ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Ребекка Дерлейн

Уже взрослый, еще ребенок. Подростковедение для родителей

Уже взрослый, еще ребенок. Подростковедение для родителей - i_001.png

Переводчик Н. Лисова

Редактор Е. Аверина

Руководитель проекта А. Деркач

Корректор М. Смирнова

Компьютерная верстка М. Поташкин

Дизайн обложки Ю. Буга

© Rebecca Deurlein, 2015

Published by AMACOM, a division of American Management Association, International, New York. All rights reserved.

© Издание на русском языке, перевод, оформление. ООО «Альпина Паблишер», 2015

Все права защищены. Произведение предназначено исключительно для частного использования. Никакая часть электронного экземпляра данной книги не может быть воспроизведена в какой бы то ни было форме и какими бы то ни было средствами, включая размещение в сети Интернет и в корпоративных сетях, для публичного или коллективного использования без письменного разрешения владельца авторских прав. За нарушение авторских прав законодательством предусмотрена выплата компенсации правообладателя в размере до 5 млн. рублей (ст. 49 ЗОАП), а также уголовная ответственность в виде лишения свободы на срок до 6 лет (ст. 146 УК РФ).

* * *

Родителям, которые хотят понять своих детей и помочь им… иными словами, всем родителям посвящается

Предисловие к русскому изданию

Моему старшему 13. Еще не взрослый. Уже не ребенок. Он уже проявляет инициативу, но еще не готов брать на себя ответственность. Как с ребенком с ним уже не получается – он уже отвоевывает для себя свободу. Как со взрослым с ним пока не получается тоже – он не способен этой свободой распорядиться. Книга Ребекки Дерлейн «Уже взрослый, еще ребенок: Подростковедение для родителей» учитывает это противоречие. Много лет она работала в школе преподавателем литературы. Как и я, кстати. Помню, как мой первый урок прошел в одиннадцатом классе. 15–16 лет. Считалось, что это самый сложный возраст, и что с этими детьми можно и нужно обходиться строго, и что они только такое обращение понимают. Не без сладострастного предвкушения поджидали меня коллеги в учительской, чтобы услышать, каким изощренным издевательствам я подвергся. Как же мои коллеги ошибались! Как же ошибаются родители, которые становятся тем строже, чем взрослее их ребенок! Мне тогда было 22 – не слишком большая разница. У нас с классом получился диалог, и литература стала их любимым предметом. Я помню и сегодня, что самое главное – сохранить диалог с подростком. Разрушить его очень легко, восстановить трудно.

Книга Ребекки Дерлейн интересна еще и тем, что она не только дает инструменты воспитания подростка, но и убедительно отговаривает от следования сложившимся стереотипам. Мы привыкли думать, что наша главная задача – обеспечить ребенку комфорт и безопасность. Но именно комфорт и безопасность тормозят развитие самостоятельной и независимой личности. А мы печемся о комфорте ребенка, но требуем проявления самостоятельности, сами же загоняя его в неразрешимое противоречие. Трудно будет читать эту книгу мамам, привыкшим за свою кровиночку вставать горой. Непросто будет и папам, которые решили, что их ребенок обязательно должен превзойти родителя. Но, как говорил Суворов: «Тяжело в ученье – легко в бою». Трудное предстоит вам чтение, но оно, несомненно, сделает процесс воспитания подростка более простым, понятным, радостным. А главное – результативным.

Читая эту книгу я, бизнес-тренер с двадцатилетним опытом, предприниматель с двадцатипятилетним, бывший школьный учитель, бывший ведущий психологического ток-шоу на телевидении, делал открытия на каждой странице. Потому что никакой опыт не может быть перенесен на такую тонкую сферу, как воспитание подростка. В этом деле я только начинаю приобретать опыт. К счастью – под наставничеством такого прекрасного автора. И каждую минуту чтения я помнил, что у меня еще остается шанс этот навык отточить – у меня четверо детей, и троим из них только предстоит стать подростками.

Радислав Гандапас,
бизнес-тренер, писатель

Благодарности

Хочу поблагодарить тысячи подростков, которых я выучила за время моей долгой работы в школе. Я преподавала им классическую литературу и объясняла структуру предложения, а они учили меня смеху, упорству, терпению. И тому, как важно ставить себя на место другого человека, прежде чем предъявлять ему свои требования и суждения.

Я благодарна своей семье – центру моего бытия и источнику моих родительских озарений. Джефф, за которым я замужем уже двадцать шесть лет, отец моих детей, всегда был примером терпимости и уважал индивидуальность наших детей, Рэчел и Джонатана. Сын и дочь внушают мне невероятную гордость и постоянно поддерживают меня. Они дали бесценный материал для этой книги, за что я очень им благодарна.

Спасибо всем, кто принимал участие в подготовке этой книги. В том числе моему агенту Шири Быковски, редактору Эллен Кадин и всем техническим работникам издательства AMACOM Books. Спасибо моим друзьям, которые убедили меня «рассказать то, что должно быть рассказано» и исполнить мою мечту о создании этой книги. То, что вы есть в моей жизни, – бесценно.

Наконец, спасибо моим собственным маме и отцу – Грейс и Джиму – за то, что всегда являлись для меня образцом прекрасных родителей. У меня были лучшие в мире учителя, и я всегда буду помнить их уроки.

Введение

Обычно в первый день занятий я рассказываю ученикам историю, которая объясняет, почему я люблю подростков. Да, это так: я люблю подростков. Понимаю, что выгляжу белой вороной, но это меня не пугает. Я знаю, как трудно бывает понять подростков, и сочувствую всем, кто пытается это сделать. Признаю, что с ними иногда очень трудно работать, знаю все об их перепадах настроения и непредсказуемом поведении. А уж принципы, по которым они принимают решения, вообще не поддаются логическому объяснению. Но давайте я все же расскажу свою историю: может, она объяснит, почему я так тепло отношусь к этим непонятным подросткам…

Когда я знакомлюсь с людьми, они обычно первым делом спрашивают:

– Кем вы работаете?

– Учителем, – радостно отвечаю я.

Лица людей при этом светлеют, многие одобрительно кивают.

– Это замечательно! – говорят они, расплываясь в улыбке. – В каких классах?

А теперь самое интересное. Я знаю, что будет дальше. Для меня это давно стало игрой: я просто слежу, через какое время после моего ответа поведение людей изменится.

– Преподаю в старших классах, – говорю я и начинаю считать.

Проходит несколько секунд, и вот реакция: лица мрачнеют, улыбки сменяются хмурыми взглядами, мои собеседники сокрушенно покачивают головой: «О господи, как вы с этим справляетесь?», «Вы шутите? Почему?» или даже просто: «Вот это да, сочувствую». А подтекст такой: «Неужели кто-то готов заниматься этим добровольно?»

Напоминаю, что все это я рассказываю ученикам в первый день занятий, и в этот момент мне гарантировано их пристальное внимание. «Что она имеет в виду? К чему это? – думают они. – Неужели она хочет сказать, что все вокруг считают нас какими-то чудовищами?»

Я делаю паузу, а затем объясняю:

– Печально, но факт: в большинстве своем люди вас не понимают. Они не знают, какое благоговение – да, именно благоговение – испытываешь в вашем обществе. Когда я пытаюсь объяснить свои ощущения, то обычно говорю о ребенке, перешагнувшем одной ногой невидимую черту, и за этой чертой – взрослость. Именно от подростков, таких как вы, мне приходилось слышать самые глубокие и пронзительные в моей жизни высказывания. Я видела, как вы выворачиваете карманы, чтобы незнакомец мог купить своим детям игрушку к Рождеству. Я видела, как вы стоите в очереди сдавать донорскую кровь, как помогаете кому-то собрать вещи, которые вдруг выпали из шкафчика на пол. Иногда я бывала совершенно ошарашена мыслями, которыми вы делитесь, – потому что они были мудрее всего, что мне приходилось слышать от взрослых.

1
{"b":"608218","o":1}