ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— У нас с тобой другого выхода, по большому счету, нет, — закончил рассказ Владислав. — Или выживем, или нет.

Американский летчик и русский биолог посмотрели друг другу в глаза, и каждый понял, что теперь они связаны крепко накрепко невидимой нитью, называемой «общий враг». Кудесник кратко представился.

— Что ж, — заявил Влад, — общаться с американскими военными летчиками мне еще не приходилось... Ты хоть что то на земле делать умеешь?

— В пределах пикника, — честно ответил Коннор.

— Класс! Хоть стрелять то умеешь?

— Умею...

— И то ладно. Но ствол я тебе пока не отдам. Потому что, честно говоря, до конца еще не доверяю. Потому что я не знаю, поверил ли ты, что недалеко от нас действительно крутятся убийцы, которые не щадят никого... Предупреждаю сразу: нападать на меня бессмысленно, я тебя голыми руками уделаю, если надо будет. Равно как не надо кричать или совершать иные неадекватные действия. Пойдешь впереди, шаг в сторону приравнивается к попытке к бегству. Прыжок на месте — к попытке улететь...

— Понял, — буркнул американец. — Но меня станут искать.

— Знаю. И не только твои. К утру здесь будет полно полицейских и военных. Где твой парашют?

— В лесу спрятал.

— Спрятал... — пробормотал Влад. — Надо было хоть утопить в болоте. Ладно, сделанного не воротишь. Давай двигай прямо по просеке, будем следы путать... Помни — в сторону не дергаться.

* * *

Передатчик капитана ВВС США Коннора, сбитого в небе над Косово, проработал ровно 1 час 38 минут и 24 секунды. Потом сигнал исчез.

Аналитики из военной разведки пришли к мнению, что Кудесник, скорее всего, захвачен в плен югославами или расстрелян.

Однако аварийный передатчик был не единственным источником сигнала, по которому устанавливалось местонахождение пилота. Или его тела. Коннор, как и все, кто вылетал на боевые задания, был одет в специальный комбинезон, прошитый изнутри металлическими нитями и снабженный хитрой системой гибких аккумуляторов. Практически одежда летчика представляла собой антенну. Через систему термодатчиков аккумуляторы накапливали тепло человеческого тела, поверхность комбинезона поглощала солнечные лучи, и раз в десять минут на частоте в несколько гигагерц миниатюрный передатчик посылал миллисекундный сигнал, позволявший определить местоположение пилота с точностью до километра. Система была сверхновой, и на нее возлагались большие надежды.

Спутник «А 90СХ» военно космических сил США с помощью своего шестидесятиметрового зеркала пеленгатора начал сканировать район катастрофы «F 117A» с бортовым номером 486 и к полудню по Вашингтону обнаружил искомый объект. Спустя еще два часа стало понятно, что сигнал движется со скоростью пешехода. Это позволяло надеяться, что летчику удалось выжить и он на своих двоих куда то идет.

Подразделение морской пехоты, расквартированное в Македонии, получило приказ готовиться к операции спасения.

Военная разведка по своим каналам связалась с албанскими отрядами, могущими в самое ближайшее время добраться до точки приземления и попытаться блокировать сербские силы, давая возможность спасателям вытащить капитана Коннора.

Эскадрилья самолетов разведчиков ЕА 6В «Праулер», размещенная на авиабазе возле итальянского городка Асколи Пичено была приведена в состояние повышенной готовности.

Государственный Секретарь дала задание своему спичрайтеру срочно отпечатать два варианта телевизионного обращения — один с выражением соболезнований по поводу зверского убийства американского пилота героя, другой — с благодарностью доблестным «тюленям», за спасение летчика, выполнявшего свой долг по защите мирных албанцев от гуманитарной катастрофы. Речи были насыщены образными оборотами и одинаково понравились «мадам». Будь ее воля, она зачитала бы оба варианта.

* * *

Конечно же, риск был огромен. Американец оказался плохо подготовлен к жизни в лесу, без своей техники был как без рук, привык к комфортным условиям существования на авиабазах и не знал ни одного языка, кроме английского. В общем, с какой стороны ни посмотреть — потенциальный покойник. Но все же Рокотов решил рискнуть.

Как это бывает в жизни, благородные порывы тесно переплелись с сугубо практическими соображениями.

Владислав не смог бы напасть на беззащитного человека, а тем более — его убить. Что бы ни говорили о русских, но бессмысленная жестокость и пренебрежение человеческой жизнью большинству не свойственны. Скорее, наоборот. Естественно, бывают исключения, но Влад к этой категории не относился. Истинно русский по воспитанию, вере и мироощущениям, он чаще готов был пожертвовать своей жизнью ради спасения другого, чем отнять жизнь. Такой вот парадокс загадочной славянской души. Это во первых.

Во вторых, двое — завсегда лучше, чем один. На пару можно увеличить число боевых комбинаций. Пока один будет работать на отвлечение, у второго появляются хорошие шансы тихо и незаметно устроить врагу какую нибудь гадость.

И в третьих, Коннор мог стать реальным пропуском в нормальную жизнь. Американцы всегда и везде всеми силами пытаются вытаскивать своих, не обращая внимания на затраты, это у них вбито с детства и выполняется свято. А человек, спасший их летчика, вполне может рассчитывать на свободное место в вертолете и на дальнейшую помощь, вплоть до получения вида на жительство в США.

«Грин кард», однако, Влада не интересовала. Ему бы хватило, если б его вывезли за пределы воюющей Югославии в какую угодно нормальную страну, где он сможет спокойно отправиться в российское посольство и вылететь на Родину.

Но до этого было далеко. Пока что основной и самой насущной задачей являлось выживание. Как всегда. Надо было продержаться до того момента, пока они не свяжутся с натовскими спасателями и не выйдут к точке прибытия транспортного вертолета.

Влад скоренько просчитал ситуацию, проанализировал обстоятельства приземления Коннора и пришел к выводу, что в ближайшие дни следует опасаться только отряда специальной полиции. «Стелс» упал вне пределов видимости, где то за десятки километров от места боя, воздушным потоком Джесса отнесло в сторону, так что если его и ищут, то совершенно в другом районе. А вести поиски во время массированных бомбардировок, да еще на самой границе с Косово — дело трудное и малоперспективное. Помощи от албанцев югославская армия не дождется, на то, чтобы обыскать каждый метр территории, не хватит никаких сил. Так что операция по обнаружению и пленению летчика будет выполняться формально, без излишнего рвения. К тому же немного в стороне от места приземления.

Совсем другое дело — отряд бандитов, наряженных в форму полицейских. Ради выкупа они будут искать американца упорно, с «огоньком», не щадя ни своих, ни чужих. Если, конечно, узнают о том, что Коннор, возможно, где то поблизости.

Влад рассчитывал на худший вариант развития событий и самоуспокоением не занимался.

Связь у полицейских есть, технически они обеспечены неплохо, бойцов хватает. Запросто могли увидеть воздушный бой и сделать определенные выводы. А пленение пилота «невидимки», глядишь, и послужит командиру отряда своеобразной индульгенцией, буде ему придет в голову отмазываться перед начальством за зверское уничтожение жителей деревни. Если, конечно, начальство об этом знает, если не списали мирных крестьян на албанских террористов...

К рассвету конвоируемый Рокотовым Кудесник вымотался окончательно. За четыре часа они прошли всего пять километров, хотя изрядно запутали следы, по нескольку раз пересекая встреченные по дороге ручьи и каменистые осыпи.

— Надо искать убежище, — произнес Коннор, глядя на восходящее солнце.

— Об этом не беспокойся, — Владислав осмотрел близлежащую гору. — Здесь полно заброшенных шахт, так что нору для себя мы найдем быстро... Но для начала надо узнать, что поделывают наши друзья в миленьких серых беретах. Поэтому сейчас мы заберемся во он на ту горочку и немного понаблюдаем. А пока сядь на этот пень и не двигайся. Мне надо кое что приготовить на случай погони.

47
{"b":"6081","o":1}