ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Рокотов тенью скользнул за одним из них. Как только солдата от остальных отделил каменный столб, он прыгнул на спину преследователю и рубанул тесаком наискось по шее. Лезвие с чавканьем глубоко вошло в тело и застряло, зажатое перебитыми ребрами. Албанец с хрипом упал ничком и забился на траве.

«Блин, — биолог подергал тесак, — не вытащить... Ладно. Надо сматывать по дуге и выходить на летчика. Заждался небось...»

Влад бегом, не особенно скрываясь, обежал кущу кустарника и на мгновение остановился.

«Солярка! Ветер же в их сторону! Давай, давай, не задерживай, — приободрял он самого себя. — Сейчас ка ак полыхнет! А ветрило пожар раздует — мама, не горюй!»

Рокотов выплеснул дорожку солярки на заросли прошлогодней травы, еще не успевшей рассыпаться в труху, отхватил полоску материи от куртки, смочил ее в горючем и чиркнул колесиком зажигалки. Обрывок чадно загорелся.

«Ну вот и славно, — он аккуратно положил импровизированный фитиль на политую соляркой траву и бросил туда же пустую фляжку. — Таперича повеселимся...»

Южный ветер, дувший со скоростью не менее 10 метров в секунду, разбросал языки пламени по площади в десятки квадратных метров за считанные секунды. Огонь охватил сначала полгектара, потом гектар и не собирался затухать. В зарослях начался стремительный пожар, погнавший оставшихся в живых бандитов в противоположную от Влада сторону.

Майор приказал прорываться сквозь пламя. Рокотов со всех ног домчался до места, где оставил Коннора, и выматерился в полный голос. Пилот исчез.

Влад огляделся.

На фоне неба, подсвеченного оранжевым огнем пожара, несколько силуэтов суетились возле зависшего в метре от земли вертолета. Над ним барражировали еще два.

Одна из фигур пожала другой руку и прыгнула в открытую дверь машины. Вертолет поднялся на несколько метров вверх, и Рокотов в ярости дал по стоящим на холме албанцам длинную очередь из «Калашникова».

Несмотря на темноту и расстояние, он попал. Один бандит, как подрубленный, свалился наземь, другой медленно изогнулся и упал под откос холма. Вертолет развернулся боком.

В последнее мгновение Влад успел нырнуть между двух валунов и сжаться в комок. Вокруг него будто заработали сотни отбойных молотков. Огненный шквал прошел по тому месту, откуда Рокотов выстрелил, задержался у валунов и сместился в сторону.

Обстрел кончился так же резко, как и начался.

Бислог потряс головой. В ушах звенело, перед глазами плясали пульсирующие точки.

«Бежать, и как можно быстрее! В таком состоянии меня голыми руками возьмут... Черт, ничего не вижу, ничего не слышу. Комедия! Слепоглухой рейнджер... — Он вскочил на ноги и попытался проморгаться. Окружающий мир обрел расплывчатые очертания. — Более менее... Куда? Да к реке, идиот! Там болото, через него и уйдешь...»

Когда он был на полпути к реке, ветви над его головой срезала автоматная очередь. Били прицельно, пули прошли в полуметре от мишени.

Влад развернулся и выпустил рожок веером, вынуждая противника хотя бы на несколько секунд пригнуться.

Не помогло.

По нему стреляли с нескольких точек, и пули ложились все ближе.

Рокотов спрятался за ствол старой толстой сосны. До реки оставалось еще метров сто.

«Двадцать секунд, не меньше... Не добегу. А если гранатами? Эх, надо было солярку приберечь, сейчас бы запалил и под шумок смылся... Недотумкал! Что ж, бывает... Ну, теперь или пан, или пропал...»

Владислав достал обе оставшиеся гранаты и приготовился.

Пальба постепенно утихла.

Биолог глубоко вздохнул и, не высовываясь, одну за другой швырнул гранаты в разные стороны.

Не стал ждать взрывов, повернулся и, пригнувшись, помчался прочь. Осколков можно не опасаться — гранаты были наступательными и разлет имели небольшой.

За спиной грохнуло с перерывом в секунду, и тут же по местам взрывов сосредоточился автоматный огонь. Албанцы сразу не сообразили что к чему, и дали Рокотову лишние несколько секунд.

Влад прыгнул с обрыва в реку и кролем поплыл на середину. Холода воды он не чувствовал. Рядом выросли фонтанчики воды. «Чапаев, блин... — биолог нырнул. В кромешном мраке ночной реки глаза можно было даже не открывать — все равно ничего не увидишь. — Так, спокойно! Переворачиваемся на спину... Заглотнем воздух ртом. Надеюсь, из за ряби меня не заметят. — Рокотов на долю секунды высунул лицо из воды и вдохнул. — Нормально...»

Спустя секунду его завертело, по барабанным перепонкам ударил тяжелый монотонный гул, и он едва не потерял сознание — полицейские на откосе начали швырять в воду гранаты.

* * *

— Еще раз! — майор окинул взглядом поверхность реки, бурлящую после взрывов первых гранат.

Трое стоявших рядом с ним солдат синхронно выдернули предохранительные кольца из трех цилиндров. Один из цилиндров имел на боку едва заметную царапину, словно кто то небрежно провел по краске острием ножа...

Ударник гранаты не встретил сопротивления на своем пути, врезался в капсюль, и двести граммов тринитротолуола разорвали оболочку.

Солдат на откосе расшвыряло в стороны, и другие две гранаты сдетонировали от слишком близкого взрыва.

Майора приподняло в воздух и бросило вниз. В последний миг своей жизни он увидел стремительно приближающийся округлый, зализанный волнами булыжник.

Майор Ходжи врезался головой в каменистый берег и сломал шею. Спустя несколько минут оставшиеся от отряда трое солдат обнаружили только трупы. Они даже не стали проверять тела; развернулись и быстрым шагом двинулись прочь от этого проклятого места. Рейд албанского отряда закончился.

Встреченного на обратном пути раненого проводника расстреляли сразу из трех стволов.

* * *

Во время ночного боя Мирьяна сидела в кустах возле излучины Ибара и с ужасом прислушивалась к грохоту автоматных очередей и разрывам гранат. Она видела пронесшиеся над ее головой вертолеты, но от страха даже не подняла видеокамеру.

Бой застал ее врасплох. Ни о чем не подозревая, она расположилась на ночлег буквально в полукилометре от холма, назначенного Коннором как точка "R". Из сна ее вырвали первые выстрелы.

Под утро Мирьяна выбралась из кустов, где пролежала всю ночь, и осмотрелась. Прошла несколько десятков метров до реки и была остановлена вопросом из за спины:

— Бабуля, закурить есть?

Под ребра уткнулся ствол пистолета. Вопрос был задан с легким славянским акцентом,

Мирьяна упала в обморок.

Влад почесал затылок, спрятал пистолет и осторожно похлопал корреспондентку по щекам. У него опять появился попутчик, вряд ли могущий за себя постоять.

Рокотов обреченно вздохнул.

Эпилог

В середине апреля на юг от сербского городка Блажево а горы ушел небольшой отряд местных жителей. Десяток парней, помимо легкого вооружения и переносных зенитно ракетных комплексов советского производства под названием «Игла», зачем то тащили на себе здоровенные мотки изолированного провода и несколько обычных телевизионных «тарелок». Двое сгибались под тяжестью мощных аккумуляторов.

Отряд миновал хребет и углубился в нагромождение утесов и расщелин, что покрывали территорию в несколько десятков квадратных километров.

— Ну ну, — Владислав посмотрел на залитые солнцем склоны отвесных скал и махнул рукой цепочке сербов. — Привал!

Он отошел немного в сторону, достал бинокль и прикинул расстояние до ближайшей господствующей горы,

— Замечательно, — Рокотов ни к кому не обращался, просто бормотал себе под нос. — Вот тут вам, граждане агрессоры, капец и настанет...

Он язвительно усмехнулся и спустился вниз, где возле тропинки молодые сербы уже раскладывали сыр, фрукты и копченое мясо. Хорошему питанию Влад уделял повышенное внимание. И бойцы были с ним полностью солидарны.

70
{"b":"6081","o":1}