ЛитМир - Электронная Библиотека

«Штази» только пожал плечами. Он встречался с Президентом накануне и мог с уверенностью сказать, что тот явно не походил на «двойника».

Но это не значило, что дублера у Президента не было. Естественно, был, и не один. У любого Главы Государства существуют двойники. Однако они служат отнюдь не для замены «объекта» в случае смерти, а для чисто представительских функций — проехать в открытой машине, пройти по простреливаемому с многих точек пространству, показаться журналистам через стекло. Существование двойников — это нормальная практика службы охраны Первого Лица, никак не связанная со сменой власти. Да и вблизи двойники мало похожи на «объект», их задача — создать у предполагаемых террористов впечатление, что Президент доступен для покушения.

И такая ловушка срабатывала не раз.

Только об удачных операциях по обезвреживанию террористов никогда не узнавала пресса. Ибо основной постулат любой секретной службы — незаметность. И в России, и в США, и в Германии, и в Китае, и в далекой Бразилии. Идеальная операция — это когда террориста уносят на носилках к машине «Скорой помощи» как гражданина, которому стало плохо в толпе. И доктора в белых халатах и с добрыми глазами держат над ним капельницу. Правда, жидкость, что изливается в вену, очень специфична и не входит в стандартный набор первой помощи, но это уже детали.

Когда за адъютантом закрылась тяжелая дубовая дверь. Секретарь Совбеза перешел к делу.

— Георгий Константинович, у меня к вам есть ряд непростых вопросов.

Военпред помешал сахар, раздавил дольку лимона и спокойно вытащил из пачки сигарету.

— Насколько я себя помню, простых вопросов мне никогда не задавали. Итак? — «Штази» побарабанил пальцами по столу.

— Боюсь, эти вопросы окажутся совсем непростыми.

— Бывает...

— Хорошо, — Секретарь Совбеза выложил на стол листок бумаги с несколькими буквами и цифрами. — Возможно, вопросы, которые я буду задавать, покажутся вам наивными, но не обессудьте.

— Это ничего. Гораздо хуже, когда таких вопросов не задают, а строят предположения на основе неверной информации. Слушаю вас...

— Речь пойдет о ядерных устройствах.

— А именно?

— Боеголовки.

— Хочу вас сразу предупредить, что некоторые новые разработки, которые еще не пошли в серию, мне неизвестны.

— Нет, это образцы восьмидесятых годов.

— Тогда я весь внимание.

— "АУ дробь эс тире десять", — «Штази» прочел по бумажке.

— А какая модификация?

— То есть?

— Вы мне назвали проект, но не определили точную спецификацию. В этом проекте существовало с десяток разных подпроектов. После числа «десять» должно идти буквенное обозначение.

Секретарь Совбеза нахмурился.

— Подробнее, пожалуйста. Сначала о проекте.

— Данный тип боеголовки разработан в середине шестидесятых годов. В документах проект назывался «фиалка». Цифро буквенное обозначение являлось секретным, так как любой специалист сразу поймет, что АУ — это «атомное устройство», С — «специальное», а число десять означает порядковый номер проекта или серии. Мощность данного типа боеголовок варьировалась в пределах от пятидесяти до трехсот килотонн. В зависимости от целей применения и носителя. Начинка — двести тридцать пятый уран. Крайне надежна и неприхотлива... Фактически годна к работе в течение ста лет. Урановый сердечник нарезан дольками, как апельсин. Количество долек — от шести до десяти, масса сердечника — до двадцати пяти килограммов. Ядерная начинка заключена в сферу из чистого бериллия толщиной в полтора два сантиметра. Точно не помню, но порядок такой... На некоторых модификациях имеется внутренний ускоритель гамма частиц, разгоняющий мощность взрыва на пятьдесят двести процентов. Всего было изготовлено более трех тысяч таких устройств. В основном они предназначались для оснащения передвижных комплексов тактических ракет в Европе. Часть стояла на советско китайской границе. Модификация «зет тридцать четыре» устанавливалась на ракеты морского базирования надводного флота. Около пятисот боеголовок пониженной мощности были размещены в системе «Щучий капкан».

— Что это за система?

— Контейнеры с реактивными снарядами, установленные на больших глубинах по периметру наших морских границ. Аналогов в мире не имеет.

— Почему пониженная мощность?

— А при подводном взрыве достаточно тридцати сорока килотонн. Объект поражения — группа кораблей или одиночная лодка, — объяснил военпред. — волна всё равно сметет всё в радиусе пяти миль, если не дальше...

— Поднять такой контейнер возможно?

— При современной технике — нет. Снаряды находятся на глубинах от трех до шести километров. Естественно, есть системы подрыва и блоки самоуничтожения.

— И система работает?

— А как же! — широко улыбнулся военпред. — Еще как работает! Помните гибель американского «Скорпиона» в Бермудском треугольнике?

— Подробностей не знаю.

— Мы тогда разместили часть контейнеров возле Кубы. С обычными зарядами, правда... А америкашки вознамерились один вытащить. Ну и послали новую лодку на сканирование дна. Тут то капкан и сработал. За «Скорпиона» они протаранили нашу «Ка сто двадцать девять» в Тихом океане... Да уж, были времена...

— Хорошо, — задумался Секретарь Совбеза, — с морским базированием ясно. А какие еще были специальные модификации?

— Космическая, например...

— Это как?

— Система «Алмаз», шестьдесят девятого года. Тогда всерьез задумывались над проблемой так называемых «звездных войн». Полеты «Салюта три» и «Салюта пять» были пробными в этой программе. На третьем «Салюте» установили двадцатитрехмиллиметровую пушку, на пятом — муляж ракеты. Года через три после полета «Салютов» появилась модификация «ка эр». Со специальным покрытием в виде кремниевых чешуек и вольфрамового обтекателя. Пошла ли она в серию, мне неизвестно...

— Космос оставим, — решил «Штази», — хотя над этим стоит подумать... Как я понял, данный тип боеголовки все еще на вооружении?

— Частично да. По «о эс вэ два» мы должны были сократить количество, но не все.

— И сколько у нас еще осталось?

— Тысячи полторы, я так думаю...

— И где основное количество размешено?

— Шахтное базирование. На тактических передвижных комплексах стоят более современные заряды.

— Ага... — Секретарь Совбеза еле слышно вздохнул. — Насколько надежны системы блокировки?

— Стандартные, — военпред поставил пустой стакан на столик, — три степени защиты плюс дублирование команд. Если вы имеете в виду произвольное срабатывание, то это невозможно.

— Предположим, — «Штази» поднял указательный палец, — что боеголовка оказалась в руках посторонних.

— Это что, шутка?

— Нет, не шутка. Но и не реальность... Рассмотрение гипотетического случая.

— Антитеррористические операции — это не мой профиль. Я могу судить лишь о технических деталях.

— Меня как раз техника и интересует. Может ли посторонний взорвать устройство?

— Сложный вопрос... — Военпред прикурил вторую сигарету и потер пальцами подбородок. — Теоретически все возможно. Но есть прямая зависимость от времени, необходимого для осуществления процесса инициации. Наиболее вероятны два сценария... Первый — если у террористов есть коды запуска репрограммируемого устройства и заряда, и носителя. Тогда теоретически ракету запустить можно. Но! Вопрос в том, куда она полетит. Если спутники наведения не получат подтверждения из центра управления, то они не дадут боеголовке ни бита информации. А коды запуска и коды разрешения не пересекаются. Для того чтобы отправить ракету в нужную точку, мало захватить шахту. Надо иметь своих людей в центре управления. Ядерных зарядов автономного применения не бывает. Это миф.

— А второй вариант?

— Второй — это использование боеголовки в качестве бомбы. Но она опять же не взорвется, если нет кодов... В принципе коды обойти можно, если поменять взрывную сферу, однако это под силу лишь целому коллективу специалистов взрывников. Там настолько маленькие допуски, что сдвиг любого сегмента приведет к отказу всей системы. Получится так называемая «шипучка». Уран вступит во взаимодействие, но взрыва не произойдет. Только высокая температура и мощный поток излучения. Как от открытого топливного элемента с любой атомной станции. Видите ли, атомное оружие может быть полезно только тем, кто обладает средствами его доставки — ракетами, самолетами и прочим. В остальных случаях оно бессмысленно...

6
{"b":"6078","o":1}