ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Ночью всего этого Рокотов не видел, но теперь быстро прикинул, какую пользу можно извлечь из окружающей обстановки. Выходило, что играть в прятки даже с вооруженными преследователями можно не один день. Чтобы перекрыть все ходы и лазы, противнику потребуется парочка батальонов.

Радовало также, что у полицейских не оказалось собак. Влад любил четвероногих друзей человека и не хотел бы их убивать. Даже если те верно служат его врагам. Собаки не виноваты, когда их используют для решения людских проблем.

Владислав выглянул из каменной щели. Гора, на вершину которой ночью забрались сербские полицейские, находилась точно на западе, что было весьма кстати, поскольку восходящее солнце лупило прямо в глаза преследователям. Глубокая черная тень скрывала Влада и Хашима, полицейские же, напротив, были видны, как на ладони.

Малюсенькие фигурки разделились на группы и начали спуск, расходясь веером.

«Ага... Не угомонились и решили прочесать лес. Кто ж у них такой умный выискался? Если подойдут еще солдатики, совсем кисло придется. Конечно, можно уйти в штольню, вон их сколько здесь, но куда они ведут? И ведут ли вообще? Может, завалены через два десятка метров...»

— Хашим, — Влад слегка толкнул мальчугана, — видишь вход в пещеру? Заберись туда и посмотри, насколько глубоко она уходит в гору. Далеко от входа не отходи, шагов на сто, не больше... И никуда не сворачивай. Просто выясни — шахта это или тупик. Ясно?

— Ясно, — Хашим, пригнувшись, скрылся в темноте. Мальчишка оказался сообразительным и послушным. Было видно, что он по взрослому оценивает ситуацию. В общем, на маленького албанца можно было положиться, не подведет.

Он вынырнул из шахты минуты через две.

— Там проход вниз и развилка... Ничего не видно. Я бросил камень, так он далеко упал. Коридоры не завалены, один песок под ногами... Через несколько метров от входа лежит здоровенный камень. Рядом с ним тоже дырка в стене...

— Большая ?

— Пролезть можно.

— Ты, когда внутрь зашел, сквознячок почувствовал? Или там воздух стоячий?

— Ветерок был, — Хашим сморщил лоб, — в спину дуло...

— Отлично, — Влад огляделся. — Делаем так. Сейчас ты заберешься в шахту и сядешь возле этого большого камня у входа. Короче, спрячешься. Я постараюсь отобрать оружие у полицейского. Потом попробуем сбежать через шахту. Если там есть ветерок, значит, есть и выход. А под землю они не полезут, испугаются.

— Гранату кинуть могут, — по деловому предположил Хашим.

— Не поможет. Слишком много поворотов. Себе дороже гранату кидать. А мы уже далеко уйдем...

Мальчик кивнул и снова полез в шахту.

На самом деле, кроме того, что Владислав хотел спрятать мальчика подальше от полицейских, он еще и не желал, чтобы Хашим стал свидетелем расправы над кем то из преследователей. Единственным эффективным оружием Рокотова был тесак, а картина разрубания живых людей могла нанести мальчугану глубокую психическую травму.

При всем при этом он плохо представлял себе, как именно осуществит задуманное. «Орудовать тяжеленным ножом» в непосредственном контакте, — ситуация не для слабонервных.

Влад сделал несколько глубоких вдохов и попытался расслабиться.

«Другого выхода нет. Они идут группами, у всех — автоматы. Голыми руками их не возьмешь, не успеть. А с тесаком есть шанс. На каждого по удару. Троих положу за секунду, вякнуть не успеют... Единственная проблема в том, что я по живому человеку бить не умею. А надо. Иначе они меня в решето превратят, без вариантов... За этими не заржавеет. Только как их врасплох застать?»

Влад переместился чуть правее и внимательно, рассмотрел спускающихся полицейских. Часть их уже скрылась в лесу, по косогору в его сторону двигались трое.

"Как по заказу! Ага, шуруют по тропинке гуськом... Нормалек. А вот и камушки, по которым они пройдут минут через сорок, если сохранят темп. Отсюда это метров семьдесят, — точно, выйдут вон к той парочке валунов... А я спрячусь за каменюками. Они будут выискивать более удобное укрытие, где я могу схорониться, значится, меня пропустят.

Во я даю! Трех дней не прошло, а уже как отъявленный диверсант мыслю. Вот что значит личная заинтересованность... Не хухры мухры. Теперь надо провернуть какой нибудь отвлекающий маневр. Бросать камушки без толку, вряд ли они на это купятся... Скорее наоборот, врежут очередь именно по тому месту, откуда я буду швыряться. Такое только в дешевых фильмах срабатывает, а тут ребятки серьезные, на мякине не проведешь..."

Рокотов пробрался между камней к тропинке и осмотрелся. Тут и там валялись плоские булыжники и обломки туфа. Вокруг песок. Передвигаться проще, если перепрыгивать с камня на камень.

«Годится! Итак, — Владислав покачал ногой один из камней, — на этот кто нибудь из них обязательно наступит. Замечательно! Подлянки в виде импровизированной мины они от меня не ждут, у меня ведь нет оружия и быть не может. По их мнению... Они будут разочарованы».

Он быстро достал пенал и патроны. В набор инструментов входили миниатюрные иглы и зажимы, весьма подходящие для задуманного.

Патроны, к счастью, оказались с бумажными гильзами. Скальпелем Рокотов отделил от них верхние половинки, где находилась дробь, и бросил в траву. Потом отвалил плоский овальный камень и высыпал в ямку весь порох, расставил пяток обрезков гильз и в каждую аккуратно вставил по игле так, чтобы те упирались в пленку из гремучей ртути. Нажмешь иглу — срабатывает капсюль и вспыхнет порох.

Не дыша, Владислав осторожно опустил сверху камень. Теперь малейшее движение куска туфа вызовет подрыв одного из капсюлей. Со стороны камень выглядел обычно, а для пущей маскировки биолог присыпал его песочком.

«Отлично. Вообще не заметно... Теперь засада. Если смотреть со стороны тропинки, наиболее опасными кажутся вон те валунчики. Значится, мы расположимся чуть сзади и с противоположной стороны, в этой промоине... До мины — метра три, один прыжок. Секунду они потеряют, когда вспыхнет порох. А мне больше не нужно, управлюсь...»

Влад вжался в землю и приготовился. Противник должен был объявиться минут через двадцать. Рокотов надеялся, что полицейские не свернут в чащобу, а пройдут по наиболее короткому и удобному маршруту по старой тропинке.

* * *

На полянку с примятой травой наткнулась группа, двигающаяся по центру низины. Один из полицейских вызвал по мини рации остальных, и через десять минут все собрались возле невысокого холмика, заросшего высоченным, в человеческий рост, репейником. Солдаты окружили поляну кольцом, а проводник с майором обследовали место предполагаемого привала беглецов. Результат удивил.

— Не понял, — проводник легким движением руки провел по смятым стеблям, — тут было минимум четверо взрослых. И ни одного ребенка...

— Посторонние? — предположил майор.

— Откуда? Не ет, это те, кого мы ищем... Но их же двое. Кто то присоединился по дороге? — проводник рассуждал сам с собой, не обращая внимания на нетерпение майора. — Маловероятно... Хотя — почему нет? Или это охотники? Не похоже... Лежали недолго, но не скрываясь. Командир, спросите, что у внешних постов.

Майор вызвал караульных и выслушал доклад. Повернулся к проводнику.

— Все тихо.

— Значит, из долины не выходили... — Проводник прошелся краешком поляны, внимательно глядя под ноги. — И больше никаких следов. Интересная история... Либо наш беглец водит нас за нос, либо с ним кто то еще. В первом случае делать нам тут нечего. Преследовать он нас не будет, а отправится в противоположном направлении. Но вот если биолог не один...

— У нас нет времени, — прервал его майор. — Срок, чтобы их обнаружить — до темноты. К полудню здесь будет все подразделение. Сможешь определить хотя бы примерные координаты мишеней?

— Примерно могу. Отсюда они двинулись куда то туда, — проводник указал рукой в чащу. — Надо посмотреть...

— Ну так смотри, — майор закурил и приказал остальным: — Отдых пятнадцать минут!

26
{"b":"6081","o":1}