ЛитМир - Электронная Библиотека

«Мерседес» вкатился под темную арку, миновал длинный пустой двор, завернул за помойку и остановился.

— Вот и наш гараж. — Влад достал ключ. — Давай открывай ворота...

Глава 12

ЗА ЯБЛОЧКО, ФЕЛИКС, ЗА ЯБЛОЧКО!

— Не успокаиваются, — тихо сказал Гоблин, прислушиваясь к звукам сирен.

— А ты думал! — Рокотов сменил позу и подложил под голову согнутую в локте руку. — Они ж никак понять не могут, куда мы с тобой подевались...

С момента расстрела кабака и неудачной погони за стрелявшими прошло уже полтора часа.

Но стражи порядка не унимались.

Создавалось впечатление, что в район Большеохтинского моста согнали три четверти всего личного состава питерской милиции и все патрульные машины. По крайней мере мимо гаража, где в «мерседесе» сидели Димон с Владиславом, за это время четырежды проезжали УАЗы с включенными мигалками. И два раза проходили пешие патрули, освещавшие путь мощными фонарями и громко переговаривающиеся между собой.

Биолог и журналист вели себя тихо, как мыши, и беседовали только шепотом.

— Может, у них какая нибудь спецоперация вроде «Вихря антитеррора»? — предположил Чернов.

— Тогда мы сюда удачно заехали...

— Надо выбираться.

— Легко сказать.

— Ничего в голову не приходит?

— Приходить то приходит... Но самое умное — это захватить патрульную машину.

— Верно! — обрадовался Димон.

— Ага! — ехидно поддержал Влад. — И куда мы на ней поедем?

— Подальше отсюда.

— А зачем? Тут нас никто не найдет. Гараж закрыт, следов на асфальте не остается. Вокруг сотни таких гаражей... Утром и выйдем.

Журналист почесал бритую голову.

— А машина?

— Ты плохо обо мне думаешь. Всё предусмотрено. Багажник на крыше, лестница сзади, колпаки на колесах, защитная коробка запаски, все наклейки по бортам и на бампере — это всё съемное. Снять — три минуты... И джипер абсолютно меняет облик. Психология, друг мой. Люди прежде всего запоминают особые приметы и яркие пятна. Таких сереньких «мерседесов» по городу до фига. А у нас к тому же был специально наклеен под заднее стекло транзитный номер. Мол, залетные...

— Мы тоже так делали, — Гоблин вспомнил боевую юность, когда он в компании таких же короткостриженых субъектов гонял жадных бизнесменов. — Попроще, конечно. Обычно достаточно было снять задний номер.

— Я стараюсь рассчитывать на умного противника.

— С ментами ты ошибся. Умных среди них не осталось.

— Да брось ты. Есть и умные, есть и дураки...

— Не а, — Димон закурил, — ошибаешься... Умных почти всех выдавили. Остались верные, а это не одно и то же.

— Кому верные?

— Мусорному братству.

— Это расплывчатая категория, — не согласился Владислав.

— Самая что ни на есть конкретная. — Чернов махнул рукой с сигаретой, и оранжевый огонек описал полный круг в темноте салона. — У современных ментов две задачи. Делать деньги и охранять честь мундира. Одно с другим связано.

— Кто ж тогда преступления раскрывает?

— А никто...

— Так не бывает. Иначе система сожрала бы сама себя.

— Она и жрет.

— Обоснуй.

— Слухай сюда, — Димон немного приподнял спинку своего кресла, — у меня есть версия. В последние год два штаты МВД расширяются. И одновременно оттуда увольняются тысячи сотрудников. Происходит так называемая принудительная ротация... То есть имеется система ради системы, почти не связанная с окружающим миром.

— Не понял.

— Общество не оказывает влияния на структуру МВД, и цели общества не совпадают с целями этого министерства.

— Кучеряво... Но требуются экспериментальные данные.

— Я тебя не убедил?

— Димон, я привык оперировать менее глобальными категориями и основываться на законах биологии. Жизнь ракообразных несколько отличается от человеческого сообщества. Но твоя идея, даже если она и не совсем верна, представляет интерес для социопсихологии. В качестве суждения дилетанта...

— Почему это дилетанта?

— А у тебя диплом есть?

— Нет...

— Вот и весь сказ, — Рокотов пожал плечами. — Без бумажки да без рекомендации научных авторитетов тебя никто даже слушать не будет.

— Читателям нравится.

— Читатели — обычные люди, а не научный мир. В науке — как на зоне. Шаг вправо влево от общепризнанных истин, и ты становишься изгоем. Примеров куча... Самый свежий — вопрос о новой хронологии Фоменко и Носовского.

— Знаю. Читал.

— А попадались тебе публикации о том, что их вообще не существует и всё это — выдумка ради денег?

— Конечно. Даже мы эти материалы печатали...

— И как тебе?

— Мне новая хронология нравится. А существуют в действительности эти корешки или нет — вопрос спорный.

— Никакою спорного вопроса тут нет. Я их диссертации читал. Причем диссертации, никакого отношения к истории не имеющие... Все вопли про фальсификацию новой хронологии инспирированы старыми мудаками из Академии наук, которые вцепились в свои регалии и заслуги и не хотят видеть очевидных вещей. — Влад разлил из термоса кофе по двум пластиковым чашечкам. — Держи... Так вот — эти старые пердуны обделались по самое некуда. Потому что может выйти, что все, чем они занимались всю жизнь и на чем делали себе имя, — чушь собачья. И их открытия не стоят ломаного гроша.

— Но академик Лихачев...

— Ты что, с ним знаком?

— Немного, — потупился Гоблин, — один раз был у него на работе...

— Ну и что академик?

— Он против переписывания истории.

— А что ему остается делать? Всё правильно... Я никоим образом нс умаляю его заслуги. Сергеич — мужик что надо, таким памятники ставить стоит. Но он же всю жизнь занимался «Словом о полку Игореве», копался в материалах, сравнивал, искал подтверждения... И тут получается, что потрачено пятьдесят лет на изучение фальшивки. Ведь по новой хронологии выходит, что «Слово» — это не историческая хроника, а беллетристика, плод воображения какого то неизвестного нам писателя, жившего в семнадцатом или восемнадцатом веке. Ловкая подделка, одурачившая не одно поколение. С этим очень трудно согласиться и признать ненужность своих прошлых изысканий. Сергеич упирается на уровне подсознания. Нормальная психологическая реакция...

— Да уж...

— И так повсюду. Не только в России. Вон года три назад тетка одна делала раскопки в Мексике. Нашла черепа древних людей, сделала двойной анализ и получила возраст в двести тысяч лет. И тут же была лишена возможности работать.

— Почему это?

— Да потому, что по общепризнанным научным теориям люди появились в Центральной и Южной Америках не двести, а тридцать тысяч лет назад. И открытие этой тетки разрушает стройную схему, на которой многие сделали себе имя... Это заблуждение, что ученые стремятся к истине. Большая часть зарабатывает деньги на науке, и только единицы занимаются непредвзятыми изысканиями. Эйнштейна тоже много лет гнобили и объявляли сумасшедшим за теорию относительности. К счастью, в результате всё встало на свои места. Но такое происходит далеко не всегда. А сейчас, например, делают дураков из людей, которые эту самую теорию относительности пытаются опровергнуть...

— Эйнштейн что, лоханулся с относительностью? — заинтересовался экс браток.

— Можно сказать, что да, — хмыкнул Владислав. — Для своего времени он сделал всё правильно. Но сейчас его теория требует сильной корректировки. Однако многие физики и особенно математики этого не хотят понять. Уперлись в принципы замедления времени при достижении световых скоростей — и кранты.

— А вот у меня был случай, — неожиданно вспомнил Димон, — с дружком... Он купил себе «феррари» и решил опробовать ее на треке. Достичь предела скорости. И представляешь...

Рокотов устроился поудобнее и приготовился слушать. Он уже успел заметить, что истории, которые случались с приятелями Чернова, были на редкость разнообразны и поучительны.

Американский разведывательный спутник WWN 18 развернул дополнительное тридцатифутовое полотно солнечной батареи и скорректировал принимающую антенну по трем координатам.

47
{"b":"6078","o":1}