ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
11 врагов руководителя: Модели поведения, способные разрушить карьеру и бизнес
Ночной Охотник
Тео – театральный капитан
Государева избранница
Стеклянная магия
Всемирная история высокомерия, спеси и снобизма
Опускается ночь
Культурный код. Секреты чрезвычайно успешных групп и организаций
Путин. Человек с Ручьем
A
A

Сразу (!) после обыска и выемки Вы (или Ваши родственники, если Вас «заперли») подаете в прокуратуру заявление (и дублируете его по всем (!) инстанциям) о «произволе» сотрудников милиции, заключенном в том, что, «несмотря на полное отсутствие каких-либо доказательств незаконного приобретения имущества (список с подробным описанием и датами покупок), сотрудники такого-то отделения изъяли вещи и утверждают, что они нажиты преступным путем». В 99% случаев так оно и есть — Стражи Порядка носятся по Вашей квартире с воплями о том, что «все уже доказано» и «все это украдено».

5. Другие предметы, могущие служить средствами к обнаружению преступления, установлению фактических доказательств и пр.

Как Вы понимаете, под это описание может подойти все, что угодно. Бутылка неплохого коньяка, изъятая у Вас и «принятая внутрь» следователем, тоже приводит к рождению очередной версии, отягощенной алкогольными парами.

Наличие такого пункта в статье о вещественных доказательствах дает возможность сотрудникам Органов, проводящим обыск, делать то, что в разговорном языке называется «беспределом». Не существует объективных доказательств, определяющих отношение этих предметов к преступлению, ибо в статье использовано слово «могущие», что позволяет хватать все, что под руку подвернется, и утверждать, что это «может» служить средством к обнаружению некоего преступления.

Но не все так безрадостно, как кажется на первый взгляд. Мало изъять вещи, необходимо еще приобщить (!) их к материалам дела именно в качестве вещественных доказательств, а не группы разнородных и бесполезных предметов.

Вот тут-то на все эти предметы и начинают распространяться правила доказывания. Рассмотрим самый простой пример — с денежными знаками.

Согласно Закону, следствие должно представить неопровержимые доказательства того, что обнаруженная у Вас сумма денег нажита преступным путем, причем эти доказательства должны опровергать любую (!) выдвинутую Вами версию.

Но это — по Закону. На самом деле при существующей в нашей стране «презумпции виновности» Вы сами, для собственного же блага, должны представить доказательства по своим доходам.

В этой ситуации нет ничего мистического или двусмысленного. Основную роль играет не желание следователя специально «не соблюсти Закон» и не злой умысел государства, а элементарная зависть. Сидящие на окладе следователь и оперативник, которым редко удается «левачком» получить немного наличных, страдают от того, что кто-то (в данном случае Вы) зарабатывает больше, чем они. Эта обида трансформируется в самое примитивное, что свойственно высшим приматам, — в желание отомстить. Способ мести избирается в соответствии с возможностями: следователь арестовывает имущество; ребята в масках при проверке казино или ресторана пинают всех посетителей; патрульный наряд изголяется над человеком, остановленным для проверки документов; дежурные в отделении бьют и отнимают вещи у задержанных; сотрудник ГАИ полчаса с наслаждением «проверяет документы» у владельца новенького «мерседеса» и пр.

В общем, в их действиях недвусмысленно проявляется то самое вышеупомянутое чувство (коммунисты называют его «классовой ненавистью»). У сотрудников Правоохранительных Органов это чувство распространяется практически на все население страны. Дело в том, что люди милицию, в общем, недолюбливают, а Стражи Закона отвечают тем же. Население постепенно звереет, МВД «закручивает гайки», и в результате страна делится на два противоборствующих лагеря. Конечно, такое деление достаточно условно и редко проявляется в открытой форме, но конкретный гражданин и конкретный следователь обязательно находятся по разные стороны баррикады.

Избежать проявлений «мести» со стороны служителей Фемиды практически невозможно, если Вы живете в достатке. Увидев в Вашем доме условное «изобилие», первой мыслью у следователя будет: «Точно ворует, честные люди так не живут!», а первым желанием — вывезти все это и «потом разобраться» (!). Так оно обычно и происходит.

Вернемся к денежным знакам. Доказательством легальности происхождения некоей крупной суммы (в разумных пределах — не 10 миллионов долларов «налом») могут служить документы о выплате ее Вам за какую-нибудь работу, документы о продаже Вами некоей ценной вещи или свидетельские показания лиц, которые дали Вам эти деньги в долг на приобретение чего-либо (дома, машины и пр.).

Никакие (!) иные доказательства здесь не работают.

Существует правило — сумму до 10 тысяч долларов и ее происхождение объяснять не требуется. Это те деньги, которые может фактически иметь кто угодно и которыми (несмотря на все вопли следователя) никакая налоговая полиция или отдел по борьбе с экономическими преступлениями заниматься не будет. Следователя с заявкой о проверке подобной суммы пошлют очень далеко.

Поэтому если у Вас обнаружилась сумма, превышающая 10 тысяч долларов США, и нет документов, подтверждающих легальность их происхождения (в нашей стране этого порой не имеют кристально честные люди), то единственный выход — приход к следователю лица, которое дало Вам эти деньги в долг, и его требование немедленно возвратить ему (лицу) указанную сумму. Желательно, чтобы это был не Ваш родственник и у него на руках была Ваша расписка (!) о том, что Вы эти деньги взяли у него в долг. Опасаться тут нечего — следователю никто не позволит охватывать своими действиями полгорода и устраивать обыски у десятков людей.

Сразу Вы своих денег, конечно, не увидите. Но это «плюс» для дальнейшей защиты Ваших прав. Вы говорите следователю следующее: «Мало того, что Вы обвиняете меня в том, чего я не совершал, так еще и будущую жизнь мне портите — человек (люди) мне денег в долг дал, а Вы все делаете так, чтобы я выглядел непорядочно в его (их) глазах!» И — подробное заявление по инстанциям. Очень неплохо было бы, чтобы и Ваши кредиторы одновременно с Вами подали заявления о противозаконных действиях следствия.

Речь может идти не обязательно о деньгах, ведь одолжить можно и золото, и аппаратуру, и иные дорогостоящие предметы.

ОБРАЗЕЦ:

Прокурору города Глупова г. Фуксу П. П. от гр. Банкирчика Кредита Дебетовича,

прож.: г. Глупов, ул. Трех Золотых, д. 5, кв. с 1-й по 20-ю.

ЗАЯВЛЕНИЕ

01.01.99 г. (три месяца назад) я, Банкирчик К. Д., дал в долг гражданину Бесценных А. А. девять тысяч долларов США, так как указанный гражданин собирался улучшить свои жилищные условия и обменять свою квартиру на большую с доплатой.

Гражданина Бесценных А. А. я знаю давно и хорошо, считаю его честным человеком. Он неоднократно занимал у меня деньги и всегда вовремя отдавал. По причине давнего знакомства я не взял с него никакой расписки (На тот случай, если расписку никак не написать и не передать. — Прим. Автора).

Неделю назад я случайно узнал, что гражданина Бесценных А. А, обвинили в совершении какого-то (Именно «какого-то», Вы и знать не знаете суть дела. — Прим. Автора) преступления и в его квартире произведен обыск, в результате которого изъяты ценности и деньги, включая те, которые я дал гражданину Бесценных А. А. в долг.

От его жены, Бесценных Ю. Н., я узнал, что уголовное дело ведет следователь Кабыздох Х. У. из 20-го отделения милиции.

Я обратился к следователю Кабыздоху X. У. с требованием вернуть мои деньги, на что получил ответ, что если я еще раз что-либо подобное скажу, то следователь и меня в камеру посадит (При разговоре с Вами следователь что-нибудь аналогичное обязательно ляпнет. Слова следователя трактуются в зависимости от обстановки. — Прим. Автора.)

Также следователь Кабыздох X. У. объявил мне, что вину гражданина Бесценных А. А. он «уже доказал» и «ничего я обратно не получу, следствие не интересует, чьи это деньги, что изъято, то не возвращается!» При этом следователь Кабыздох X. У. угрожал мне, что если я «не успокоюсь», он и на меня «возбудит дело» (Цитирование слов следователя полезно и для существующего уголовного дела: то, что такое говорится постоянно — ни для кого не секрет — прим. Автора).

46
{"b":"6084","o":1}