ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Как написать бестселлер. Мастер-класс для писателей и сценаристов
Образ новой Индии: Эволюция преобразующих идей
Мир вашему дурдому!
Богиня по выбору
Там, где кончается река
Сдвиг. Как выжить в стремительном будущем
Холодные звезды
Институт неблагородных девиц. Чаша долга
Пластичность мозга. Потрясающие факты о том, как мысли способны менять структуру и функции нашего мозга
A
A

Вырисовывалась парадоксальная ситуация — даже если предположить, что западные лидеры солгали, то как спустя столько времени югославы узнали, что пилот жив и его следует искать именно в этом районе?

Без «крота» в штабе НАТО такое невозможно. Но «крот» сообщил бы о провале спасательной операции гораздо раньше, не стал бы тянуть с подобным известием три дня...

Неужели летчика сдали свои же? Мирьяна почувствовала знакомую дрожь, предшествующую расследованию по настоящему убийственного сюжета. Нюх на такие дела у нее был отменный.

— Слушай, Стевен, — как бы невзначай поинтересовалась журналистка, — а в этих местах легко спрятаться?

— Смотря кому, — рассудительно заявил подросток. — На равнине не очень... Будь я этим летчиком, пошел бы туда, в горы... — он махнул рукой на юг. — Там Косово. И места почище наших — одни болота да горы.

— Не говори глупостей, — прервала племянника тетушка. — Там без проводника и дня не протянешь. Гиблые места. Если животина домашняя за хребет по тропинке уйдет — все, можно обратно не ждать. В болоте утопнет или со скалы сорвется. После войны там шахты были, да взрыв какой то произошел, вот их и закрыли. С тех пор туда никто не ходит.

— Что за взрыв? — поинтересовалась Мирьяна.

— Да кто ж его знает! — отмахнулась хозяйка. — То ли газ взорвался, то ли с динамитом перемудрили, когда новую шахту делали... Народу погибло — ужас сколько! Почти шестьдесят человек. Вот выработки и прикрыли. Это еще при Тито было. Поговаривают, что начальника шахты и главного инженера потом расстреляли. Тогда с этим строго было...

На следующее утро Мирьяна объявила, что уже достаточно отдохнула и собирается возвратиться в Белград. Простившись с хозяйкой и Стевеном, она выбралась на проселочную дорогу до Трепчи, где всего за несколько динаров ее бы подбросили до железнодорожного вокзала.

Перейдя мостик, журналистка через лесок обогнула село и пошла по еле заметной тропинке в гору, оставляя район поисков американского летчика по левую руку от себя и запоминая обратную дорогу. Повторить судьбу туристов ей не хотелось.

Но без риска качественный репортаж не получится.

* * *

Пройдя в глубь болота около километра, Влад выбрал островок посуше, сбросил с плеча рацию, залег у кочки и направил ствол автомата в сторону вражеского лагеря. Туман глушил все звуки, был слышен лишь посвист ветра, да капли дождя шуршали в осоке.

Радостный Кудесник улегся рядом.

— Когда попробуем выйти на связь?

— Надо сначала добраться до какой нибудь вершины, — буркнул Рокотов. — Посмотри paцию. Сможешь на ней работать?

Коннор откинул панель, включил на несколько секунд фонарик и провел пальцем по тумблерам.

— Нет проблем. Модель старая, нас учили работать на подобных еще в летной школе. Мощности хватит.

— Замечательно. Диапазон ваш?

— Ага. С хорошей антенной я с Брюсселем связаться смогу...

— Брюссель нам не нужен, — проворчал биолог. — Передачу легко засечь?

Джесс мрачнел. Упоминание о службах пеленгации не радовало. Радиостанция оказалась отнюдь не новой модели, сигнал распространялся согласно законам магнетизма — радиально во все стороны, так что избежать перехвата передачи было нереально.

Владислав заметил перемену в настроении летчика.

— Во во! Обрадовался раньше времени. Это тебе не новейшие машинки с узконаправленным лучом. Но все равно выбора у нас нет. Придется выкручиваться с имеющимися средствами...

Коннор вздохнул и покачал головой.

— Не вешай нос...[21]Тьфу, опять не понял! Это значит — не расстраивайся. Бедный у вас язык, — посетовал Рокотов, — не то что русский... В общем, так: перед тем, как выходить в эфир, надо продумать, с кем ты собираешься связаться и что будешь говорить. Лучше всего, если сеанс будет один единственный... И по продолжительности не более пяти минут.

— Дерьмо, — ругнулся летчик, — это не так просто...

— А тебе никто легкой жизни не обещал, — философски заметил биолог. — Ни твое командование, когда сюда посылало, ни я... С чем может возникнуть сложность?

— Не с чем, а с кем. По правилам, в таких случаях подключается военная разведка, а тамошние козлы помешаны на перепроверках. Могут потребовать доказательств того, что я работаю не под контролем...

— Ну у, тут я ничем не могу помочь. А кодовых фраз на такой случай не предусмотрено?

— Нет, естественно, — Кудесник со злостью ударил кулаком по кочке. — Такие варианты, как у нас с тобой, вообще никто не рассматривает. Считается, что меня должны вытащить по сигналу аварийного передатчика. Который ты разбил.

— Ну извини, — с ехидцей кивнул Влад. — С этим самым передатчиком ты бы сейчас сидел в камере. В лучшем случае... А в худшем — общался бы с Элвисом Пресли. Так сказать, без посредников... Если судить по скорости реакции полиции, тебя запеленговали практически мгновенно. И тут же направили в район приземления спецгруппу.

— Это меня очень беспокоит, — признался летчик. — Значит, у югославов очень совершенная аппаратура.

— Естественно. Только для пеленгации ничего особо сложного не нужно. Все премудрости известны еще со времен Второй мировой, — Рокотов достал фляжку и сделал глоток воды. Напряжение после боя спадало. — А тут вокруг, судя по всему, масса воинских частей. Вот и засекли в шесть секунд.

«Бред! — осекся он на середине фразы. — Воинские части — это одно дело, а бандиты каратели — другое... Ничего не понимаю! Или есть все же между ними связь? Идиотизм какой то... Полицейские действуют автономно... Но иногда и в контакте с армией, ибо своей аппаратуры пеленгации у них нет. Кто же ими руководит то? На супер подготовленный спецназ они не похожи, те ребята мне бы ни одного шанса не оставили...»

— Ты что замолчал? — забеспокоился Коннор.

— Да думаю я, — Владислав почесал затылок, — кто против нас играет... У твоего передатчика какой радиус действия был?

— Двести миль. Только это не простой передатчик, а прибор спецсвязи со спутником. Луч направлен почти вертикально вверх.

— Это самоуспокоение, — махнул рукой биолог, неплохо подкованный в области физики. — Электромагнитное поле все равно распространяется во все стороны. По остаточным возмущениям могли запеленговать.

— Сигнал шифрованный, — не сдавался Джесс.

— Каким образом?

Коннор замялся. То, что он собирался сказать, входило в разряд секретных сведений и разглашению не подлежало.

Рокотов чуть заметно улыбнулся.

— Ну, не тяни. Обещаю, что никому об этом не расскажу. Тем более что тебя все равно засекли. А это значит, что все ваши тайны давно известны противнику.

Летчик тяжело вздохнул. В словах русского был резон.

— В общем... Кодирование сигнала идет по принципу случайного подбора атмосферных помех. Даже если точно знать частоту, то без дешифратора ничего не разобрать. Один «белый шум»... Причем частота передачи еще и скачет.

— А тогда каким образом тебя смогли засечь? И луч узконаправленный, и сигнал закодированный, и частоты произвольно меняются... Не получается что то. Такая аппаратура, боюсь, еще не создана ни у вас, ни у нас. И тем более ее нет у югославов. Так что подобная версия не проходит... Думай дальше.

— О чем думать?

— Все о том же. Как тебя смогли запеленговать?

Кудесник нахмурился. Он и сам неоднократно возвращался в мыслях к тем странностям, что сопровождали его невеселое приключение.

— По моему, — заметил Рокотов, — вокруг тебя ведется какая то игра. То ли югославы такие умные и технически оснащенные, что все ваши секреты наизусть знают, то ли тебя сдали свои же... Второе более вероятно...

— А смысл? Мое пленение ничего кардинально не меняет.

— Это да. Но ни я, ни ты не имеем достаточно информации. Давай мыслить логически. Полицейские пустились за тобой в погоню почти сразу после того, как заработал твой передатчик. Так?

— Так.

вернуться

21

«Don't hang up your nose» — по английски бессмысленный набор слов.

64
{"b":"6081","o":1}