ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Одновременная подача заявлений с двух сторон для начала приведет к тому, что дело передадут другому следователю. Применять меры «воздействия» к Вам уже не будут, ибо пример «Тошнотикова» достаточно убедителен,

А отсутствие угроз и методов физического «убеждения» со стороны следствия дает возможность реально отстаивать свои права законными способами.

СТАТЬЯ 91 УПК РФ: ОБСТОЯТЕЛЬСТВА, УЧИТЫВАЕМЫЕ ПРИ ИЗБРАНИИ МЕРЫ ПРЕСЕЧЕНИЯ

При разрешении вопроса о необходимости применить меру пресечения, а также об избрании той или иной из них лицо, производящее дознание, следователь, прокурор, суд учитывают помимо обстоятельств, указанных в ст. 89 настоящего Кодекса, также тяжесть предъявленного обвинения, личность подозреваемого или обвиняемого, род его занятий, возраст, состояние здоровья, семейное положение и другие обстоятельства.

Как обычно, статья содержит в себе массу противоречий. Снова вместо рассмотрения серьезности доказательной базы и ее достоверности, действительных оснований (!) подозревать или обвинять в чем-то гражданина Законодатель предлагает ориентироваться на «тяжесть» предъявленного обвинения (которое сам следователь и предъявляет), личность гражданина (по принципу «нравится рожа аль не нравится») и прочие субъективные категории.

Особенно ярко проявляется «род занятий». Самые опасные для гражданина — научная деятельность, журналистика и предпринимательство. С точки зрения сотрудников Органов, испытывающих «классовую» неприязнь к людям без удостоверений, «Интеллигентов надо давить!», а «Барыг-спекулянтов — учить работать». Поэтому Ваша профессиональная принадлежность вполне может сыграть в «минус» — какому-нибудь сержанту Пустоголовенко или следователю Мутноглазьеву в радость пару раз треснуть Вам дубинкой по почкам да подержать суток трое в следственном изоляторе — для профилактики, «чтоб не выделывался! Подумаешь, Нобелевский лауреат! На заводе работать надо, а не изобретать чего-то!» Если дальше следовать его логике, то только особо избранные могут в «ментовку» устроиться.

Тяжесть предъявленного обвинения определяется степенью озлобленности следователя (естественно, когда нет фактических доказательств). Следственные Органы умудряются даже рассматривать «субъективную сторону преступлений», что находит отражение в официальных (!) комментариях к УПК РФ, которыми пользуются особо продвинутые служители Фемиды (УПК. Комментарий. М., Спарк, 1996. С. 149). А раз существует «субъективная сторона», то необходимость в поиске доказательств отпадает.

«Личность» подозреваемого или обвиняемого оценивается с двух точек зрения — по представленным характеристикам и по количеству обидных слов, сказанных им следователю. Второе — главное. «Не так посмотрел», «не признался сразу», «слишком умный», «нагло отказался взять на себя десяток „глухарей“„ — и вот уже путь в камеру предод делен. Особенно радуется следователь, если ранее когда-нибудь „привлекались“ (неважно, что, да хоть на 15 суток), — все. Вас точно будут именовать „рецидивистом“, „явным преступником“, „злодеем“ и т. п. Служители Фемиды мн себя еще и «крутыми* физиономистами, так что удивляйтесь, если они по одному только выражению Вашего лица уже «все видят“. Самим смотреться в зеркало у них не принято.

В пояснениях к определению «личность» существует понятие «степень ресоциализации» — если Ваш оппонент смог это с третьего раза произнести, или, тем паче, написать без ошибок, то Вы столкнулись прямо-таки с утонченным интеллектуалом в погонах.

«Соображения гуманности», о которых так любят поговорить с экрана телевизора высокие чины, осуществляются на практике с точностью до наоборот.

Наличие у Вас детей, животных, престарелых родителей, заболевания становится козырем в руках допрашивающих, как раз это и будет очень активно использоваться для давления: «Подпишешь — поедешь домой, нет — останешься здесь, а с ними все, что угодно, случиться может! Так что — думай!»

14 июня 1994 года издан Указ Президента РФ № 1226 «О неотложных мерах по защите населения от бандитизма и иных проявлений организованной преступности». Этот Указ предусматривает задержание до предъявления обвинения (!) на срок до 30 суток и неприменение к задержанным более мягких мер пресечения.

Совершенно естественно для нашей страны, что положениями Указа, как более выгодными по отношению к другим Законам, стали активно пользоваться.

Но статья 209 УК РФ (бандитизм) применяется настолько редко, что каждый случай можно рассматривать как нечто экстраординарное.

Статья 209 УК РФ: Бандитизм

1. Создание устойчивой вооруженной группы (банды) в целях нападения на граждан и организации, а равно руководство такой группой (бандой) —

наказываются лишением свободы на срок от десяти до пятнадцати лет с конфискацией имущества или без таковой.

2. Участие в устойчивой вооруженной группе (банде) или в совершаемых ею нападениях —

наказывается лишением свободы на срок от восьми до пятнадцати лет с конфискацией имущества или без таковой.

3. Деяния, предусмотренные частями первой или второй настоящей статьи, совершенные лицом с использованием служебного положения,

— наказываются лишением свободы на срок от двенадцати до двадцати лет с конфискацией имущества или без таковой.

Как видно из сущности статьи, понятие «оргпреступность» означает группу лиц, занимающихся разбоями, грабежами и вымогательством. Хотя самого слова «оргпреступность» в статье нет.

Ст. 35 УК РФ пытается определить организованную преступность как явление, но опять неудачно — «группа лиц, по предварительному сговору» и т. д., то есть группа знакомых друг с другом людей. А «группы незнакомых» преступления не совершают!

В мировой практике единственным судебным процессом над организованной преступностью был Нюрнбергский, где все члены НСДАП были признаны «участниками единой преступной группы», а руководство партии — «лидерами преступного сообщества». Сравнивать победные реляции РУОП о поимке десятка мелких вымогателей с Третьим Рейхом, по меньшей мере, глупо. Ни у нас в стране, ни во всем мире нет четкого определения организованной преступности, а есть «группы людей, сделавших своей профессией совершение определенного вида преступлений». Поэтому Указ № 1226 носит декларативный характер и может трактоваться, как угодно.

Помимо всего прочего. Указ вступает в противоречие со ст. 22 Конституции РФ, и никакой Президент ее по собственному усмотрению менять не может.

В основном «по Указу» задерживаются такие колоритные личности, как группа бомжей, связавших сторожа и ограбивших склад с одеколоном. Показатель по раскрытию «преступных сообществ» неуклонно ползет вверх, что благотворно сказывается на должностных окладах, премиях и званиях милицейского руководства. Под эту дудочку и подразделения новые открыть можно, и дополнительное финансирование получить. В общем — всем хорошо.

СТАТЬЯ 92 УПК РФ: ПОСТАНОВЛЕНИЕ И ОПРЕДЕЛЕНИЕ О ПРИМЕНЕНИИ МЕРЫ ПРЕСЕЧЕНИЯ

О применении меры пресечения лицо, производящее дознание, следователь, прокурор выносят мотивированное постановление, а суд — мотивированное определение, содержащее указание на преступление, в котором подозревается данное лицо, и основание для избрания примененной меры пресечения. Постановление или определение объявляется лицу, в отношении которого оно вынесено, и одновременно ему разъясняется порядок обжалования применения меры пресечения.

Копия постановления или определения о применении меры пресечения немедленно вручается лицу, в отношении которого оно вынесено.

(В ред. Закона РФ от 23.05.92 № 2825-1 — Ведомости СНД РФ и ВС РФ, 1992, № 25, ст. 1389)

Мотивация постановления — его слабое место. Обычно мотивация состоит из двух-трех коротких фраз, причем последняя звучит так: «Избрать мерой пресечения содержание под стражей». О доказательной базе речи не идет, равно как и о наличии логики. В графу, отведенную для этого на официальном бланке, невозможно впихнуть даже сжатое описание предполагаемого деяния, любое действие должно быть описано в объеме не менее одного печатного листа, то есть двадцать-тридцать предложений. Обычно следователь занимается устными экзерсисами, расписывая Вам «всю глубину Вашего падения» и «безрадостность перспективы». Сей корявый текст, будучи перенесенным на бумагу, отражает лишь эмоциональные всплески, но содержит минимум полезной информации. В подавляющем большинстве случаев цель постановления — напугать, а отнюдь не изолировать опасного члена общества. Следствие расценивает право на задержание и содержание под стражей в качестве хорошего подспорья для ведения допросов и действенного средства давления — подразумевается, а часто напрямую говорится, что человек с момента задержания попадает в полную власть сотрудников органов и с ним могут сделать все, что захочется (мы не рассматриваем крайние варианты, такие, как захват СОБР на месте преступления и т. д. Хотя задержание и оформление документов происходит в соответствии с УПК РФ, в подобных вариантах действуют несколько иные категории).

56
{"b":"6084","o":1}