ЛитМир - Электронная Библиотека

Переправа прошла практически без неожиданностей. За пять минут все казаки очутились на другом берегу Гехи.

Последним реку пересек Влад. Никита подтянул к себе узел, развязал и смотал мокрую веревку.

– Просушить треба. Дойдем до овражка, разложи на солнце, – посоветовал рачительный Лукашевич.

– Да и нам не помешает обсохнуть, – поддержал Рядовой, который на середине реки поскользнулся и вымок до макушки.

– Под ноги надо смотреть, «Ихтиандр», – проворчал Филонов, переживший в связи с падением Семена несколько неприятных секунд. – Сначала оружие протри, потом о себе позаботишься. Масло я тебе дам...

Глава 7

Тихо в лесу

– ...Казаки разные бывают, – Рокотов откинулся спиной на поросший жесткой травой откос и спрятал в кулаке тлеющую сигарету. – И нормальные, и проходимцы, и ряженые клоуны. Встречаются и самые натуральные дебилы. Вон, чего далеко ходить... Недавно репортаж по телику видел. Из Таганрога. Там местное казачество пытается запретить строительство мечети. Орут, что не позволят «сатанинским сектам» возводить свои молельные дома... Кретины... Я бы за такое яйца обрывал. А мнят себя радетелями казачьих традиций! Вырядились, как попугаи: ментики одного полка, лампасы другого, околышки фуражек – третьего. Медальки несуществующие себе на грудь понавесили. Тьфу! А в книжки заглянуть забыли. Хотя чего проще – пойди в библиотеку, возьми описание казачьей формы и закажи в ателье все по канонам... И вообще: суть казачества не в форме и не в позументах, а в том, что человек конкретно делает. Достоин ли он называться казаком...

– Придурков много, – согласился Янут. – О националистах можно не говорить. Им одна дорога – типа в казачество. Или к коммунякам. Работать не хотят, вот и бродят толпами по улицам, к кавказцам и евреям цепляются.

– С кавказцами особо не забалуешь, – Туманишвили отправил в рот сорванный поблизости стебелек черемши. – Отпор на раз дают... Недавно наваляли приезжим из Краснодара. Те к местному атаману коммунисту в гости приехали, ну, и пошли поразвлечься. Еле ноги из станицы унесли. А наши их еще на околице предупредили, чтобы не вздумали с подмогой вернуться. Иначе всем селом бы вставили...

– И правильно, – кивнул Чубаров. – Лично у меня больше доверия к соседям кавказцам, чем к этим заезжим мудакам. Одни понты и желание выпить на халяву. Край уже на ладан дышит, а они все орут, чтобы их из местного бюджета финансировали. И ведь что поразительно – дают им бабки! Учителя и врачи по году зарплату ждут, а эти чуть ли не каждую неделю праздники свои проводят, банкеты, матпомощь на строительство домов получают...

– Это нормально, – Владислав прикрыл глаза. – Кто успел к государственной кормушке присосаться, показать свою лояльность, тот всегда при деньгах. В нашей стране главное – с властью дружить. Такая вот демократия, понимаешь...

– Ничего, новый Президент разберется, – убежденно заявил Янут.

– Ну у, разберется, – зевнул Рокотов. – Не дадут с. Даже если бы он хотел что то сделать. Да и я сильно сомневаюсь, что он что нибудь хочет. Получил пост – и ладно.

– Не, Вова мужик крепкий, – покачал головой Чубаров.

– С чего ты взял?

– Ну у... Вертикаль власти укрепляет, губернаторов строить начал. Много чего...

– Ерунда это все, – Рокотов сморщил нос. – Президентские инициативы можно разнести по кочкам за десять минут.

– Как?

– Да с точки зрения логики...

– Например? – заинтересовался Егор.

– Хотя бы укрепление вертикали власти – Владислав сел прямо. – Для начала, институт представителей Президента – это совершенно антиконституционный орган. Есть три ветви власти – законодательная, исполнительная и судебная. Четвертой, которая бы за всем наблюдала, не предусмотрено в основном законе страны. Поэтому представители Президента существуют как бы полулегально, лишь на основании указа. В принципе, их можно смело посылать на фиг, их полномочия нигде не прописаны...

– Отчего же не посылают? – осведомился Туманишвили.

– Погоди еще. Дай срок губернаторам, и они этих представителей очень ровно на задницу посадят. Пока идет взаимное прощупывание. Если Президент в самое ближайшее время не инициирует внесение изменений в Конституцию и не легализует своих кунаков, то их сожрут на местах. Подставят, начнут саботировать их распоряжения, вызовут народный гнев. Много чего придумать можно... Да вон, чего далеко ходить! У нас в Питере назначили бывшего комитетчика. Тот всю жизнь с диссидентами боролся. Товарищ Чаплин. И что? Начал с того, что под резиденцию свою захапал дворец бракосочетаний, особняк великого князя Николая Николаевича... И понеслось! Народ волнуется, Чаплина «свадебным генералом» обозвали, и дня не приходит, чтобы в газетах его не упомянули. Вот вам и представитель Президента! К тому же эти бюрократы на обычного человека никакого влияния не имеют, только на чиновников. Из этого следует, что простому гражданину без разницы – есть представитель или нет его... Виртуальность, господа.

– Не понял, – сказал Чубаров.

– Что не понял?

– Про виртуальность...

– Это просто... На самом деле мы с властью почти не сталкиваемся. Они существуют отдельно, мы – отдельно. Непересекающиеся множества. Если строго рассудить, то современные чиновники из руководства страны на людей не оказывают никакого влияния. Каждый выживает сам по себе. Если, конечно, хочет... Я не беру в расчет бюджетников. Они по собственной инициативе дурью маются. Или бабки срубают за счет других, как менты...

– Но жить то надо, – развел руками Янут, – Что то жрать, детей кормить, где то работать...

– Это не ответ.

– Почему?

– По кочану. Чтобы нормально питаться, не обязательно работать на госпредприятии. Деревни вымерли, там дома по тыще рублей стоят. Возьми купи и живи там, на подножном корму. Всяко лучше, чем на дядю горбатиться... Овощи, фрукты, скотина. А также млеко и яйки, – Влад спародировал немецкого унтер офицера вермахта из советского фильма. – Вы же хозяйство держите, и ничего. Никто из вас не стонет... Надо только захотеть. Себя перебороть. Иначе кранты.

– Не все на земле работать умеют, – возразил Чубаров.

– Сие есть отмазка для тех, кто вообще трудиться не хочет. Научиться всему можно, стоит только захотеть. Мы все, между прочим, не профессиональные вояки, а выполняем задачу, диверсионной группы. И не вопим о том, что это не наше дело. Ибо если не мы, то кто?..

Собравшиеся на дне овражка казаки умолкли, обдумывая услышанное.

Вдалеке заполошно застрекотала сорока. Туманишвили резко перевернулся на живот и посмотрел в направлении звука.

– Не дергайся, – Филонов легонько ткнул Егора кулаком в плечо. – Это она орет на птенцов. При опасности крик другой...

Грузин успокоился.

– Недавно со стариком одним говорил, – Михаил перевел разговор на другую тему, – о давних временах... Много интересного услышал. Старику сто семь лет, а память как у молодого. Он мне рассказывал про бойца одного, что в начале века тут шороху наводил. Штабс капитан Николай фон Фрейман*...

* См. готовящиеся к выходу в свет романы Д. Черкасова «Штабс капиган», «Амурская сотня» и «Пластуны» (прим. редакции).

Влад удивленно поднял брови, но ничего не сказал.

Фамилия ему была хорошо знакома. И не понаслышке. Но для Рокотова явился новостью тот факт, что его прапрадед Николай Рудольфович фон Фрейман за свою насыщенную событиями жизнь успел отметиться даже на Кавказе. Про участие далекого предка в русско японской и Первой мировой войнах Владислав знал. Как и про то, что прапрадед, уже будучи генералом, несколько лет служил военным комендантом Ташкента.

Но не про Кавказ. Сто лет прошло, а о нем все еще помнят. Чудны дела Господни...

– Немец? – спросил Никита.

– Нет, наш человек. Казак, – серьезно ответил Чубаров.

«Вот это да! – поразился биолог. – Рудольфыч еще и казаком был! Ну ни фига себе! Кому сказать – не поверят. Скажут, придумал... Хотя жизнь такая штука, что задачки покруче любого детектива подбрасывает...»

46
{"b":"6080","o":1}