ЛитМир - Электронная Библиотека

— Почти миллиметр.

— Сойдет. Новые амортизаторы найдутся?

— В магазине, в центре зала. Там вам подберут на любую модель.

— Замечательно. Установка?

— На нашей станции сделают часа за полтора. Можете обождать в кафе на втором этаже. Если, конечно, берете машину. — Продавец выразительно посмотрел на невозмутимого клиента.

— Беру. Куда платить?

— В кассу. Деньги и паспорт, — работник автосалона радостно осклабился. — Ставить на учет будете сами?

— Не хотелось бы в очереди стоять, — Рокотов поддержал игру. — Целый день потеряю. А вы мне, милейший, не пособите?

— Буду рад... Однако это нынче дороговато.

— Сколько? — Владислав любил конкретику.

— Пятьсот зеленых, — очень тихо сказал продавец.

— Гут, — покупатель обернулся и жестом подозвал стоящего у входа паренька, — документы и номера на него... Давай паспорт.

Откомандированный Ибрагимовым наркоман безучастно отдал потертую книжицу и отошел.

— А вы не боитесь оформлять на этого? — поинтересовался продавец.

— Я — нет. А вы?..

В голосе Рокотова явно прозвучала издевка.

— Значит, так, — покупатель джипа подвел черту в разговоре, — оформляете документы, вешаете номера и ставите машину на замену амортизаторов. Заодно пусть хорошенько протестируют тормоза и движок. Скажите механикам, что не обижу. И поставьте мне всепогодные шины с большими зацепами. Старые можете себе оставить.

— Есть армированные с кольцом, — предложил продавец, стараясь угадать, для каких дел покупатель готовит машину. На бандита вроде не похож, на мента тоже, чиновники подержанные автомобили не покупают.

— Что это такое?

— Резина со специальной вставкой, которая позволяет даже на пробитом колесе проехать сто пятьдесят миль.

— Давайте. И на запаску ставьте такую же.

— Масло и тосол менять?

Рокотов удивленно воззрился на продавца.

— А как же! Машина должна быть в идеальном состоянии. Чтоб десять тысяч прокатить и ни разу не посмотреть под капот.

— Сделаем, — уважительно закивал продавец. Он уже понял, что покупатель серьезный. И при деньгах. — Желаете поставить дополнительную сигнализацию или музыку? Есть «Накамичи» и настоящий «Кларион».

— А вот этого не надо, — Владислав покачал головой.

— Все понял. Позвольте деньги...

— Долларами устроит?

— Никаких проблем.

Покупатель сунул руку в карман куртки и извлек стопку банкнот.

— Сколько в общем?

— Сейчас, — продавец пощелкал калькулятором, — тридцать четыре восемьсот.

— Получите, — Влад отложил три пачки по десять тысяч, разорвал банковскую бандерольку на четвертой и отсчитал четыре восемьсот.

— Вы подождете здесь или в кафе?

— В кафе.

— Тогда держите, — продавец вынул карточку с непонятной эмблемой.

— Что это?

— Клиенты, купившие у нас машину, обслуживаются бесплатно. Просто отдайте карточку бармену и заказывайте.

Рокотов повертел в пальцах пластиковый прямоугольник.

— Разумно. И приятно.

— Стараемся работать не хуже, чем за рубежом...

За те два часа, пока «мерседес» готовили для нового владельца, Владислав с удовольствием подкрепился двойной порцией шашлыка. Надо сказать, отменно приготовленного. И запил не менее замечательным кофе.

«Торчок» от еды отказался, но чашку кофе взял и удалился покурить на улицу, откуда спустя пять минут донесся запашок анаши. Сотрудники автосалона тактично сделали вид, что ничего необычного не замечают.

Наконец джип выгнали на улицу.

Рокотов придирчиво осмотрел машину, изо всех сил стараясь продемонстрировать механикам, что разбирается в транспортных средствах не хуже их самих. Одновременно краем глаза наблюдая за их лицами. Лица работяг были спокойны и сосредоточены.

Значит, не филонили и потрудились на совесть.

Напоследок Влад выдал каждому из трех механиков по сто долларов премии, ощутив себя при этом барином, одаривающим дворника серебряным рублем. Для антуража не хватало только брички и городового неподалеку.

Легко взобрался на удобное кожаное сиденье, свистнул разомлевшего от солнца и «плана» официального владельца «мерседеса» и осторожно, соблюдая все правила дорожного движения, повел автомобиль к ближайшей нотариальной конторе.

Вступать в конфликт с законом Рокотову пока не хотелось.

По крайней мере — в мелочах...

Государственный Секретарь чуть сдвинулась на плетенном из тростника диванчике влево, когда вылезшая наружу щепочка больно уколола ее в ягодицу. С начала апреля Президент взял моду устраивать встречи в беседке возле западного крыла Белого Дома, и мадам приходилось по нескольку часов терпеть ребристую поверхность ненавистного диванчика.

Ситуация в мире была слишком сложна, чтобы она могла позволить себе эти встречи пропускать. Да и резидент израильской разведки был бы недоволен.

— Итак? — Президент потер руки.

— Наши прогнозы оправдываются, — эксперт по Восточной Европе из Агентства Национальной Безопасности докладывал, не глядя в разложенные на столе документы, — активность русских по вопросу Югославии снизилась примерно на семьдесят процентов. Сказались психологическая усталость, наша жесткая позиция и отсутствие новых видеокадров с места событий. Милошевич оказал нам огромную услугу, когда выдворил иностранных корреспондентов. Теперь уровень достоверности съемок с полигонов в Омахе и Оклахоме резко возрос.

Госсекретарь удовлетворенно кивнула. Идея о создании псевдодокументальных фильмов о «зверствах» сербского спецназа и пыточных командах Желько Ражнятовича принадлежала ей. Буквально на третий день после начала операции «Решительная сила» в пустующие казармы национальной гвардии въехали несколько съемочных групп и закипела работа. Пейзажи Омахи и Оклахомы мало отличаются от средиземноморских, особенно если не брать в кадр крупные планы и девяносто процентов времени съемки посвящать окровавленным лицам «несчастных» албанцев и интервью с «чудом спасшимися». А песчаник под ногами и изъеденные эрозией скалы одинаковы и на Балканах, и в центральных штатах.

— Фактически можно уже говорить о том, — продолжил эксперт, — что Москва примирилась с новой ролью НАТО в Европе и их возражения на публике имеют только декларативные цели. В связи с этим я бы рекомендовал активизировать переговорный процесс с участием спецпредставителя Президента России и сделать несколько реверансов в его сторону. Одновременно продолжая тормозить реструктуризацию внешних долгов. Классический кнут и пряник. Также вполне можно попробовать увязать проблему долга с отношением к аннексии Косова.

— Русские на это не пойдут, — возразил Президент.

— Это смотря кто, — эксперт позволил себе не согласиться с мнением Главы Государства. — По нашим расчетам, если говорить только о введении временного полицейского контингента, мы получаем половину их парламента и две трети правительства. Включая нового премьера.

— А сам Борис?

— С ним сложнее, но глава его администрации к сотрудничеству готов.

— Посол в Москве уже провел консультации, — подтвердила Госсекретарь.

— Неплохо, — Президент мельком просмотрел листок с текстом, — но все же это не совсем то, на что мы рассчитывали. Обратная реакция оказалась несколько сильнее планируемой.

— Многие из «наших друзей» до сих пор не имеют возможности выступить в открытую. — Эксперт переложил блокнот поближе к себе. — Но гораздо важнее политических заявлений их конкретные действия по дискредитации добровольческого движения и созданию проблем для совместных российско югославских предприятий. Только за прошедшую декаду инициированы проверки семи крупных фирм. Естественно, сейчас сербам не до этого, но тут надо учитывать перспективу... Рано или поздно встанет вопрос о бизнесе, и тут Милошевича и его клику будет ожидать очень большое разочарование.

— Относительно экономических санкций, — Олбрайт вставила словечко, — будем придерживаться той же политики, что и с Ираком.

— Без торговли с Иваном Югославии не выжить, — высказался эксперт. — Кроме русских, с ними никто не будет иметь серьезных дел.

3
{"b":"6078","o":1}