ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– А что в этом медном сундуке – золото драгоценные камни?

– Я знаю, вы благородный и честный человек – молвил Френсис Бэкон, пристально посмотрев капитану в глаза – и вы никому не скажете того, что я вам сейчас расскажу.

– Даю слово старого моряка – сказал капитан, встав из-за стола и стукнув себя кулаком в грудь – всё что вы сейчас мне скажете, останется только между нами.

– Так вот – продолжил Френсис свою таинственную историю – в этом сундуке для меня находится более дорогое, чем золотые безделушки и драгоценные камни. В этом сундуке наполненным ртутью лежат мои рукописи, придавленные двумя тяжёлыми золотыми брусками. Многие из этих рукописей опубликованы мной в Англии под псевдонимом – Шекспир.

– Так значит, все шекспировские произведения написали вы?! – Изумлённо воскликнул капитан, усаживаясь в своё кресло.

– Да, почти все – утвердительно ответил Бэкон – и доказательство сего, лежит в этом медном сундуке. За самим Шекспиром числится всего лишь несколько небольших и слабых пьес, более сложных произведений трудно ожидать от такого полуграмотного человека, каким был наш Шекспир.

– А зачем вы свои рукописи погрузили в ртуть?

– В ней они будут хранится многие века – ответил учёный-философ – ведь как известно ртуть очень ядовита, а это значит никакая гниль и ветхость не доберётся до моих произведений.

– Но почему вы писали свои произведения под псевдонимом?

– Вы же прекрасно знаете капитан, что писательство в нашей стране и в наше время не жалуют, писатели у нас не в чести. На них в нашей стране смотрят как на шутов гороховых. А я работал и продолжаю работать на высокой государственной должности, я первый советник короля и если вдруг обнаружится что я ещё и писатель – доверие ко мне сразу резко упадёт, и меня выгонят и с этой моей единственной службы.

– Но зачем вам их так далёко везти на корабле, а затем прятать свои рукописи на необитаемом острове? Их можно было бы упрятать с таким же успехом где-нибудь в Англии, зарыв в каком-нибудь придорожном холме?

– Видите ли в чём дело капитан, я хочу наказать жадных корыстолюбивых людей и если не в наше время, то в будущем. А с недавних пор я ещё увлекаюсь и мистикой, поэтому я обустрою свой клад так, что он накажет жадных кладоискателей сам. Ну а если они и докопаются до истины, то люди будущего узнают, что Шекспир как писатель – никто, и почти все его бессмертные произведения написал я, философ историк и политик шестнадцатого века – Френсис Бэкон.

– Завтра наш корабль к утру будет у этого необитаемого острова – сказал капитан, внимательно осмотрев западный морской горизонт.

– И это очень хорошо – ответил Бэкон – я знаю пуританцы, которых вы везёте на своём корабле, очень трудолюбивые и набожные люди, и они помогут мне, разумеется за звонкую золотую монету, обустроить и упрятать мой клад.

А раним летним утром двенадцатого июня тысяча шестьсот двадцать второго года, большой грузовой корабль, подгоняемый слабым морским ветром подошёл почти в плотную к необитаемому острову. Мужчины колонисты высадились в шлюпке на его пологий берег, спилили несколько десятков дубов и смастерили из них плоты на которых к полудню, переправили на берег всех своих животных, а затем женщин детей и всё своё имущество. Последним они вытащили из трюма и погрузили на плот большой тяжёлый дубовый сундук богача-философа и его личные вещи.

Ярко горели костры на песчаном морском берегу. В больших котлах варилась душистая уха. Стрекотали сверчки в кустах репейника, а с ночного неба смотрели на английских переселенцев любопытные яркие звёзды.

– И долго вы здесь пробудите? – Спросил капитан корабля, Френсиса Бэкона сидя с ним на брёвнышке возле трескучего костра.

– Да я думаю не больше полугода – ответил философ – в конце Ноября месяца вы приедете на этот остров и отвезёте меня с моими слугами в нашу старую и добрую Англию.

На следующий день, проводив в дальнее плаванье корабль, Френсис Бэкон отправился с несколькими колонистами обследовать остров и подыскать подходящее место для обустройства своего клада.

– Вот под этим большим молодым дубом мы выроем шахту – сказал философ колонистам – к этой его толстой ветке привяжем блок, и при помощи волов будем вытаскивать за верёвку из шахты в деревянном ящике породу.

– А какой глубины будет ваша шахта? – Спросил один из пуританцев.

– Я думаю не более семидесяти метров – ответил учёный-философ – и примерно через шесть месяцев, мы должны закончить все наши работы.

– Сделаем раньше – ответил уверенно колонист – с помощью волов, мы с этой работой быстро управимся, я думаю месяца за четыре.

И уже на следующий день десяток переселенцев, сменяя друг-друга, стали дружно рыть шахту. Остальные мужчины пилили брёвна для крепежа стенок шахты, ловили сетями рыбу, а также приступили к строительству домов для своей зимовки на острове. А их женщины возились с детьми, пасли на лугах скот и варили еду.

Через день были выкопаны первые три метра шахты. Колонисты на следующий день установили в ней вертикально дубовые трёхметровые брёвна и закрепили их сверху и снизу бревенчатыми венцами. На следующие три метра шахты колонистам так же понадобилось два дня, и так продолжалось до глубины шахты в тридцать три метра, где неожиданно из кострового канала хлынула в шахту холодная морская вода.

– Забивайте быстрее канал короткими брёвнами с паклей и тряпками! – Кричал на колонистов Френсис Бэкон, бросая им в шахту старые вещи.

И пуританцам, ценой неимоверных усилий, вскоре удалось справится с потопом. Следующие метры строящейся шахты пошли немного медленней хотя пара могучих быков всё также как и прежде легко и непринуждённо вытаскивало большой ящик с породой на поверхность острова. Где за ящик цепляли другую пару быков, и они в свою очередь оттаскивали ящик на несколько метров в сторону от шахты и переворачивали его, освобождая от земли.

– «И это очень хорошо, что на пути нашей шахты появился костровый канал – думал удовлетворённо учёный-философ – с годами пакля и тряпки истлеют, морская вода начнёт поступать в шахту и кладоискателям будет значительно труднее добраться до моего бесценного сундука».

На сорок восьмом метре шахты колонисты наткнулись на второй костровый канал и хотя пакля и старая одежда была у них наготове, с этим потопом им пришлось повозиться значительно дольше, ибо с глубиной шахты увеличилось и давление морской воды во втором костровом канале.

Примерно через три месяца шахта была выкопана. Наступил торжественный и праздничный для всех переселенцев день, тяжёлая трудная и очень опасная работа по сооружению шахты, была закончена. Френсис Бэкон приказал привезти свой сундук и двое колонистов в телеге, запряжённой парой лошадей, доставили большой дубовый сундук к самой шахте. Учёный-философ приказал четверым крепким пуританцам открыть сундук и за верёвки поднять из него второй, медный сундук и поставить его на землю. Вскоре приказ учёного был выполнен, и Френсис Бэкон отперев запор, торжественно открыл тяжёлую медную крышку сундука.

– Смотрите! – Громко сказал учёный колонистам – здесь нет драгоценностей. И сей сундук, не набит золотыми монетами. В нём находится ядовитая ртуть.

При этих словах Френсиса Бэкона любопытные колонисты, обступившие плотной стеной учёного с его сундуком, резко отшатнулись.

– Не бойтесь – сказал Бэкон колонистам – сейчас дует лёгкий ветерок, и он уносит ядовитые пары ртути к морю. А сейчас я покажу вам что находится в этой ртути, и что я хочу упрятать от людей на долгие века в этой шахте.

И учёный при помощи двух медных щипцов, достал из ртути сначала пару золотых брусков. А за ними всплыли на поверхность, ярко переливающей на Солнце ртути, перетянутые крест-накрест зелёной бечёвкой пара плотных стопок бумажных листов. Бэкон вытащил их за бечёвки и положил на широкую дубовую доску.

– Смотрите друзья мои – сказал учёный, развязывая бечёвки и показывая переселенцам содержимое одной из стопок – что в них находится. В них содержаться мои бесценные произведения, которые я создавал несколько десятков лет. В этой стопке находятся мои произведения уже опубликованное под именем Шекспира. Вот это «Отелло» – молвил Бэкон показывая колонистам толстую пачку листов исписанную мелким красивым своим почерком – а вот это «Ромео и Джульетта» и так далее. Во второй стопке находятся ещё не опубликованные мои произведения под псевдонимом Шекспир. Смотрите – это «Укрощение строптивой», а эта пачка листов содержит моё произведение «Макбет» и так далее. К чему я всё это рассказываю и показываю вам, друзья мои? Да к тому, что б вы в недалёком будущем не превратились в охотников за моими сокровищами. Больших сокровищ в этой шахте, способных окупить затраченный на раскопки тяжёлый физический труд, не будет. А сейчас я уложу своими произведения снова в ртуть, придавлю их золотыми брусками и мы крепко-накрепко закроем наши сундуки и опустим их на дно вырытой нами шахты.

4
{"b":"608264","o":1}