ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Обвиняемый, дело в отношении которого принято к производству судом, именуется подсудимым; обвиняемый, в отношении которого вынесен приговор, именуется осужденным — если приговор обвинительный, или оправданным — если приговор оправдательный.

Обвиняемый имеет право на защиту. Обвиняемый вправе: знать, в чем он обвиняется, и давать объяснения по предъявленному ему обвинению; представлять доказательства; заявлять ходатайства; обжаловать в суд законность и обоснованность ареста; знакомиться с протоколами следственных действий, произведенных с его участием, а также с материалами, направляемыми в суд в подтверждение законности и обоснованности применения к нему заключения под стражу в качестве меры пресечения и продления срока содержания под стражей, а по окончании дознания или предварительного следствия — со всеми материалами дела, выписывать из него любые сведения и в любом объеме; иметь защитника с момента, предусмотренного статьей 47 настоящего Кодекса; участвовать при рассмотрении судьей жалоб в порядке, предусмотренном статьей 2202 настоящего Кодекса; участвовать в судебном разбирательстве в суде первой инстанции; заявлять отводы; приносить жалобы на действия и решения лица, производящего дознание, следователя, прокурора и суда; защищать свои права и законные интересы любыми другими средствами и способами, не противоречащими Закону.

Обвиняемый, содержащийся под стражей в качестве меры пресечения, вправе иметь свидания с защитником, родственниками и иными лицами, а также вести с ними переписку.

(часть четвертая введена Федеральным Законом от 15.06.96 № 73-ФЗ)

Порядок и условия предоставления обвиняемому свиданий и осуществления им переписки определяются Федеральным Законом «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений».

(часть пятая введена Федеральным Законом от 15.06.96 № 73-ФЗ)

Подсудимый имеет право на последнее слово.

(в ред. Закона РФ от 23.05.92 № 2825-1 — Ведомости СНД РФ и ВС РФ, 1992, № 25, ст. 1389, Федерального Закона от 15.06.96 № 73-ФЗ)

Как уже говорилось выше, обвиняемым может стать фактически любой человек (кроме тех, кто пользуется той или иной неприкосновенностью). Сей статус определяется выносимым постановлением, и с этого момента человек наделяется всеми правами в соответствии с настоящим Кодексом — предоставлением права на защиту, отсутствием ответственности за дачу ложных показаний и т. п.

В последнее время в милицейских кругах часто муссируется мнение, что права обвиняемого желательно бы ограничить, а права следствия — расширить. Это вызывает значительное беспокойство Автора, ибо говорит об изменяющихся не в лучшую сторону взаимоотношениях Правоохранительной Системы и граждан. Что бы там ни говорили о демократизации общества, этот процесс все-таки вызвал к жизни проявление хоть какого-то интереса к защите своих прав, и граждане все больше и больше начинают сопротивляться произволу. Мечты многих сотрудников Органов о возвращении (или установлении) тоталитарной системы наглядно демонстрируют их неспособность и нежелание бороться с подозреваемым на равных, то есть — по Закону, который не дает преимуществ ни одной стороне. С этим связаны явно заказные статьи в газетах и журналах, где активно списываются просчеты Правоохранительной Системы на «рост преступности» и «усиление криминального влияния». Никто не спорит, преступность, как и любое другое явление в нашей жизни, развивается по общим Законам, но это не может служить оправданием к ужесточению мер в отношении граждан собственной страны. Применение современных методов «дознания» и «охраны правопорядка» фактически ставит реальных преступников и их противников на одну ступень, граждане часто не в состоянии разобраться, кто есть кто и у кого больше нарушений Законности. Следствием этого является пассивная, и даже негативная, оценка действий Правоохранительных Органов населением.

Глобальной ошибкой современной Правовой Системы, по мнению Автора, является борьба всегда «против». Если лозунгом полиции в США является: «To protect and serve» — «Защищать и служить», то у нас — перманентное состояние «борьбы и искоренения преступности». То есть американцы борются «за порядок», а мы — «против беспорядка», у них — позитивное действие, у нас — негативное. Соответственно понятие «против» постепенно распространяется на все сферы применения Закона, и неудивительно, что это вызывает резкое неприятие населения. Только изменение принципа действия может привести к изменению ситуации. Пока Правоохранительные Органы этого не поймут и не переориентируют своих сотрудников на иные цели, ничего кардинально не изменится — никакие операции не помогут, а только вызовут еще больший сарказм граждан. Заявления руководства соответствующих министерств и ведомств о том, что они и так «едва справляются с ростом преступности» не являются оправданием нарушения прав граждан.

* * *

По cвоей сути, ст. 46 УПК РФ составлена с учетом ст.2 Конституции РФ и любое нарушение прав обвиняемого есть прямое нарушение Конституции.

Статья 2 Конституции РФ:

Человек, его права и свободы являются высшей ценностью. Признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина — обязанность государства.

Но существует парадокс: при том, что «защита прав… — обязанность государства», то же самое государство в лице своего представителя является обвинительной стороной, то есть противником обвиняемого гражданина. Каким образом совместить эти понятия в реальной жизни — неясно, из чего следует: защита прав и свобод находится исключительно в руках самого гражданина.

Как мы уже говорили выше, в случае предъявления Вам обвинения Вы можете реализовать свое право на защиту, только зная объем, содержание и характер обвинения. Само постановление о возбуждении уголовного дела, согласно решению Верховного Суда РФ, должно содержать «…формулировку обвинения с указанием статьи уголовного Закона, по которому возбуждено уголовное дело» (Сборник постановлений Пленума ВС РФ. С. 252).

Соответственно Вам крайне необходимо, чтобы с самого начала следствие выложило Вам свои козыри, а не пыталось сделать неожиданные ходы в дальнейшем. На самом деле количество доказательств не имеет особенного значения — иногда даже лучше, если Ваш фемидоидальный оппонент обладает горой фактов, с которой потом он сам не сможет справиться. Прежде всего. Вам должны быть предъявлены:

мотивированное постановление о возбуждении дела (на основе какого заявления, от какого именно гражданина или на основе какой группы фактов Вас начали подозревать, а потом и обвинили в совершении данного преступления), вещественные доказательства или улики (причем следователем должно быть подробно описано, как они обнаружены и какое имеют отношение к Вам) и показания свидетелей или потерпевших (Вы их не читаете, но следователь обязан сообщить Вам, что «гр. Н. утверждает то-то и то-то»). Только на основе этих трех пунктов Вы сможете составить первоначальное предположение об обвинении.

Среди следователей есть масса любителей огорошить обвиняемого неожиданным предъявлением «вновь открывшихся обстоятельств». Это могут быть как вещественные доказательства, так и показания свидетелей. При этом следователь испытывает чувство восторга от собственной «крутизны» и сравнивает себя с комиссаром Мегрэ.

На подобные пассажи следует усмехнуться и задать резонный вопрос: «А скажите, любезнейший, что это так вовремя у Вас доказательства вдруг появляются? Чего же их раньше-то не было? Получается, что обвинение мне изначально предъявлялось без наличия достаточных оснований?» Этим самым Вы демонстрируете местному Мегрэ, что скромность мисс Марпл ему более к лицу.

И, несомненно, сразу же (!) следует подать заявление в прокуратуру и все вышестоящие инстанции. В заявлении необходимо напирать на то, что следователь не дает Вам реализовать права на защиту, постоянно изменяя или добавляя к обвинению какие-либо детали, которых раньше не было, и что он уже запутался в том, что было, а что нет. Особенно отметьте тот факт, что само обвинение (в формальном, письменном виде) изменений не претерпевает, а все «дополнительные детали» используются следователем как некое «подспорье своим домыслам».

21
{"b":"6084","o":1}