ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Готов?

— Готов, — Кудесник окончательно пришел в себя. — Куда?

— Вперед по ложбинке, там поглядим...

Спустя час они были в трех километрах от бывшего болота, куда подтянулся остаток отряда специальной полиции.

* * *

В бессильной ярости майор выпустил в лес полную ленту из пулемета.

Услышав дробь очередей, Владислав язвительно улыбнулся — у солдат явно не все в порядке с нервами. И прибавил шагу.

Глава 15

Цели и задачи

Когда утреннее солнце осветило вершину горы Владислав высунулся из за камня и быстро осмотрел склоны.

За ночь они с Коннором прошагали пятнадцать километров, взобрались на хребет, окружающий долину, и заняли удобное положение на вершине. С высоты почти в километр вся местность была как на ладони.

Через видоискатель Влад посмотрел на бывшее болотце, превращенное взрывом в пологое углубление, заваленное комьями грязи. Никакого движения вокруг него не было — видимо, солдаты ушли еще ночью, так и не поняв, что произошло. Термический удар сжег все возможные следы пребывания летчика и биолога, превратил лесок в непролазный бурелом, а воздушный поток, рванувшийся к эпицентру взрыва, засыпал болото и местность в радиусе ста метров прошлогодними листьями, сухими ветвями и песком. Проводник отряда оказался не у дел.

Джесс подполз поближе и дернул Рокотова за рукав.

— Что нибудь видишь?

— Пока нет. На, сам посмотри. — Пилот приник к окуляру.

— Куда они подевались?

— А мне откуда знать? — Влад отобрал у американца видоискатель, сорвал лист подорожника и закрепил его над линзой комочком сковырнутой с ближайшей сосны смолы. — Держи, теперь бликовать не будет.

Кудесник снова стал изучать долину. Спустя десять минут ему это занятие надоело. Пространство под ними было пустынным, полицейские будто испарились. С хребта лес и небольшое озерцо на юго востоке просматривались прекрасно, но противник исчез. Нигде не поднимался дымок от костра, не передвигались цепочки фигур, не сверкало стекло бинокля или оптического прицела.

— Может, ушли? — предположил летчик.

— Ага, жди. Затаились где то. Решили сменить тактику и действовать из засады.

— Но так нас можно неделями искать, если и мы куда нибудь спрячемся, — возразил Коннор. — Просторы тут вон какие.

— Верно. Я опасаюсь, что они готовят какую то гадость, чтобы нас выманить. Например, подожгут лес.

— Ну и что? Мы то наверху.

— Спускаться то нам так или иначе придется... С той стороны не слезть, я проверял. Длины веревки не хватит. Так что путь у нас отсюда один: обратно в долину... Правда, мы можем пройти направо километра три и налево столько же. В принципе, тут склоны пологие, спуститься почти повсюду можно. Но если полезем в дневное время, то на фоне горы будем отличными мишенями...

— Тогда зачем ты сюда забирался? — не понял американец.

— А я действую как бы против здравого смысла. Они уверены, что мы будем скрываться либо в шахтах, либо в чаще. И выбираем момент, чтобы покинуть эти места... То есть — они обязательно поставят посты там, там и там, — Владислав указал рукой на восток и север. — Соответственно, растратят силы. Hа каждой такой пост надо минимум по пять человек. Вот и считай.

— Ага. Пятнадцать в минусе, быстро им сюда не добраться, — сообразил Коннор. — Остается человек двадцать.

— Может, и меньше. На болоте мы положили около двадцати. Так что теперь у них дефицит личного состава.

— А сколько снайперов? — задумался Джесс.

— Два три.

— Тогда гляди, — летчик подполз, выглянул из за валуна. — Где наиболее разумно разместить секреты? Я бы поставил одного снайпера с нашей стороны, например, во он у той вершины, другого — на утесе слева, а третьего посадил бы на горочку возле основных входов в шахты.

— Согласен, — кивнул Рокотов.

— И еще. Отряду нужна вода. Поэтому основной лагерь они разобьют недалеко от озера, это естественно. Может быть, не у самой воды, но и не дальше нескольких сот ярдов. Так что мы примерно знаем их местоположение.

Владислав помассировал виски.

— Извини, плохо соображаю... Не высыпаюсь... Да, пожалуй, ты прав. И не «пожалуй», а на сто процентов... И что ты предлагаешь?

Американец с гордостью улыбнулся. Наконец он перестал быть обузой.

— Двигаемся по хребту налево. Рано или поздно выйдем к снайперской точке. В секрете максимум трое, так что мы их уделаем... Нападения сзади они вряд ли ожидают, все их внимание должно быть сосредоточено на долине. В два ствола мы их положим за секунду.

— А шум?

Джесс умолк и почесал щеку, на которой уже обозначилась рыжеватая щетина.

— Об этом я как то не подумал... Если прижать пистолет к телу, то шума не будет. Но нет гарантии, что мы сможем подобраться так близко...

Рокотов покопался в карманах, извлек упаковку презервативов и продемонстрировал Коннору.

— Вот решение.

Американец посмотрел на русского с опасливым выражением, никак не соответствующим серьезности момента. Более того, Коннор рефлекторно отодвинулся от Владислава.

Тот вскрыл упаковку и вытащил розовую усатую резинку.

— Славненько, — биолог поднял глаза и встретил напряженный взгляд Кудесника. — Что с тобой?

— В каком смысле?..

Влад посмотрел на зажатый в руке презерватив, потом на пилота, потом снова на резиновое изделие «номер два»... и согнулся от хохота.

— Ты что... подумал... — сквозь приступы смеха выдавил он, — что я... с тобой... — Рокотов вытер слезы и немного успокоился. — Эта штука совсем не для этого...

Новый приступ веселья не дал ему закончить фразу.

Спустя полминуты Владислав успокоился.

— Ну ты даешь! Запомни, Джесси, я — не гомик, никогда им не был и даже ни одного знакомого «голубого» у меня нет. Так что в этом смысле я абсолютно безопасен.

— Ну, это твое личное дело, — примирительно заявил Коннор, — «голубые» такие же люди, и я не испытываю к ним антипатии... Просто я подумал...

— Что мы с тобой тут сольемся в экстазе?! — опять заржал Рокотов. — Брось ты эту фигню! Кондомы существуют не только для того, чтобы предотвращать демографические взрывы и от СПИДа обезопаситься. Учись, студент...

Биолог надул презерватив, ловко нацепил его на ствол «вальтера» и место соединения обмазал сосновой смолой. Теперь дуло заканчивалось надутой колбаской, конец которой украшали усики.

— Самое сексуальное оружие в мире. Жаль что одноразовое, — Влад потряс пистолетом. — При выстреле раздается хлопок, как от лопнувшего воздушного шарика. К сожалению, такую пушку можно носить только в руке. Ни в карман, ни в кобуру не поместится.

Летчик восхищенно посмотрел на модернизированный пистолет.

— Круто! А сработает?

— Обязательно. Согласно законам Гей Люссака и Бойля Мариотта... Кстати, о Гей Люссаке ничего дурного не думай, — биолог опять развеселился. — Ну, ты меня уморил...

— Бывает, — развел руками американец, — извини... У нас в Штатах сейчас столько педиков, что иногда уже переклинивает. Их даже в армию берут.

— Серьезно? — удивился Влад. — И как они там?

— Не знаю, — Коннор передернул плечами. — К нам пока ни одного не попадало. А в пехоте, знаю, есть...

— И в элитных частях, типа «людей лягушек»?

— Не ет, исключено. Ни у «тюленей», ни у «зеленых беретов» этих ребят нет. Хотя, конечно, педики и орут про дискриминацию, но спецназ пока держится.

— Это хорошо. А то не очень приятно, если сюда за тобой прилетят напомаженные манерные «спасатели», — Рокотов снова хмыкнул. — Ладно, давай попробуем пройти до той вершинки, а там посмотрим. Таблеточку не хочешь? — Он расстегнул клапан аптечки и достал пузырек с фенамином.

— Это что?

— Так, — Владислав протянул ему лекарство на ладони. — Только не подумай, что я наркоман. Объясняю: это медицинский препарат, позволяющий долгое время не спать и быть бодрым. Основной компонент наркотик, но я знаю дозировку, чтоб здоровье не повредить... В нашем положении без допинга не обойтись, мы уже почти двое суток на ногах.

55
{"b":"6081","o":1}