ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Дзен-камера. Шесть уроков творческого развития и осознанности
Иди на мой голос
Новая Зона. Излом судьбы
Потерянные девушки Рима
Теория заговора. Правда о рекламе и услугах
Так говорила Шанель. 100 афоризмов великой женщины
Доктор, который научился лечить все. Беседы о сверхновой медицине
Право рода
Вольные упражнения

– Мы совсем без витаминов сидим, – Туманишвили перевел разговор на другую тему и достал из за пазухи пучок перьев чеснока. – Каждому по три.

– Где взял? – поинтересовался Чубаров, запихивая в рот пахучую траву.

– Нарвал у того старого хрена в огороде, что сарай строит...

– Осторожнее будь, – отец Владимир взял свою порцию. – Не дай Бог, заметят.

– Я не с самой грядки брал. Там в углу двора за кустами растет. Наверное, выбросили негодные головки, вот они и проросли.

– Зимой вообще вилы будут, – прошамкал Яков. – Я за два сезона все зубы потерял.

– Я до зимы здесь сидеть не намерен, – буркнул Магомед.

– Если не намерен, тогда ешь, – наставительно сказал Чубаров. – И ушки на макушке держи. Не могут они постоянно осторожность соблюдать. Обязательно рано или поздно проколются...

– Да при мне эти уроды мало что говорят, – Цароев зачерпнул рис. – Понятно же, что я по чеченски понимаю.

– Не обязательно, – пожал плечами Туманишвили. – Они тебя проверяли?

– Как это?

– Ну, к тебе лично по чеченски обращались?

– Нет, только по русски...

– Вот видишь. Сделай вид, что не понимаешь.

– Попробую...

Ираклий переглянулся с Чубаровым и отцом Владимиром. Молодого ингуша надо было чем нибудь занять, отвлечь от постоянно накатывающей ярости.

– Это крайне важно, – подтвердил отец Владимир. – Сейчас каждая крупица информации может помочь.

– Должны же они куда то ездить, – Митя отправил в рот порцию риса. – Смотришь, и охраны поменьше станет...

Магомет задумался и начал есть. Ираклий неслышно вздохнул.

* * *

Головная группа услышала рев двигателей самолета за полминуты до того, как Су 24МР* вывернул из за зубчатой гряды и на бреющем полете пронесся над узкой ложбиной, идущей вдоль извилистого хребта.

* Су 24МР – фронтовой самолет разведчик. Предназначен для ведения всепогодной комплексной воздушной разведки на глубину до 400 км за линией боевого соприкосновения. Оснащен бортовым комплексом разведки БКР 1, в том числе РЛС «Штык», лазерной системой «Шпиль 2М» и пр. Экипаж – 2 чел.

Казаки мгновенно распластались на земле, набросив на головы мохнатые капюшоны маскхалатов.

Разведчик прошел на высоте около трехсот метров, беспрерывно разбрасывая тепловые ловушки, резко свернул влево, встал на крыло и исчез за горбом огромной горы.

– Вот именно об этом я и бухтел на последнем инструктаже, – тихо произнес Рокотов, оглядываясь назад, где в рощице акаций замерли вторая и третья группы. – Если б мы использовали радиосвязь, то через три минуту тут были бы штурмовики...

– Согласен, – Никита медленно встал на одно колено.

– Лежи! – резко приказал Влад. Филонов недоуменно пожал плечами:

– Так улетел же...

– Не говори гоп, – биолог осторожно вытянул ногу. – Это тебе не олень, который пробежал и всё. Воздушная разведка иногда повторяет заходы... Лежим тихо сорок минут. Если у них будет несовпадение по сканированию местности, то этот квадрат превентивно накроют ракетами.

– Черт... – бывший браконьер улегся обратно на камни.

– А ты думал! Современная техника... Сечет цели до полуметра в диаметре.

– Чо ж тогда про развал армии базлают? – грустно осведомился Никита. – Мол, нет у нас ни фига...

– На войну средства всегда найдутся, – проворчал Рокотов. – Это в экономике думать надо, а кого замочить – тут мы первые. И генералы денег украдут, и народ доволен, шоу по телику смотрит... Заодно ненужные мысли из головы выбиваются. Когда где то воюют, не до осмысления действий премьера с президентом. Потому то эта война нескоро остановится.

– А лодку поднять не можем...

– Не можем. Вернее, не хотим.

– С сволочи, – Филонов одним словом выразил извечное отношение русского человека к власти.

– Каких выбрали, – примирительно сказал Владислав. – Никто нас за руку не хватал, вместо нас никто бюллетени не заполнял.

– Выбора то не было, – Никита раздраженно сплюнул в пыль. – Не за сумасшедших же Яблонского с Зюгновичем голосовать.

– Вольфыч еще был, – напомнил педантичный Рокотов.

– Ага! Ты еще Джабраилова вспомни. Или этого, кемеровского губера...

Изредка случающиеся на войне передышки почему то обычно приводят к обобщенным философским беседам на политические темы.

– Надо было против всех. Вот бы покрутились, если б народ так отреагировал на выборы президента, – усмехнулся Влад.

– А а! – Филонов скривился. – Все равно бы было больше пятидесяти процентов.

– Не уверен...

– Ты просто по Питеру ориентируешься. А у нас, да и почти повсюду, народ голосует не по уму... Хотят, придурки, чтоб как при социализме было. С голой жопой, но чтоб у соседа – то же самое. Равная нищета. Я, вон, вроде небольшие бабки имел, когда зверя бил... И то оглядывался, чтоб сарай не спалили из зависти. У нас же как – если выделился чем то, значит, слишком умный. И обратно, за ноги в это болото. Чтоб у соседа алкаша хата пустая и у тебя тоже.

– В Питере аналогично, – зевнул Рокотов. – У меня приятель был, коммерсантом заделался, еще в самом начале перестройки. Причем не барыга перекупщик, а производитель. Пекарню свою открыл, развернулся... Ну, и купил себе «девятку». Цвет «мокрый асфальт», стекла тонированные, все чики чики... У дома решил держать, соседи свои, если что – угонщиков отпугнут. Но не тут то было! На следующий день выходит – бокового стекла нет. Стекло новое поставил, бабке с первого этажа денег дал, чтоб караулила... На второй день – нет заднего стекла и кто то гвоздем по борту царапнул. А бабка орет, что никого не видела. Ладно, загнал во внутренний двор, запер ворота... Вечером грохот. Выглядывает в окно – прям в лобовухе унитаз торчит. И ведь не лень кому то было на крышу лезть и оттуда сантехникой швыряться! Мораль понятна – не выделяйся, иначе ближайшие друзья приятели и сожрут... Теперь тот парень отдельный коттедж себе построил, за машины свои не переживает. А соседи, что унитазами кидались и стекла ему били, так в том доме и кукуют. Всё деньги на косметический ремонт подъезда в местной администрации выколотить пытаются. А не гадили бы – давно б по чистенькой лестнице ходили бы, дверь на кодовом замке имели бы. Мораль вторая – минутное удовлетворение от сделанной пакости обычно оборачивается потерями в будущем...

– Это точно, – согласился Никита, как то раз бросивший килограмм дрожжей в выгребную яму соседу, «случайно» своротившему своим трактором распорки, на которых сохли добытые браконьером шкурки, и так же «непреднамеренно» проехавшему по нежному меху грубыми колесами чадящего «Белоруся».

Воспоминание о свершившемся возмездии и криках смываемого фекальными массами тракториста, наутро распахнувшего дверь в свой «скворечник», согрело душу экс браконьера, и он широко улыбнулся.

* * *

Пресс секретарь Главкома ВМФ капитан второго ранга Игорь Дрыгало сбежал по ступеням центральной лестницы, покрытым роскошной ковровой дорожкой бордового цвета по пятьдесят долларов за метр, на несколько секунд задержался у огромного зеркала, стоящего аккурат напротив стойки дежурного мичмана, огладил китель и придал своему лицу выражение усталой задумчивости. У ворот штаба его ждал корреспондент НТВ.

Ежедневное участие Игоря Дрыгало в выпусках информационных программ уже стало ритуалом. Четвертый день вся страна, затаив дыхание, следила за развернутой на Северном флоте спасательной операцией и ловила каждое слово пресс секретаря Главкома ВМФ.

Первые два дня Дрыгало купался в лучах неожиданной славы.

На третий, когда журналисты принялись задавать неудобные вопросы, удовольствие от непрекращающихся интервью сменилось раздражением на собственное начальство, фактически выставившее кап два щитом между собой и обществом. К тому же ситуация вокруг утонувшего «Мценска» не менялась. Спасательные снаряды бестолково тыкались в корпус, маневрировали возле рассеченной ударом форштевня комингс площадки аварийного люка, но к переходной камере в девятом отсеке субмарины так и не присасывались.

18
{"b":"6080","o":1}