ЛитМир - Электронная Библиотека

– Если сейчас поедешь, плохо получится.

– А если не поеду – тоже ничего хорошего.

– Согласен...

– Вот потому и ощущение, что подставили.

– Не у тебя одного...

– Что ты имеешь в виду?

– У меня эта мысль еще в понедельник появилась, – Иванцов откупорил бутылку «боржоми». – Когда сопоставил доклад Зотова об окончании учений и реальное положение дел. Он же опытный адмирал, должен был понимать, что это не рядовая авария. Но информировал только о том, что «Мценск» лег на грунт. Хотя лодкам такого класса на дно ложиться не положено. Не предназначены они для этого, у них люки забора воды для охлаждения внешнего контура реактора как раз под днищем находятся. Вмиг илом забьются! К тому же там глубина то тьфу, всего сто метров. Экипаж в индивидуальных спаскостюмах должен был всплыть. Ан нет! И по причинам аварии достоверной информации до сих пор не пришло...

– Минобороны докладывает о лодке НАТО.

– Тогда где эта лодка? – Секретарь Совбеза сверкнул глазами. – У «Мценска» разбит нос. Значит, это не его таранили, а он таранил. По всему выходит, что чужая субмарина должна лежать рядом. А ее нигде нет. И потом – «Мценск» имеет водоизмещение почти двадцать четыре тысячи тонн. Ударные лодки типа «Лос Анджелес» – меньше восьми. Не вяжется с тараном. Скорее мы бы потопили американцев, а не наоборот...

– Я тоже об этом думал.

– Вот именно. Что то они химичат. Причем всем кагалом – и Сергиенко, и Самохвалов, и Зотов, и весь штаб Северного флота. А Стальевич им в этом способствует...

– Накрыли своими бомбами? – предположил Президент.

– Исключено, – Иванцов закашлялся. – У них не было стрельб по подводным мишеням, я проверял. Да и затопить «Мценск» бомбами – маловероятно. Я поинтересовался у Юры Москаленко... Ты, кстати, его знаешь, бывший командир атомной лодки.

Президент кивнул.

– Он говорит, что не было бы таких разрушений, – продолжил Иванцов. – Разрыв передних отсеков мог произойти из за взрыва внутри лодки.

– Но на учениях не стреляют боевыми торпедами, это любой курсант знает.

– Двигатель, – цыкнул зубом Сергей Петрович. – Вероятнее всего, взрыв разгонного блока ракето торпеды.

– Внутри отсека? – покачал головой Верховный Главнокомандующий. – Как такое могло произойти?

– Не знаю. Об этом следует спросить специалистов.

– Маловероятно, – с логическим мышлением у Президента было все в порядке. – Вернее, совсем невероятно. Взрыв мог произойти только внутри торпедного аппарата. Который на две трети расположен внутри легкого, а не прочного корпуса. Но тогда как повредило отсек центрального поста? И почему они не всплыли?

– Загадка...

– Это, Сережа, не загадка, – Глава Государства сжал кулаки. – Это попахивает диверсией. И если это так, то понятно, почему Зотов и компания боятся доложить всю правду.

– Получается, что некто просто поставил детонатор с таймером на двигатель одной из торпед? Заманчиво с точки зрения следствия, но практически недоказуемо. И смысл?

– Не знаю пока.

– Чеченам к лодкам доступа нет.

– Деньги, – тихо сказал Президент. – За деньги можно нанять человека. А условия жизни в военных городках ты и без меня знаешь. Там сумма тысяч в десять – целое состояние. Причем даже не долларов, а рублей.

– Продолжение эпопеи с терактами? Сначала дома, потом переход на Пушкинской, теперь «Мценск»? – Иванцов пожевал губами. – Не стыкуется... Если по домам мы знаем заказчиков и имеем хоть приблизительные данные на исполнителей, то по переходу информации – ноль. О лодке я и не говорю. Не могут же быть замешаны командующий флотом и Главком ВМФ!

– Да, такое предположение – абсурд.

– Если б Радуев был на свободе, – продолжил Секретарь Совбеза, – он бы еще мог взять на себя теракты. Но, как мы уже знаем, все его слова – фикция... Цену себе набивал. И отсутствие заявлений по терактам вообще ни в какие ворота не лезет. Просто взрывать без выдвижения требований – идиотизм.

– Твои аналитики еще ничего не нашли?

– Нет, – вздохнул Иванцов. – С прошлого года ситуация кардинально изменилась. В худшую сторону. Никто не берет на себя ответственность. Даже наоборот. Масхадов утверждает, что ни при чем, Басаев с Хаттабом – тоже. О более мелких фигурантах я и не говорю...

– Но бомбы ведь сами не взрываются! – разозлился Президент.

– Не сами...

– И лодка не могла.

– Тут я пас. Пусть специалисты разберутся. Завтра их и спросишь.

– До совещания еще двенадцать часов... А сдвигов у спасателей нет.

– Я боюсь, что их усилия уже никому не помогут, – честно заявил Секретарь Совбеза. – Внутри лодки давление воздуха атмосфер восемь десять. Плюс холод. Больше пары суток человек не выдержит. Прошло же трое...

– А если мы ошибаемся и живые там все таки есть?

– Хотелось бы верить. Но... – Иванцов опустил глаза.

– Знаешь, от чего я бешусь? – Президент потер ладонями виски. – От того, что сам ничего не могу сделать. Если б можно было хоть в спасательный аппарат залезть и к лодке спуститься... Тошно.

– Это не твое дело.

– Знаю...

– Я ведь только два месяца назад на флоте был. В подводники посвятили... Черт, ну почему так случилось? Как мне людям то теперь в глаза смотреть?

– Прежде всего – себя не изводи. Криком делу не поможешь. Тут что то другое придумать надо. Меня, если честно, зацепила ситуация вокруг катастрофы. Нечто неуловимое.

– Странности в поведении адмиралов?

– Не только. Такое впечатление, что тебя намеренно выставляют дураком и дилетантом. И еще – черствым человеком. Мол, на лодочке покатался, водицы с глубины испил, кувалду поцеловал, а как до реального происшествия дошло – сразу в кусты.

– Есть такое. Но это между нами. Лошадей я гнать не буду, сначала определюсь, кто и зачем... И ты со своей стороны присмотрись, – Президент вновь стал самим собой – внешне спокойным и даже чуточку бездушным профессионалом.

– Конъюнктура сейчас складывается неплохая. Всем приходится принимать чью нибудь сторону, – кивнул Иванцов. – Поглядим, как дальше сложится...

* * *

Вертолет шел низко, чуть ли не касаясь брюхом растущих на невысоких пологих горах деревьев, с выключенными прожекторами и экипажем, готовым в любую секунду бросить машину в сторону, если кромешная тьма внизу озарится вспышкой выстрела из гранатомета.

Влад выглянул в иллюминатор, поежился и вновь повернулся лицом к сосредоточенным и молчаливым казакам.

Полет в ночном небе не нравился никому.

Набившиеся в ревущую железную коробку люди отдавали себе отчет в том, что их жизни зависят только от мастерства пилотов и от лени рассредоточенных по огромной территории мелких бандитских групп. И еще от решения командира какого нибудь авиаполка, каждый вечер выбиравшего, послать в рейд парочку истребителей или наплевать на боевое дежурство и разогнать личный состав по палаткам.

Набор многих случайных факторов определял успех задуманной операции.

Как это обычно и бывает в России...

Глава 3

Сто семь метров лжи

Рокотов Неспешно прошел вдоль выстроившихся в цепочку казаков.

– Попрыгали на месте, проверили, не звенит ли чего, – приказал он.

Бойцы выполнили распоряжение.

Плохо закрепленные предметы амуниции нашлись почти у всех.

– Вот так то, – наставительно сказал Владислав. – Это вам не на охоту ходить.

Старый егерь, наблюдавший за подготовкой группы к выходу в горы, одобрительно хмыкнул.

Казаки сбросили с плеч рюкзаки и оружие и принялись по новой перетягивать ремнями снаряжение и перекладывать содержимое кармашков. В своих покрытых камуфляжными лохмотьями серо зеленых комбинезонах они смотрелись со стороны как кучка леших, дербанящих брошенные испуганными и удравшими туристами вещи.

Биолог незаметно улыбнулся.

Минут через пятнадцать бойцы опять выстроились в ряд.

– Еще раз попрыгали, – сказал педантичный Влад.

15
{"b":"6080","o":1}