ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Ага. Смотри таможню, сколько прошло контроль.

— 126. Сколько и летело, — капитан зажег новую сигарету.

— Замечательно. А теперь выведи ка, друг сердешный, файл МЧС.

«Профессор» повозился с минуту и вошел в информационную базу спасателей.

— Что ищем?

— Когда зарегистрировали Рокотова на рейс.

— Та ак... Рокотов, Рокотов, Рокотов... Вот, 26 го в 19.50.

— Отлично, — майор потер ладони. — Это что же у нас получается? Разница с Белградом — два часа. Лететь — три. Значит, из Белграда самолет поднялся в полдевятого по местному времени. А Рокотова как пассажира регистрируют за сорок минут до этого?

Капитан поднял брови.

— Маловероятно...

— Вот и я о том же, — толстяк резво пододвинул кресло к монитору. — Больно все быстро делается... Когда полные данные о наших специалистах собрали?

— Только 28 го, — капитан лихорадочно просматривал файлы, — до этого времени еще были разночтения...

Майор снял и протер очки.

— Подойдем с другого конца. Входи в систему МВД Питера.

— Сейчас, подожди минутку, — «профессор» щелкнул "мышью. — Есть, мы в системе.

— Какой у Рокотова адрес? Ага, вот он — Наличная улица, дом 36, корпус два, квартира... Проверь адрес по проживанию,

Капитан быстро набил строку.

— Рокотов есть... Погоди ка, а это еще кто такой?

— Где?

— Да вот же! — капитан ткнул пальцем в экран. — Ковалевский Василий Михайлович, прописан по тому же адресу... Дата прописки — 3 апреля...

— Вчера. В субботу, — тихо произнес толстяк. — А паспортные столы, как известно, по выходным закрыты... Ну ка, пробей этого Ковалевского.

— Уже пробиваю, Та ак, подполковник внутренней службы ГУВД Санкт Петербурга.

— Оп па! Вот и приехали! Ставлю сто к одному, что этот Ковалевский никоим боком родственником Рокотову не является.

— Ты сюда посмотри, — капитан мрачно уставился в монитор. — Рокотов Владислав Сергеевич, год рождения 1967, прописан по адресу... свидетельство о смерти номер... кремирован 31 марта... причина смерти — повреждения, не совместимые с жизнью, произошедшие в результате автокатастрофы... Вскрытие произведено в госпитале МВД, патологоанатом такой то... Прах захоронен в колумбарии, место 366, секция М...

— У него есть родственники?

— Близких нет. Родители умерли три года назад.

— Квартирка, значит... — в голосе майора послышались жесткие нотки. — И как изящно... Прибыл, погиб в аварии и уже кремирован. Сожгли тело неопознанного бомжа, и концы в воду... Не выйдет!

— А что мы можем сделать? — печально спросил капитан.

— Пока не знаю, Но обязательно придумаю, — пообещал толстяк. — Они что, себя хозяевами жизни вообразили? Так, докладную не подаем, еще не время. Перепиши все данные на отдельную дискету, а я с ней дома поработаю. И выдерни мне личное дело Ковалевского. А сейчас — попробуем нащупать связь между биологом и тем, что происходит в том районе. Что то мне подсказывает — есть какая то ниточка...

«Профессор» задумался. Интуиция напарника в большинстве случаев указывала верный путь. А нынешняя ситуация была по настоящему неординарной.

— Может, охватить более широкий район? И проверить все, что происходило, скажем, с неделю до этого?

— Хорошая мысль, — одобрил майор, — давай... А я пока еще раз пройдусь по данным космической разведки... Где лупа? Ага, вот она... Ну те с, что у нас тут?..

* * *

К шести утра дождь прекратился, Владислав и Джесс, оставив между и полицейскими непроходимое болото, вали заросли тиса, что расстилались на серые два километра, и взобрались на занный трещинами утес, с которого решено выходить на связь с операторами.

Сориентировавшись по компасу, Рокотов протянул шестиметровый шнур антенны с северо востока на юго запад.

— Все продумал?

— Да, — четко ответил Коннор, усаживаясь возле рации.

— Тогда действуй, — Влад снял с плеча автомат. — Я засяду за тем валуном и осмотрю окрестности... Помни: на эфир у тебя несколько минут. Потом рация полетит с горы вниз. Пусть твои это хорошо усвоют. Рисковать мы не можем.

— Ясно, — Кудесник выглядел полностью собранным. — Не волнуйся. Нужные слова я найду.

— Удачи, — биолог залег в тени пирамидальной скалы, перекрывавшей единственный путь на площадку.

Он намеренно оставил Коннора в одиночестве. Летчик все же мог еще немного побаиваться раскрытия служебных секретов. Как бы то ни было, частоты переговоров военной авиации и кодовые обозначения не предназначены для посторонних ушей и глаз. Потому пусть в спокойной обстановке выходит на связь, когда напарник сидит в полусотне метров от него и ничего расслышать не может.

Рокотов внимательно осмотрел местность. Нигде никакого движения.

«Опять затаились... Или зализывают раны. Сколько ж их осталось? Человек двадцать двадцать пять... Все равно много. И кардинально уменьшить их количество уже не удастся. Только на пару тройку бойцов. Ну ничего — если Джесс сумеет со своими договориться, нам останется продержаться всего полсуток. Заберемся куда нибудь поглубже, в шахты они больше не сунутся. День у них уйдет на перегруппировку и выработку новой методы действий... Жаль, не удалось покончить со всеми. Ну да ладно! Можно считать, за экспедицию я отомстил. В конце концов, я не Рембо. И сотню „плохих парней» завалить не могу. Так, по мере возможности. Причем сие сейчас уже не главное. Скоро тебе придется думать, как домой вернуться. Вот проблема. Денег на авиабилеты нет, документов — тоже... В принципе, американцы должны помочь, раз я их пилота вытащил. Ну дела! Все сикось накось! Вместо помощи братьям сербам их же врага спасаю. Еще наши фээсбэшники меня мурыжить будут, это как пить дать! Где документы, опишите все с точностью до минуты, как вы познакомились с американским летчиком... Тьфу! Надо будет сказать, что все это время просто прятался в лесу. Ничего больше. Никого не трогал, ни о каких полицейских знать не знаю... А то еще повесят статью за убийство. Он наших чего угодно ожидать можно..."

Коннор негромко свистнул.

Биолог повернулся. Летчик показал рукой — все о'кей.

«Ну, слава Богу! — Влад еще раз осмотрел спуск. — Теперь все надо делать по быстрому...»

— Сегодня в двадцать три часа. Точку я указал, — радостно промурлыкал Кудесник.

— Замечательно, — Рокотов сорвал шнур рации. — Потом расскажешь. Снимай комбинезон.

Радиостанция полетела вниз и разбилась вдребезги об камень. Обломки расшвыряло по расселине на высоте ста метров от подножия утеса. Джесс протянул Владу комбинезон, сам оставшись в легком камуфляже.

Утяжеленный камнями комбинезон скользнул по каменной стене и приземлился на уступе примерно в тридцати метрах от вершины. Со стороны казалось, что среди кривеньких кустиков кто то устроился в засаде. К уступу было не подобраться ни с какой стороны, разве что спустившись сверху. Но на это у возможных преследователей уйдет весь день.

* * *

Информация о том, что капитан Джесс Коннор жив и ожидает рейнджеров в конкретной точке в конкретное время, дошла до команды «морских котиков», расквартированной в Куманово спустя час после получения сообщения от пилота. Спасательные службы армии США действовали, как и положено, четко. К полудню того же дня план операции был утвержден в оперативном штабе НАТО, и по всем подразделениям, задействованным для его осуществления, были разосланы подробные указания.

К вечеру на границу с Югославией дополнительно прибыли четыре самолета дальнего радиолокационного обнаружения «Е ЗВ Сентри», которые должны были осуществлять контроль за передвижениями вертолетов морской пехоты и ставить помехи всем без исключения средствам связи югославской армии.

Для операции подготовили два вертолета «НН 3» и один «UH 60A Черный ястреб», снабженный системой «черная дыра» — новейшей электронной схемой подавления самонаводящихся боеголовок ракет классов «воздух воздух» и «земля воздух». На усиление вертолетам были приданы два звена истребителей «F 16A» и три немецких «Торнадо». Все службы радиоперехвата уже с 15.00 по Гринвичу перешли в режим максимальной готовности.

66
{"b":"6081","o":1}