ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Зеркала Дьявола

Ирина Железная

Глава 17 - Голос.

Ночь была в своем апогее. Я рассказывал историю Ады, и передо мной мысленно проносились все те картины, что сейчас мне рисовал мой разум. Все представало словно наяву. В тот день, вернее в ту ночь, когда мы с ней были вместе, я корил себя за то, что просто не мог встать и уйти, хотя так хотелось. Мне и сейчас сложно поверить, что действительно, я какой-то частью себя смог полюбить эту ведьму.

Насколько же все было сложным. Я постоянно отгонял от себя мысль, что мне придется подойти к той части моего повествования, в которую я отчаянно отказываюсь верить сейчас.

Падший сидел на из неизвестно откуда взявшемся кресле в своем мире. Граф попивал красное вино из бутылки, хотя из кожи вон лезет, дабы показать себя личностью аристократичной.

Лишь один Новенький сидел прямо на полу там, где его мир был такой же, как и комната, в которой я сейчас находился.

Все, что я сейчас рассказываю... Разве это не исповедь? Смешно, но я хочу, что бы я сам себя понял. Возможно, это единственный способ разобраться в себе. Но ни одно из моих отражений не способно отпустить мне грехи.

На что я хочу обречь себя сегодня? Я знаю, что с первым лучом рассвета, я покину эту комнату навсегда. Я попытаюсь исправить. Попытаюсь, словно птица разбиться о стену, с надеждой на то, что у меня все же получится спасти то малое, что у меня еще осталось.

 - А тебе ведь была приятна эта ночь? Не так ли? – ухмыльнулся Граф.

 - Тебе нужен ответ? – ответил за меня Падший.

 - А теперь, мой милый мальчик, я расскажу тебе, как появился на свет я. – Граф театрально взмахнул руками в стороны. Он подбежал к глади зеркала, прижавшись к ней щекой, и пытался пронзить насквозь своим взглядом Новенького. – Как жаль, что она сразу не рассказала, что произошло с ней. Она потупила наши чувства! Она заставила любить себя. Но это было не больше чем страсть. Слепая страсть, обнажившая наши сердца.

Граф запрокинул голову назад и судорожно засмеялся. Я даже не пытался его перебить. Пусть расскажет, раз ему так хочется. Падший лишь усмехнулся и помотал головой.

 - Знаешь, как я хотел отомстить за родителей? Думаешь, мне не жалко было девчонку? Мне было жалко тот мир, что я потерял! Я не мог дальше сидеть тихо и спокойно в голове этого остолопа! – Ударив кулаком по зеркалу, Граф ткнул пальцем в мою сторону. – Настал миг, когда я проснулся. Когда я захотел взять власть над его телом и быть собой! Я хотел мести, мести и еще раз мести!!! Но что я мог???

Новенький с испугом в глазах смотрел на мир за гладью зеркала, к которому прильнул Граф. От его дыхания, стекло затуманилось.

 - Но как я понял, ты лишь одна сторо… - начало робко мое новое отражение, как его перебил все тот же безудержный и вспыливший Граф.

 - Да ни черта ты не понимаешь! И ни поймешь! Ты должен это чувствовать!!! Я хотел убить ее, но знал, что не могу и пальцем до нее дотронуться, пока она этого не пожелает! Я просил ее, что бы она научила меня быть вампиром! Настоящим! Ни тем, что я был! Я хотел иметь другую цель, нежели просто существовать! Я хотел жить новой жизнью и со вкусом, но сначала отомстить, а затем у меня была бы впереди вечность!!!

Я смутно понимал, что заставило Графа сейчас метаться в своем отражении и кричать. Хотя, он никогда особой усидчивостью и спокойствием не отличался.

 - И она согласилась. Весь день, мы просидели в ее душной избенке. Она не пыталась рассказать, что же дальше было с ней, мне и не нужно было. Я уже был сыт по горло ее россказнями, когда он, - его указательный палец все еще был направлен на меня -  жевал свои сопли. Она не давала мне теории, просто сказала, что бы я готовился. Сказала, что инстинкты вампира возобладают. Несмотря на то, что она была вампиром, она оставалась все еще ведьмой. Даже больше ведьмой. И это я был тем самым инстинктом! Это я, кто спас его жалкую задницу! – Граф вновь ткнул в мою сторону своим пальцем. Меня это начинало раздражать.

Я вспомнил, как мы просидели весь день, не выходя из ее избы. Или не прошло и нескольких часов. С какого-то момента я потерял реальность. Я лишь помнил, что было потом…

*        *       *

Я лежал лицом вниз, и ощущал, как холодный ветер обдувает мою обнаженную спину. Мои ступни так же были босыми. Я попытался открыть глаза, и мой разум взорвался ослепительным белым светом, от этой боли, я чуть не закричал, и зажмурился. А ветер все еще дико свистел в ушах. Я не понимал где я. Я усомнился даже в том, что я?

Сначала я осознал, что лежу на снегу. Он подо мной и немного на мне. Снежинки залетали в ноздри и таяли в моих волосах.

Еще раз открыв глаза, меня снова ослепил белый свет, вот только теперь я спокойно воспринимал его. Присмотревшись и сфокусировав взгляд, понял, что кругом один снег. Я приподнялся на колени и огляделся. Это была большая равнина в лесу. Вся поляна была покрыта глубоким белоснежным снегом, который отражал яркие лучи солнца светившего надо мной.

Вокруг поляны был лес. Глухой, темный и непроходимый. Словно нога человека в нем и не ступала. Я чувствовал своим нутром, что в той тьме таился дикий и опасный мир.

Треск сучьев, раздавшийся слева от меня, был словно громом. Я оглянулся и вскочил на ноги. Но никого не увидел. С другой стороны послышалось чье-то рычание.

Теперь я увидел во тьме леса блеснувший отблеск глаз. Но он исчез быстро, словно мимолетный блик солнца по воде.

Теперь я их слышал. Их было много. Поляна была словно ареной. Ареной для чего? Для битвы?

Снова злобный скрежущий рык. Я увидел огромного волка, что выходил из леса и скалил свою пасть. Он был огромен. Словно большая кавказская овчарка. Вот только это был дикий зверь.

«Он голоден» - пронеслось мимолетно в моей голове.

Признаться, меня испугала эта холодная и сильная мысль.

«Он привел своих друзей»

Что-то странное было в этих мыслях, но мне некогда было разбираться. Я увидел, как с разных сторон вышло еще шесть огромных волков, но они были чуть меньше первого.

«Он Вожак. А его добыча – Ты»

Мне не понравилась перспектива быть съеденным заживо. Они взяли меня в полукруг. Скалясь и рыча, они боком подбирались все ближе. Я полуприсел, готовясь к атаке, или немедленному действию, и искал глазами путь бегства. Хоть я и бегаю очень быстро, но от этой стаи мне не скрыться. Они подходили ближе. Стоит мне резко дернуться, как они всемером нападут на меня. Стоит мне подпустить их в свою зону, известную только для них, они так же порвут меня на куски. Нужно было бежать! Немедленно!

Я резко рванулся назад, и побежал. Оглянувшись, увидел, что Вожак стаи остался на месте, а остальные кинулись за мной. Он вскинул голову вверх и взвыл. Я никогда не слышал волчий вой вживую. Он был ужасен. Это был вой зверя.

Я надеялся найти спасенье в этой непроходимой тьме. Я рассчитывал влезть на дерево, и переждать, пока эти твари не отступят. Снег, почти по самые колени, замедлял бег, я помогал себе всеми частями своего тела. Волки бросились в рассыпную, заходя с флангов, а один мчался за мной. Он успел схватиться за мою голую пятку. Я ее резко отдернул, он бросился на меня, я не медля, резко и сильно ударил зверя кулаком в нос. Он заскулил как обычная собака и завертелся на месте. Все-таки во мне силы больше чем в простом человеке.

Нога кровоточила, но я боялся не боли, а того, что теперь, по запаху, мне не скрыться. Я снова вскочил и побежал. Но теперь я бежал еще быстрее, оставляя кровавый след на белоснежном снегу.

«Быстрее!»

Я ворвался в эту спасительную тьму, хотя не факт, что тут меня не поджидает еще с десяток волков.

Я чувствовал, как затягивается кожа на моей ноге.

1
{"b":"607942","o":1}