ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Не успели снаряды достигнуть цели, как бомбардировщики уже легли на курс 330, поднялись до 50 тысяч футов и отправились на свою базу.

Началась горячая фаза войны Северо Атлантического Альянса против суверенного европейского государства.

Глава 9

Не счесть придурков в каменных пещерах...

Возле поворота шахты Владислав резко остановился и ударил себя по лбу — он чуть не забыл, что там, в темноте, сидит маленький албанец, готовый открыть огонь на малейший шорох. Невнимательность могла стоить Рокотову жизни.

— Хашим, это я, Владислав! — громко позвал биолог, пытаясь сориентироваться во мраке.

— Влад! — Хашим откликнулся радостно и посветил зажигалкой, как условились. — Все в порядке?

— Не совсем. По моему, они теперь знают, где мы. Надо уходить...

Рокотов вытащил из аптечки моток тонкой хирургической нити и побежал к выходу из пещеры. Не выходя наружу, он остановился и прислушался.

«Пока можно не нервничать... Они будут здесь минут через пятнадцать, не раньше. Времени навалом. Что ж, друга мои, придется вам познакомиться с очередной ловушечкой. Будем надеяться, что шахта выдержит... — Шагах в двадцати от входа он нашел удобную щель и закрепил в ней четыре гранаты для подствольников и одну обычную. На ощупь осторожно развел усики взрывателя, предварительно привязав к кольцу один конец нити. — На растяжку они не попадутся, поэтому попробуем дедовским способом...»

Заряд располагался на уровне груди. Влад отошел за угол, медленно разматывая нить и следя, чтобы она не цеплялась за выступы на стене.

О длине своего подрывного шнура он не беспокоился — в мотке больше ста метров.

— Итак, Хашим, — Рокотов слегка потряс мальчика за плечо, — сейчас мы будем очень быстро делать ноги. Ты отдохнул?

— Да, я готов... А как они узнали, что мы здесь?

— Наверное, оставили наблюдателей с биноклями. Но это не важно, мы все равно ведь собирались искать выход. Так, ты писать хочешь? Учти, потом может не оказаться времени...

— Нет, я недавно все сделал.

— Молодец, — Влад подтолкнул мальчика к крайнему слева тоннелю. — Пройди шагов тридцать и жди меня...

Хашим послушно скрылся в черном провале. Рокотов подполз к изгибу коридора и выглянул в проход, ведущий наружу. Противника пока видно не было, но где то далеко, на пределе слышимости, уже звучали резкие команды.

«Четко работают... — Владислав снова отполз назад. — Но это и к лучшему. Профессионалов можно просчитать... Сначала они от души постреляют в темноту, потом пустят разведгруппу под прикрытием нескольких стволов. Особое внимание будут обращать под ноги, чтобы не задеть натяжной шнур. От входа метров десять, идти с предосторожностями секунд двадцать. Плюс время срабатывания взрывателя... Значит, после окончания стрельбы на счет тридцать. Кого нибудь да зацепит... после взрыва они минут десять сюда не сунутся. А мы успеем пройти по шахте метров триста четыреста... Хренушки они нас догонят, там поворотов до черта. И народу у них не так много, чтоб массовое прочесывание затеять. А поглубже взрывать нельзя, это сократит мой арсенал защитных средств... И потом, даже если тут обвал произойдет не страшно: вход засыплет, и только. Мы воспользуемся другим выходом...»

Из прохода донесся грохот длинных очередей. Полицейские патронов не жалели, высаживали по целому магазину. Уроки осторожности в отношениях с Владом они усвоили хорошо.

Но не до конца.

Когда стрельба прекратилась, Рокотов медленно досчитал до тридцати, открыл рот, чтобы не оглохнуть, и потянул капроновую нить. Та туго натянулась — и обвисла: предохранительная чека выпала из гнезда.

Поток огня вперемешку с обломками камней и кусками плоти вылетел из пещеры, сметя по пути еще пятерых полицейских. Оглушенный взрывом проводник скатился вниз на тропу, майор в бессильной ярости бил кулаком по безучастному валуну. Русский опять устроил ловушку.

В шахте погибло шестеро. Снаружи — трое были убиты, двое тяжело ранены. Коридор завалило кусками песчаника.

За три дня отряд потерял пятнадцать человек из пятидесяти одного. Если считать с ранеными, то девятнадцать...

Владислава приподняло и чувствительно стукнуло о неровности пола.

«Ого! Шарахнуло так шарахнуло... Что ж на выходе творится? Подумать страшно... — Он смотал остатки нити, дабы враг не выяснил направление движения беглецов. — Надеюсь, не напрасно. Нечего ходить там, где ведутся взрывные работы! Короче, не стой под стрелой. Судя по мощности, пяток полицаев я угробил, это факт...»

Он медленно прошел по наклонному тоннелю и наткнулся на Хашима.

— Не испугался? Тогда пойдем. С этой секунды говорим шепотом, ясно?

— Да...

Сначала шахта вела прямо, потом повернула налево, затем снова прямо. Через две сотни метров они подошли к развилке.

— Погоди ка... — Рокотов зажег спичку и посмотрел на колышущееся пламя. — Нам сюда.

Идти в темноте приходилось медленно, ощупывая ногой пол, чтобы не провалиться в трещину или не подвернуть стопу. Любая серьезная травма в их положении означала почти верную гибель.

Пройдя по тоннелю около километра, беглецы вышли в обширную пещеру, карстовую полость в самой глубине горного массива. Сквозь невидимые щели пробивался призрачный свет, вдоль стен высились гигантские сталагмиты. Картина была столь величественной, что Влад на минуту забыл, зачем они здесь. Хашим озирался, открыв рот.

— Здорово...

— Эт точно, — согласился Рокотов. — Только, к сожалению, мы не наслаждаться красотами сюда пришли. Нам выход отсюда найти надо.

— Пойдем вдоль стены, — предложил маленький албанец. — Я в такой пещере однажды был... Тут должно быть много выходов.

— Разумно. Но сначала помолчи минутку, а я послушаю, что происходит за спиной.

Он вернулся в проход, откуда они только что вышли, закрыл глаза и обратился в слух.

Как оказалось, предосторожность тщетной не была.

Где то вдалеке звякнул металл, будто кто то случайно задел стволом автомата неровность стены. От одного этого звука у Рокотова похолодело в животе: погоня приближалась.

«Вот настырные! Можно подумать, мы у них миллион долларов украли. Идиотизм. Ради меня с пацаном готовы десятки людей положить... Идут за нами довольно быстро. Значит, по приборам... Ладно, это меня устраивает».

Влад выскочил из прохода, схватил и опустошил автоматный магазин. Постоянные тренировки превратили его пальцы в клещи, и он без труда начал выдергивать пули из патронов.

— Слушай, Хашим, времени нет. — Мальчишка обеспокоенно наклонился к биологу.

— Они близко. Сейчас я пойду в глубь коридора. Нас с тобой будет связывать нитка. Я надену ее тебе на палец. Когда устроюсь в засаде, дерну два раза. С этой секунды жди любого рывка нитки. Как только почувствуешь — подожжешь порох. — Рокотов ссыпал внутрь бумажного кулечка начинку тридцати патронов. Аккуратно выложил пороховую дорожку и сунул в руку Хашима зажигалку. Кулек разместился возле выхода в пещеру. — Сидишь возле стены и ждешь! Ясно?

— Все понял, — албанец пристроился рядом с началом пороховой дорожки. — Дергаете — я поджигаю.

— Сначала два раза дерну, — напомнил Влад, — не ошибись.

— Помню...

Владислав снял рюкзак, вытащил два ножа и скользнул в черноту коридора. Автомат и тесак он оставил рядом с Хашимом, поскольку в узком проходе они были бесполезны. Как и гранаты.

Проем представлял собой прорубленную в породе щель шириной около полутора метров и высотой в два человеческих роста. Рокотов отмерил двадцать шагов и принялся взбираться наверх, упираясь руками и ногами в выщербленные стены.

«Вот уж не думал не гадал, что „геккон“ когда нибудь пригодится. Спасибо Лю, что роздыха мне не давал, пока я не научусь карабкаться по любой поверхности... — Он угнездился под потолком коридора, встав на полную поперечную растяжку, когда ребра стоп упираются в противоположные стены. — Хорошо, что выступы есть, теперь хоть полчаса простою. — Он дважды дернул за нитку и на всякий случай плотно закрыл глаза. — Отлично, пацан не подвел. Молоток! Маленький, да удаленький... Теперь дыхание. Вдох — вы ы ыдох... вдох — вы ы ыдох... Дыхание — ключ к успеху. Приготовились...»

32
{"b":"6081","o":1}