ЛитМир - Электронная Библиотека

— Нормально, — наконец констатировал Влад. — Пока никто не подозревает, что мы пожаловали.

— Это не надолго.

— Верно. Начинаешь здраво рассуждать. Из коридора, куда они вышли, наверх вела раздваивающаяся лестница.

Сверху пробивался слабый свет люминесцентных ламп.

— Где компрессорная? — прошептал майор.

— Я откуда знаю! — прошипел в ответ Рокотов. — Я тут тоже впервые. Ты же у нас аналитик, вот и подскажи...

Бобровский вытянул вперед шею.

— Надо подняться выше.

— Давай. — Владислав осторожно двинулся по лестнице. — Я справа, ты слева...

Биолог намеренно предоставлял майору левый фланг. Дилетанту проще контролировать левую сторону, если он является правшой. На себя же Рокотов по обыкновению взял самую сложную часть задачи.

Через двадцать ступеней лестница закончилась.

Бобровский с Владиславом вошли в очередной полутемный коридор.

Майор покрутил головой.

— Компрессорная — там.

— Ты уверен?

— Уверен. Вон предохранительный щит и широкий проем. А чуть дальше — колено воздуховода.

— Охраны почему то нет... Где они могут сидеть?

— Саму боеголовку нет смысла сторожить. Они контролируют входы в здание...

— Логично. Тогда потопали. — У проема Влад встал на четвереньки и осторожно выглянул из за угла. И тут же отпрянул.

— Щас тебе — нет охраны!

— Много? — испуганно выдохнул Григорий.

— Один человек. Сидит и курит. Судя по запашку — притарчивает помаленьку... С «калашом».

— Что будем делать?

— Валить. А ты как думал? Сиди тихо, я сейчас...

Рокотов встал возле самого угла и провел ладонью по бугристой стене.

Зашуршало.

Носатый охранник поднял голову и прислушался.

Влад прошуршал еще раз и тихонько пискнул.

Как крыса.

Кавказец поднялся и неспешно, вразвалку двинулся на звук, повесив автомат на плечо стволом вниз.

Рокотов отвел назад правую руку.

Когда охранник сделал шаг в коридор, Влад саданул ему пятерней в лицо, поставив пальцы в положение «тигровой лапы».

Кавказца отшвырнуло назад.

Страшный удар разнес в мелкие осколки крылья носа и выбил оба глаза. Тело взмыло в воздух ногами вверх. В последнее мгновение Рокотов успел подцепить охранника за плечо и мягко, почти без звука, опустить на пол.

— Мне мама в детстве выколола глазки, Чтоб я в шкафу варенье не нашел. Я не смотрю кино и не читаю сказки, Зато я нюхаю и слышу хорошо, — продекламировал себе под нос биолог и обыскал неподвижное тело.

Из за угла на цыпочках выдвинулся майор.

— Ну как?

— Сам не видишь? Один готов, — Влад ребром ладони рубанул кавказца по горлу. Тело забило ногами и затихло.

— Теперь окончательно. Бери его автомат...

— У меня свой есть.

— Стволы лишними не бывают. Готов?

— Готов, — Бобровский поднял автомат.

— Тогда пошли дальше...

Салман отошел за колонну и достал из кармана пакетик с анашой.

Наплечная кобура, в которой покоился пистолет, немного стесняла движения. Поэтому молодой чеченец снял перевязь и бросил ее на парапет. Извлек из пачки «беломорину», зубами наполовину вытащил картонную гильзу, вытряс табак на подставленную ладонь и принялся растирать его между пальцами, превращая грубо нарубленные волокна в мелкий порошок.

Он так увлекся, что заметил темную фигуру, вынырнувшую из за угла, только тогда, когда она оказалась в полуметре от него.

Удар сложенными щепотью пальцами под челюсть — и Салман без звука свалился на бетонный пол.

Взметнулось облачко перетертой с табаком анаши.

Незнакомец перехватил чеченца за горло и коленом надавил на грудь.

— Пикнешь — прикончу! Арби здесь?

— Да... — пролепетал Салман.

— Где?

— С пацанами...

— Конкретно? — незнакомец не шутил, свободной рукой он выворачивал чеченцу запястье.

— На центральной трибуне...

— Бомба уже здесь?

— Да.

— Во что одет Арби?

— В зеленую куртку... Длинную, с карманами...

За спиной незнакомца возник полный очкарик с двумя «Калашниковыми».

Лицо у очкарика было сосредоточенное.

— Кто еще так одет?

— Только он...

— Где пульт управления бомбой?

— Не знаю...

— Как ее собираются подорвать?

— Это Арби...

— Только он знает?

— Да.

— Свободен, — Владислав немного ослабил хватку, Салман приподнял голову и тут же получил короткий тычок основанием ладони в лоб.

Затылочные кости черепа хрустнули, и по полу стала растекаться бурая жижа.

— Бери «макар», — приказал Рокотов и бросил майору две запасные обоймы, — тебе с ним привычнее.

Ширвани, дружок ушедшего «пыхнуть» в одиночестве Салмана, позевывая вышел из под лестницы и остановился.

Над лежащим телом склонился некто в черном комбинезоне.

Поодаль стоял второй чужак.

Ширвани попятился, сунул руку за ТТ, который носил сзади за поясом брюк, но натолкнулся на невысокий поребрик и грохнулся навзничь.

От мгновенной вспышки боли в локте чеченец едва не лишился чувств.

Но инстинкт самосохранения оказался сильнее.

Ширвани съежился за бетонным укрытием, выставил руку с пистолетом и, не глядя, стал жать на курок.

— Ложись! — рявкнул Влад, боковым зрением заметив второго охранника.

Бобровский проворно шмякнулся на пол.

Рокотов откатился в сторону и увидел, как чеченец нелепо взмахнул руками и исчез за полуметровым блоком.

Через две секунды появился пистолет, и пустой стадион огласила серия выстрелов.

Сверху заорали.

Биолог по пластунски добрался до майора.

— Пошло веселье! Быстро в коридор! — Напарники ретировались в темный проход.

— Что теперь?

— Бегом! — Влад выпустил наружу длинную очередь и помчался за несущимся во весь опор майором.

Пробежав с полсотни метров, они влетели в какой то холл, промчались мимо поддонов с красными кирпичами и свернули под полукруглую арку.

— Вот так! — Рокотов огляделся. — И никакого тебе романтизьму! Сплошная обыденность. Сейчас начнут обкладывать со всех сторон.

— А что мы?

— Ты давай на улицу. Возле входа стоит бульдозер. Заводи и лупи в стену. Кладка в компрессорной кирпичная, пробьешь. Не останавливайся, жми до конца.

— Как я его заведу? — в панике заорал майор.

— Спокойно! Там нет ключа. Кнопка на панели, разберешься! Понял?

— Понял!

— Всё, давай! Выход там...

Бобровский исчез за дверью.

Влад затаил дыхание и прошмыгнул к свисающим с ажурных перекрытий тросам.

В холл выскочили трое с автоматами наперевес.

Биолог быстро выдохнул воздух и открыл стрельбу по ногам.

У двоих подломились колени, они с истошным воем покатились кубарем. Оставшийся незадетым попытался отпрыгнуть в сторону, но споткнулся и упал, ударившись плечом и уронив «Калашников».

Охранник приподнялся на руках, а затем со стремительностью испуганного бабуина на четвереньках бросился прочь.

Рокотов нажал на спуск.

Все четыре девятимиллиметровые пули попали точно в цель.

Тридцать шесть граммов свинца разворотили ягодичные мышцы, разодрали в клочья кишечник, превратили таз в кровавое месиво и придали чеченцу дополнительное ускорение.

Со стороны могло показаться, что ему кто то невидимый отвесил хорошего пендаля, — его вдруг подбросило в воздух и перевернуло на два оборота. Это Рокотов догнал его еще одной пулей.

«Смачно, — Влад закинул „агран» за спину и полез по тросу, — как в мультике... Прямое попадание в жопу — это сильно..."

Выбравшись на верхний этаж, Рокотов полоснул очередью по окнам, чтобы привлечь внимание жителей окрестных домов и сообщить террористам, что их противник перебрался на следующий уровень.

В пылу боя мало кто умеет оценивать ситуацию с холодной головой. Обычно стреляют и бегут на звук, не задумываясь над тем, что впереди может ждать засада.

Так и случилось.

Выкрикивая бессвязные ругательства, охранники ломанулись вверх по единственной незаставленной оборудованием лестнице.

58
{"b":"6078","o":1}