. — Ты посиди, я пойду позвоню...

Телефонный разговор не отнял много времени. Вестибюль оглы минуты две что то втолковывал собеседнику на своем языке, под конец разверещался как рассерженный волнистый попугайчик, и бросил трубку.

— Всё, я готов.

Рокотов критически осмотрел товарища.

— У тебя темная одежда найдется?

— Конечно.

— Тогда переоденься.

— Документы брать? — Влад потер переносицу.

— Бери. Если нас тормознут гаишники, лучше иметь при себе паспорт. Во избежание нытья и отправки в отделение. Когда пойдем на дело, оставишь в машине...

— Надо за стволом заскочить.

— Не надо. По ночам тачки обыскивают. Влетим по глупости...

— У меня тайник сделан, — гордо сообщил Ибрагимов, натягивая черную рубашку и мешковатые штаны неопределенного цвета, — никто не найдет.

— Все равно не надо. Тем более, что мы поедем на моей тачке.

— А а!

— Ты хотел похвастаться новым приобретением? Какая у тебя нынче?

— "Жигули" десятой модели... Ласточка! И цвет!

— Ага! — улыбнулся Рокотов. — Закат солнца знаешь? Такой же, только зеленый! А что иномарку не взял?

— Светиться не хочу. И вообще...

— Всё свою покупку «фольксвагена» забыть не можешь? — окончательно развеселился Влад.

вернуться

25

«Эшелон» («Echelon») — космическая группировка, состоящая более чем из шестидесяти спутников электронной и оптической разведки. В проекте участвуют США, Великобритания, Канада, Австралия и Новая Зеландия. Объявленная цель — контроль за европейской частью России и странами бывшего Варшавского договора. Реальная цель — ведение радиоэлектронной промышленной разведки на территориях Германии, Австрии, Франции и скандинавских стран. Пример объединении англоговорящих государств против «всех остальных» без учета международных договоренностей и партнерства по блоку НАТО. Военно промышленным корпорациям Германии и Франции за период с 1990 по 2000 год нанесен ущерб примерно в 140 миллиардов долларов (перехват выгодных контрактов, прослушивание коммерческих переговоров, срыв сделок и т.д.).

вернуться

26

«Купец Ф» (англ.)

вернуться

27

«Красная галка» (англ.)

вернуться

28

Здесь — «ввод» (англ.)

22
{"b":"6078","o":1}