ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Дроздов Владимир

Признание пары

Владимир Дроздов

ПРИЗНАНИЕ ПАРЫ

1. "НОЖНИЦЫ"

Июль 1943 года. Выжженная солнцем степь. И - жара.

Небо на западе придавлено тяжело нависающей глыбой туч. Кажется, скоро сине-фиолетовая пелена затянет его целиком, прижмет к земле наши самолеты, заставит их вернуться на аэродром. Вот уже ветер налетает рывками, подхватывает на дороге горсти пыли, бросает их в окно моей радиостанции наведения. И тотчас начинают падать первые крупные капли. Каждая выбивает в пыли небольшую воронку. От них веером разбегаются серенькие шарики-крошечные капельки брызг, окутанные чехольниками пыли. Косая сетка приближающегося ливня перечеркивает степные дали. Но дождь так и проходит стороной.

Во мне остывает досада на несправедливое вмешательство стихий - "яки" продолжают спокойно патрулировать.

Шестерка ходит за передним краем вражеской обороны. И - высоко, наших "ястребков" не достать зенитным пулеметам. "Яки" построились "этажеркой" попарно через каждые триста метров высоты. Когда верхняя пара идет вправо, следующая поворачивает влево, а нижняя оказывается в этот момент где-то посередине.

Разворот! И разом меняется направление полета всех трех пар. А ведь они то и дело повторяются, эти развороты. И кажется: всю полусферу перед моей рацией, все этажи неба заполняют собой наши истребители. А их всего-то шесть.

Правда, немецких бомбардировщиков давно не видно над Миусом. Фронт стоит неподвижно и сотнями тысяч глаз следит за Курской подковой. Ждет... так же, наверно, ждали конца схватки Пересвета с Челубеем русские воины на поле Куликовом...

Внезапно под облачным сводом возникает ряд черных крестиков - словно цепочка птичьих следов на прибрежном песке. "Мессеры"! "Глисты" проклятые! Надо предупредить "ястребков"...

Но еще раньше, чем я успеваю что-нибудь сказать, слышу в наушниках знакомый голос:

- Внимание! Я-Король! С запада на высоте две тысячи - восемь "глистов". Как поняли? Прием.

Это Ваня Королев-самый молодой из комэсков дивизии. Отличный воздушный боец, квадратный крепыш с мгновенной реакцией и просто милый, добрый парень.

Мне неловко - не сумел вовремя подать сигнал.

А вместе с тем приятно, что Ваня раньше заметил "мессов", - это ему, конечно, прибавит уверенности.

- Костя, Миша! Смыкайтесь с набором высоты!

И - фронтом па них сверху. Я - над вами, в случае чего подстрахую.

Вот и сейчас-правильно Ваня решил. Немцам облака помешают высоту набрать - "яки" с ходу получат преимущество.

Однако и мне зевать некогда. Ведь задача шестерки Королева не только свои войска прикрыть. Главноевстретить пару наших особых разведчиков, чтобы отсечь от них "мессеров". А теперь заслон Королева связан воздушным боем... И может быть, фрицы не случайно сюда пожаловали?

Я вызываю по радио следующую смену патрулей - шестерку под командой Залесского. Она дежурит в первой готовности - пять минут, и будет здесь. Значит, к моменту прохода разведчиков через мой участок фронта в воздухе соберется двенадцать "яков" - немцы получат хороший сабантуй.

А разведчики эти и впрямь особые. Не лейтенанты, не капитаны-майоры! Спешнев-командир полка, Якушев - инспектор дивизии по технике пилотирования.

И задание у них - особое: сфотографировать один, но важнейший объект. Вчера разведывательный Пе-2 снял его с большой высоты. Однако на пленке многое не поддается дешифровке - слишком мелок масштаб. А снизиться "пешке" нельзя - больше шансов, что собьют.

Очень уж сильно истребительное и зенитное прикрытие.

Да и "яку" далековато лететь, целых тридцать пять минут, - это при нормальном-то запасе горючего на час двадцать. Времени в обрез на обратную дорогу и для маневра у цели. Ну, чтобы со стороны солнца зайти, из облаков вывалиться или с бреющего выскочить-смотря по обстановке в районе цели. А если драку навяжут? Так что "яков" туда посылать чрезвычайно рискованно. Однако Якушев и Спешнев полетели.

В эфире опять звучит голос Вани Королева:

- Ребятки, спокойно! "Глисты" с нами в жмурки хотят сыграть. Отсекаю их от тучи.

Действительно, "мессы" заметили "яков" и пытаются боевыми разворотами укрыться за облачный щит. Но Королев спокоен. Он и на земле так держится. Всегда немногословен, знай себе покуривает замысловато изогнутую трубку из плексигласа с чертиком на чашечке.

И хотя Ваня еще очень молод, он уже "старик" - второй год воюет и сбил около десятка фашистских самолетов.

А главное - никогда не подведет в бою. Его любят.

Ваня стремительно пикирует на верхнюю пару "мессов". Те сразу прекращают набор, отворачивают, переворотом уходят в пике. Однако по пути попадают под огонь средней пары "яков". Один из "мессов" дымит, продолжая пикировать, другой хитрит-пытается подражать падению осеннего листа, скользя то вправо, то влево, всякий раз сильно проваливаясь. Ваня это видит и не забывает подбодрить своих ребяток:

- Молодец, Миша! Еще, еще дай ему одну!

Но тут же предупреждает:

- Костенька! "Глист" на хвосте! Скользни влево!

И через секунду:

- Ага, проскочил!

И сразу вслед за тем:

- Атакую раззяву! Сережа, прикрой!

Дробно стучат пушки Ваниного "яка". Даже с земли видно: от "месса" что-то отвалилось. Ваня бормочет:

- Ну вот и ладно.

И уже погромче просит:

- Подтвердите, кто видел.

"Мессер", атакованный им, так и не выходит больше из пике-врезается в землю, взрывается. Глухой звук удара долетает до моей рации. Кричу Ване:

- Я, Волга-семь, подтверждаю-двенадцатый сбил "месса"!

Отрезая "мессеров" от облачности, Ваня с ведомым вырвались далеко вперед. Цепочка немцев рассечена на пары, пары тоже кое-где распались. Одиночные "мессы"

снуют туда-сюда, снизу вверх, сверху вниз... Сумятица!

С востока на всех газах приближается шестерка Залесского. Предупреждаю о ней Ваню. Но и "мессы" ее заметили - они выходят из боя все сразу, видимо по команде. Пара "яков" бросается было за ними вслед.

Тотчас Ваня кричит:

- Миша, не преследуй!

И командует:

- Разворот все вдруг! Собраться в район патрулирования.

Опять Ваня правильно решил. Пока не подошел Залесский, главная задача шестерки Королева - очистить воздух для прохода разведчиков.

Смотрю на часы. А ведь пора бы им! Еще минута, еще... Тем временем Залесский пристраивается к шестерке Королева. "Яки" снова образовали "этажерку" - теперь уже вдвое более мощную.

Наконец-то! Разведчики вываливаются из самой кромки облачной плиты.

Только... в их тяжелом косом полете чудится беда.

Они не летят, а ковыляют-тащатся из последних сил.

То один, то другой словно бы спотыкаются, едва не падают. От усталости? Или подбиты? Вот меняются местами в строю, переходят: Якушев слева направо, Спешнев справа налево. Будто поддерживают друг друга, подставляют друг другу плечо.

Я еще строю догадки, а уже вслед за нашими разведчиками из-за серо-фиолетовой глыбы облаков вырывается целая свора немецких истребителей. Впереди пара ФВ-190, или попросту "фоккеров".

Словно стая гончих выскочила на поляну по кровавому следу. Вот они и залаяли-зататакали их эрликоны.

И потянулись в сторону Якушева и Спешнева разноцветные щупальца трассирующих очередей.

Кричу Королеву и Залесскому, чтобы скорей отрезали немцев. Но они уже и сами бросились в атаку. А из тучи все еще вываливаются новые "фоккеры", "мессы"... десять, двенадцать... И - сразу попадают под огонь "яков". Пары фонтанчиками вздымаются вверх, исчезают в облаках, снова выскакивают оттуда - кружатся в смертельном танце воздушного боя. Только два передних "фоккера" преследуют Якушева и Спешнева.

Переключаюсь с волны наведения на волну разведки.

Ожидаю услышать измученные прерывающиеся голоса изнемогающих от ран летчиков. Однако майор Спешнев отвечает завидно спокойным тоном:

1
{"b":"60815","o":1}