ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Он встал, потянулся. Хватит рассиживаться, пора в дальнейший путь. Он поскреб пятерней затылок. Ситуация складывалась патовая — теперь Владислав не мог доверять ни одному встречному, особенно если тот будет одет в форму югославской полиции или армии. Любой может оказаться его преследователем, а после того, что он сделал на тропинке, — стрелять будут без предупреждения. Единственным разумным выходом было обратиться в стационарный городской полицейский пост. Но до города надо еще добраться.

«Интересно, что они думают обо мне? Поняли, что я выжил после ночного нападения на палатку, или сочли еще одним сотрудником, который работает в автономном режиме? Будем исходить из худшего — им известно, что я уцелел и что меня голыми руками не возьмешь. Их действия? Загнать в угол и добить. Как? Перекрыть район они не в состоянии, людей не хватит. Значит, поставят посты на дорогах у ближайших городов, благо расстояния здесь небольшие... Вычислить меня — нет проблем, говорю я с акцентом, как одет, известно. Так так так... Надо делать большой крюк, города обходить стороной. Но тогда придется идти через Косово, а не хочется. Однако и в обратную сторону опасно. Ладно, у тебя целых триста шестьдесят градусов для выбора маршрута, иди куда хочешь... А хочу я в Питер, домой. И зачем я согласился сюда ехать? Сидел бы себе спокойно в своем фатерлянде, подрабатывал бы переводами да в ус не дул. Нет, вишь ли, романтику подавай! Ну что, получил по полной программе? Если такими темпами дальше пойдет, то через неделю тебя будут травить как тигра людоеда. Еще и уничтожение экспедиции повесят, за этим не заржавеет. Зачем искать мифических убийц, если подозреваемый — вот он! Со своими дурацкими историями о взрыве палатки, беготне по лесам, стычках с полицейским патрулем... Кисло выходит. Вряд ли поверят. Скорее в дурку отправят, чтоб в себя пришел. Конечно, это лучше, чем на кладбище, но все равно я сюда не за этим ехал. В психушку можно и на Родине попасть, в отделение острых неврозов, если всему тому, что по телевизору говорят, верить...»

Рокотов огляделся. В этом месте через реку ему не переправиться, вода слишком холодная, да и много ледяных ключей на стремнине. Сразу ноги сведет. Надо идти вдоль берега до какого нибудь моста или заметного брода. Он прикинул в голове карту и двинулся на восток, приняв на полсотни метров левее кромки воды, скрытый от посторонних глаз густым подлеском.

Впереди была почти вся ночь, и Владислав надеялся до рассвета преодолеть километров двадцать. Раз в час он останавливался и давал себе десятиминутный отдых, внимательно прислушиваясь к звукам вокруг.

Глава 6

Попутчик

С утра и до пяти часов Владислав просидел в невысоких, но густых зарослях можжевельника под каменистой осыпью у дороги. До моста по прямой было метров двести, однако возле него на пикник расположились десяток сербов, приехавших на двух открытых джипах. Солдаты с карабинами отдыхали после дежурства, и Рокотов решил не рисковать — шансов положить их тесаком и голыми руками не было никаких, даже если подобраться незаметно. С обеих сторон бревенчатый мост выходил на открытые ровные площадки, и биолог не испытывал желания сыграть с солдатами в «бегущего кабана».

Солдаты пили вино из оплетенных пузатых бутылей и поедали разнообразную снедь из корзинок, выставленных в центр круга.

Он посмотрел на это изобилие, послушал веселые возгласы, потом сплюнул и, чтоб не расстраиваться, ящерицей нырнул под переплетения ветвей.

«Да уж, я чужой на этом празднике жизни. — Галеты и съедобные корешки не шли ни в какое сравнение с жареным мясом, сыром и тушеными овощами. — Вот приспичило им место для застолья выбрать! Нет, чтобы где нибудь в километре отсюда, на живописной полянке... Приперлись на мою голову... Хорошо еще, что это не засада. Ну ничего, до вечера посидят и свалят. Поспать бы, да нельзя. Слишком близко. И надо момент не пропустить, когда они уедут...»

С места пиршества ветер донес песню. Слов было не разобрать, но мелодия напоминала военный марш.

«Во во! Наклюкались ракии и орут. Соловушки! Верно, что то патриотическое. Ишь, заливаются! Может, и мне к ним присоединиться? Выпасть, к примеру, из кустов и затянуть: „Мы красные кавалеристы и про нас...» Не пойдет. Во первых, ты не кавалерист, во вторых, они уже нажрались — еще пальнут сдуру... И, в третьих, самое неприятное, у тебя нет гарантий, что они не заодно с твоими недругами. Хотя форма вроде другая, не полицейская... Ну и что? Ты думаешь, это к лучшему? А вдруг они какую то совместную операцию проводят. Запросто. Единственное, что в схему не укладывается, так это уничтожение экспедиции. Не могло быть такого приказа сверху. Самодеятельность в чистом виде. И оттого вдвойне опасная. Кто такое сотворил, больше всего боится выживших свидетелей... А единственный свидетель — это я. Потому меня искать будут обязательно, не успокоятся."

Наконец взревели двигатели джипов.

Владислав высунулся из своего убежища и осмотрелся. Солдаты погрузили остатки снеди в кузовы, с хохотом потушили костер, по очереди помочившись на него и соревнуясь, кто дальше пустит струю.

Рокотов не знал, с какой стороны подъехали сербы, — когда он вышел к мосту, те уже веселились. Машины развернулись на каменистой площадке, переехали мост и исчезли за поворотом. Солдаты продолжали горланить песни. По всей видимости водочка была забористой и долгоиграющей.

«Ага, и мне в ту сторону. Идти или не идти? Вероятно, где то поблизости их часть. Далеко на пикник не отъезжают... Пойду ка я в противоположную сторону. Они свернули налево, а я двинусь направо. Нет, это глупо. Так я обратно потопаю, только с другой стороны реки... Эх, была не была, не буду я речку переходить, отправлюсь на север. Все равно уже такого кругаля дал, что сейчас без разницы... От базы я километрах в тридцати. Если предположить, что полицейских даже полсотни, такой район им охватить не под силу. По дороге я не попрусь, пойду рядышком, через холмы...»

На проселке, со стороны, где сидел Влад, внезапно послышалось урчание мотора и показался капот грузовика. Автомобиль медленно подъехал к затухающему кострищу и остановился. Из кабины появились двое, осмотрели место, где пировали сербские солдаты, и принялись что то обсуждать.

«Е мое! Час от часу не легче. А эти что тут делают? Еще один пикничок решили организовать? Здесь что, медом намазано?.. Нет, не пикник. Спорят о чем то, руками машут. В кузов полезли... Форма на них точь в точь как на патруле. Полицейские. Вот их то мне и надо больше всего бояться...»

Двое вновь прибывших минут пять возились в кузове грузовика, кантуя какой то продолговатый груз. С места, где лежал Влад, видно было плохо.

Наконец полицейские подняли и бросили в придорожные кусты полиэтиленовый сверток, очертаниями напоминающий человеческое тело.

«Ничего себе! Труп, что ли? Кто ж себя так ведет? Не госслужащие, эт точно. Значит, те самые? Но как они тут оказались? Прямо рядом со мной. Мистика...»

Сверток прокатился по склону и застрял в кусте дикой розы. Полицейские отряхнули руки, выбрались из кузова, сели в кабину и завели двигатель. Мотор зафырчал, грузовик в два приема развернулся и укатил обратно.

«Полный капец! Ну и дела! Что ж тут происходит?.. Ладно, проверим, кого или что они выбросили. Может, не труп вовсе...»

Владислав быстро пробрался к месту падения свертка, раздвинул ветви куста и уставился на перемотанный изоляционной лентой предмет.

Тот слабо шевелился.

* * *

Глава Президентской Администрации искоса смотрел на сдавшего в последнее время руководителя страны. Президент выглядел неважно, судя по иссеченному морщинами лицу, советами врачей он пренебрегал, а мешки под глазами создавали впечатление, что Человек Номер Один так и не справился с перманентной потребностью заложить за воротник.

Алкоголизм Президента давно стал предметом для шуток не только в кругах, близких к Власти, но и в самых широких слоях простого народа. Левые использовали его для постоянных нападок на существующий строй, правые как бы не замечали, центристы метались из стороны в сторону, то осуждая приболевшего льва, то вставая на его защиту — естественно, только в те моменты политической борьбы, когда им это было выгодно.

20
{"b":"6081","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Кремлевская школа переговоров
Исцеление от травмы. Авторская программа, которая вернет здоровье вашему организму
Князь. Война магов (сборник)
Бывший
Азазель
Help! Мой босс – обезьяна! Социальное поведение на работе с точки зрения биологии
Небо в алмазах
Силиконовая надежда
Новые правила деловой переписки