ЛитМир - Электронная Библиотека

– Во во, – поддержал подошедший поближе старый егерь. – Тяжело в учении – легко в бою...

– Суворов, блин, – буркнул себе под нос Вася Славин.

На этот раз все оказалось в полном порядке.

– Итак, – Рокотов расставил ноги на ширину плеч и заложил руки за спину, сразу став похожим на лощеного офицера вермахта, напутствующего уходящий на поиски партизан диверсионно карательный отряд. Что, в общем то, почти соответствовало действительности, за исключением национальной принадлежности членов зондер команды. – Напоминаю: первые двадцать километров мы идем по территории Ингушетии. Так что всякие боестолкновения запрещены. Естественно, за исключением прямого нападения на группу. Но и в этом случае желательно обойтись без масштабных акций... Мешки с головами, отрезанные уши или скальпы никто не собирает. Далее. Прохождение по маршруту – согласно боевому расписанию. Впереди – первая группа. Удаление – сто двести метров от второй. Отсмотр полосы в пятьсот метров по бокам и на километр прямо перед собой. Замыкающая группа – аналогично, но в обратную сторону. Привалы через каждые десять километров. Доберемся в горы – отдых раз в три часа. Вопросы?

– Привалы можно и пореже, – прогудел Лукашевич.

– Можно, но не нужно, – отрезал Влад. – Главное до момента основной фазы операции – сохранение сил. Мы должны быть свежи, веселы и бодры. Дабы выложиться в бою и на отходе. Не забывайте, что нам еще обратно идти.

Казаки дружно закивали головами.

– Тогда все. Присядем на дорожку... – Бойцы уселись прямо на траву и четверть минуты помолчали.

Первым поднялся Рокотов и протянул руку старому егерю.

– Через недельку ждите.

– Обязательно, – егерь поправил ремень карабина. – Про наши посты помнишь...

– Помню. Да и вы смотрите, не расслабляйтесь. Если что не так пойдет и нам придется рвать когти раньше времени, мы по рации сообщим.

– Прикроем, – пообещал старожил, – не боись...

По обеим сторонам заранее оговоренного маршрута возвращения группы егеря обустроили четыре стационарные огневые точки. И еще с десяток временных. Прямо со следующего дня на постах будут постоянно находиться трое опытных охотников, способных за минуту положить пару десятков преследователей, буде бандитам придет в голову сесть на хвост отступающим казакам. Полная огневая мощь команды прикрытия составляла двенадцать карабинов «Лось» калибра девять миллиметров, что означало поражение полусотни боевиков на расстоянии километра всего за минуту.

Стрелять егеря умели, и только почтенный возраст помешал им присоединиться к отряду Рокотова.

Возглавляемая Кузьмичом группа скользнула в подлесок. Влад подождал минуту и поднял правую руку.

– Время! Вперед...

* * *

Проводить вылетающих в Брюссель офицеров прибыл сам Главком ВМФ Владимир Самохвалов.

У здания аэропорта Шереметьево 2 толпились корреспонденты всех российских телеканалов, но вышколенная служба безопасности не позволяла им приближаться к залу для особо важных персон ближе чем на сто метров. Так что зрители вынуждены были довольствоваться общей картинкой аэровокзала и сбивчивыми комментариями самих ведущих информационных программ, на все лады повторяющих уже по сто раз проговоренные скудные сведения, полученные из пресс служб ВМФ и Министерства обороны.

Самохвалов окинул тоскливым взглядом толпу журналистов и проследовал в зал, где его с нетерпением ожидали два вице адмирала и пятеро капитанов первого ранга.

– Товарищ адмирал флота, – старший группы молодцевато отдал честь Главкому, – делегация в полном составе построена...

– Вольно, – сморщился Самохвалов, – не на параде... Отойдем ка в сторонку.

Главком и вице адмирал встали рядом с торчащей в углу зала пальмой. Самохвалов достал пачку «Собрания», демократично угостил своего визави и прикурил от услужливо поданной зажигалки, отметив про себя, что подчиненный явно не стеснен в средствах – золотая зажигалка была из коллекции «Альфред Данхилл» и стоила, по самым скромным подсчетам, не менее двух тысяч долларов. Зарплату вице адмирала за десять месяцев беспорочной службы на мягких ковровых дорожках штаба ВМФ.

– Ну, ты готов?

– Обижаете, Владимир Сергеич, – вице адмирал похлопал пухлой ладошкой по кожаной папке. – Все как в аптеке. Документы согласованы...

Глава делегации не знал, что на самом деле произошло с атомным ракетоносцем. Но его это, в сущности, и не заботило. «Мценск» был проблемой командующего Северным флотом. Задачей же штабного вице адмирала являлись переговоры с представителями НАТО о возможности предоставления российскому ВМФ технических спасательных средств.

Заодно, в перерыве между беседами с американцами и англичанами, члены делегации намеревались хорошо отдохнуть в бельгийской столице и с пользой потратить выданные им щедрые командировочные.

– Ты смотри там, не затягивай, – Самохвалов тяжело вздохнул. – Верховный торопит. Как до чего договоритесь, звони...

– Сразу, – пообещал вице адмирал. – Но это от натовцев зависит.

– И от тебя тоже. Будут просить характеристики переходной камеры – давай тут же.

– А системы блокировки доступа?

– Да какая уже разница! – Главком ВМФ стряхнул пепел в кадку с пальмой. – Шифроаппаратура и так самоуничтожилась. А ничего другого, чего янкесы бы не знали, на «Мценске» нет...

– То есть норвегам можно обещать доступ на командный пост?

– Зачем? – не понял Самохвалов.

– Ну у... – растерялся паркетный вице адмирал, – если попросят...

– Нечего им там делать, – Главком ВМФ тряхнул головой. – Ты больше сам слушай, меньше говори. Все предложения западников фиксируй. Если что, то мы на них свалим провал операции по подъему.

Вице адмирал довольно закивал.

Ситуация с затонувшим «Мценском» все более и более напоминала историю с утопленным в конце восьмидесятых годов «Комсомольцем».

Тогда тоже строилась масса планов по подъему лодки, были выделены приличные суммы из бюджета, которые за пять лет полностью израсходовались на командировки руководства ВМФ и ЦКБ «Аквамарин» за границу. Благодарят «Комсомольцу» почти все штабные офицеры побывали за рубежом. Некоторые не по одному разу. Лодка, естественно, так и осталась лежать на дне, но это как раз меньше всего волновало холеных адмиралов, выписывавших себе командировочные по три четыре тысячи дойчмарок в день.

Нынешняя поездка в Брюссель ничем не отличалась от бестолковых командировок «по проблеме „Комсомольца»". Изначально было понятно, что западная помощь опоздала, к приходу норвежцев или англичан на «Мценске» никого в живых не останется, но бюрократический ритуал требовал соблюдения внешних приличий. И потому, когда обеспокоенные непрекращающимся бардаком в российской армии натовцы внесли предложение о помощи, адмиралтейство благосклонно приняло приглашение и делегировало в Брюссель наиболее «нужных» сотрудников. Пока для консультаций.

– И еще, – Самохвалов понизил голос. – Сразу ответов не давай, сначала мне докладывай. А то они напредлагают...

– Это точно, – хихикнул вице адмирал. – Слышали, что питерские старперы заявили?

– Какие старперы?

– Ну, эти... Из бывших главных конструкторов «Малахита» и «Лазурита»*...

* «Малахит», «Лазурит» – санкт петербургские кораблестроительные КБ, занимающиеся проблемами конструирования подводных аппаратов и подъема затонувших судов.

– Нет, – заинтересовался Главком.

– Предложили понтонами задрать корму лодки. Типа, глубина сто метров, длина «Мценска» – сто пятьдесят. Если подвести понтоны, то комингс площадка окажется над водой... И вроде это можно сделать за два дня.

– Про бывших забудь. Никто их слушать не будет. Верховный приказал сотрудничать только с разработчиками. С «Аквамарином»...

– А что «Аквамарин»?

– Совещаются, – важно ответил Самохвалов. – К ним председатель госкомиссии завтра вылетает.

– Кацнельсон на нашей стороне, Владимир Сергеич? – спросил осторожный вице адмирал.

16
{"b":"6080","o":1}