ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Второе. Они пошли по твоим следам ночью, в правильном направлении, будто знали твой маршрут. Согласен?

— Да.

— И третье, самое интересное. — Владислав склонил голову. — Полицейские пришли к болоту буквально через десять минут после того, как мы кончили закладывать заряд. Какой вывод? Они точно знают, где тебя искать.

— Потому то мы и остановились здесь?

— Молодец, сообразил. Эти болота я знаю как собственную квартиру, а они — нет. Вот поэтому мы сидим в засаде и ждем, когда по нашему следу прибудут гости. Пройти они смогут только по очень узкой тропке, прямо под мой прицел... Если вообще знают дорогу.

— А если никто не придет? — спросил Джесс.

— Тогда совсем хреново[22]. Тогда мы теряем любую возможность прогнозировать действия противоборствующей стороны. В принципе, я давно подозревал, что передатчик на тебе не один... Да да да. И не делай круглые глаза. О резервном передатчике ты и представления не имел. Скорее всего, он спрятан в твоем комбинезоне. Но нам его не найти, для этого пришлось бы раскромсать всю твою одежку. Ты не Тарзан, чтобы голым бегать... Надо реально оценивать свои силы. Если передатчик столь миниатюрен, что ты его не чувствуешь, то имеет смысл использовать это себе во благо.

— Каким образом?

— Учись быстрей соображать... Так вот, ежели наши «друзья» секут передачи второй станции, то на финальном этапе твой комбез сыграет роль приманки. Пока они будут окружать место, где мы оставим куклу, наши телесные воплощения благополучно усядутся в вертолет.

Коннор улыбнулся. Выражение "телесные воплощения"[23]ему понравилось.

— Что то запаздывают... — Рокотов посмотрел на часы. — Девяносто минут прошло, а их все нет и нет. Ждем еще тридцать и уходим.

— Будем искать подходящую вершину? — оживился Коннор.

— Сначала следы попутаем, а потом уж вершину найдем... Ты, кстати, так и не решил, что говорить своим будешь.

— Уже решил, — довольно заявил летчик. — Выйду на связь с руководством эскадрильи, объясню ситуацию. Все операторы меня знают лично, так что проблем не возникнет... А вопросы с военной разведкой генералы сами пусть решают. Свяжусь на аварийной частоте, назначу квадрат и время.

— Только не вздумай договариваться о радиомаяке, — предупредил Влад. — Как бы то ни было, комбинезон ты вскорости снимешь. Рисковать понапрасну не следует. А после сеанса рацию разобьем. Не дай Бог, в нее какая нибудь дрянь вроде поискового детектора вмонтирована.

— Вряд ли, — Джесс бросил взгляд на коробку рации. — В таких моделях это не предусмотрено. Хотя ты прав, на всякий случай надо разбить...

— Через сколько времени после сеанса связи за нами могут прилететь спасатели? И вообще, возможно ли это в реальности?

Коннор положил руку на плечо биологу.

— Не беспокойся. У «тюленей» отличные вертолеты. Ходят на сверхмалой высоте и невидимы для радаров. Если известна точка "R", то успех почти стопроцентный. К тому же любую спасательную операцию поддерживают истребители. В этом у нашей армии опыт огромный. А насчет времени — на подготовку уйдет часов двенадцать. Так что, скорее всего, завтра вечером.

— До завтра еще дожить нужно, — подвел черту Рокотов. — Ладно, давай искать гору. Наверное, полицейские побоялись сюда соваться. И правильно. Бери рацию и ступай, как раньше, след в след за мной.

Владислав в последний раз окинул взглядом болото, повернулся и пошел по кочкам, забирая немного в сторону, где пролегала старая, но пока еще надежная гать.

* * *

В подземном бункере, что располагался на территории воинской части в подмосковном городе Собинка, над картой Сербии и Косово Метохии склонились двое офицеров специального отдела "Т" Главного Разведывательного Управления Генерального Штаба Минобороны России.

Крупномасштабная карта была испещрена пометками и пластиковыми флажками и завалена целым ворохом увеличенных спутниковых фотографий. Свободным оставался только квадрат примерно 50 на 50 сантиметров в самом центре. Именно он и привлек внимание офицеров.

— Смотрим еще раз, — полный майор в огромных роговых очках пододвинул к себе одну из фотографий. — Говоришь, квадрат Б7 13Л?

Капитан с острой бородкой а ля граф де ла Фер кивнул.

Разведчики внешним видом ничем не напоминали Джеймсов Бондов. Один был похож на университетского профессора, другой — на располневшего от сидячей работы бухгалтера. Последний раз они держали в руках пистолеты лет пять назад, оружия отродясь не носили, а в рукопашном бою с ними справился бы боксер третьеразрядник.

Тем не менее они были одними из самых опасных людей в своей профессии, способными по мельчайшим, будто бы ничем не связанным между собой деталям просчитывать многоходовые комбинации западных «партнеров» и ломать тщательно проработанные планы вероятного противника. Потому то им в распоряжение и был выделен отдельный бункер на глубине двадцати метров, покрытый многослойными защитными плитами, способными выдержать прямое попадание тактической боеголовки мощностью до 150 килотонн.

— Разрешение не очень, — недовольно сообщил «профессор».

— Импульс все равно просматривается, — толстяк поднял фотографию. — Интересно, что в этом районе на самом деле находится?

— Ничего, — грустно ответил «граф де ла Фер». — Старые горные выработки, Закрыты в шестьдесят первом...

* * *

Российский спутник «Кристалл М», висящий неподалеку от американской космической группы, зафиксировал вакуумный взрыв столь же четко, как и уничтоженный обломком «Радуги» аппарат «А 90 СХ». Только вот американцы не могли получить объяснений от руководства СРЮ, а в Генеральный Штаб России, запросивший своих югославских коллег, пришел ответ. Правда, ничего нового он не дал.

— Промах? — предположил толстяк. Капитан недовольно поморщился.

— НАТО не использует в этой операции данный тип зарядов. Они доставляются только по земле... Обрати внимание на квадрат справа. Со вчерашнего дня там сконцентрировано до трех батальонов спецназа. Говорят, что ищут пилота со «стелса». Того, которого сбили в пятницу. А сегодня у нас вторник.

— Премьер собирается лететь за «невидимкой». Под видом визита для урегулирования, — как бы невзначай уронил майор.

— Знаю... Классическое «кольцо». Цэрушники, небось, уже на ушах стоят. Однако причем тут удар пo старым шахтам

— Спецназ нормально ищет или так?

— Кто их знает.. — капитан закурил. — Многовато времени прошло с момента, как сковырнули «Стелс». А летчика стали искать только сейчас.

— Да уж, многовато, — согласился толстяк. — Темнят сербы. Что то тут не то. И квадрат подозрительно далеко от необходимого района расположен. Не мог же американец туда пешком дойти. И почему его ищут именно там?

— Может, ищут не летчика?

— А кого? Косоваров оттуда оттеснили еще полмесяца назад... Погоди погоди... Помнишь, была информашка про нашего, вроде бы в этом районе потерявшегося? Ну, специалиста, который вместе с сербами какие то исследования в заповеднике вел? Квадрат то Б7 13Л совсем рядом...

— Его в последний момент успели вывезти. Было сообщение из МИДа, — «профессор» затушил окурок.

— Уверен? — прищурился майор. Капитан отъехал на вращающемся стуле к столу с компьютером.

— Это ведь легко проверить...

— Да? — майор присел в кресло. — А ситуация с Ногиным и Куренным[24]повториться не может?

— Хорошо, — «профессор» набрал на клавиатуре нужный запрос. — Вот, борт «три полста семь», 26 марта, Белград Москва, Рокотов Владислав Сергеевич... 31 год, сотрудник НИИ ХЯУ, из Петербурга, холост...

— Сколько человек на борту?

— Так... 126 плюс шестеро членов экипажа. Приземлился 27 марта в 01.26 по Москве. «Внуково три»...

вернуться

22

В данном случае Рокотов употребляет выражение «It's very prickly», понятное англоговорящему Коннору по аналогии.

вернуться

23

«Embody Bodies» — по английски звучит как реплика из комикса.

вернуться

24

1 сентября 1991 г. на трассе Кастайница Петриня корреспонденты ОРТ Виктор Ногин и Геннадий Куренной, были расстреляны из засады сербской полицией. Тела до сих пор не найдены. По негласному указанию КПСС, МИДа и спецслужб дело замяли, чтобы не вредить «сербско русской дружбе».

65
{"b":"6081","o":1}