ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Северная Корея изнутри. Черный рынок, мода, лагеря, диссиденты и перебежчики
Вверх по спирали
Ключ от Шестимирья
Результатники и процессники: Результаты, создаваемые сотрудниками
Звезда Напасть
Девушка с тату пониже спины
Необыкновенные приключения Карика и Вали
Материнская любовь
Лбюовь
Содержание  
A
A

В случае своевременной (!) подачи такого заявления следователю придется туго.

9. «Наседка» или «стукачок» в камере может быть легко. Поэтому держите язык за зубами и говорите только то, что и следователю. Никакого хвастовства! Даже если Вы соврете, желая показать свою «крутизну», то, пока разберутся, что Вы, мягко говоря, «преувеличиваете», Вы будете «отдыхать» на нарах.

Не принято лезть с вопросами к окружающим по существу тех приключений, благодаря которым они делят кров с Вами. Захотят — сами расскажут, но лучше этого не делать. Гораздо приятнее потравить анекдоты, поведать что-нибудь веселое из своей жизни, связанное с коэффициентом интеллектуального развития сотрудников Правоохранительных Органов, или побеседовать о новом фильме.

10. Не обсуждать с сокамерниками подробности своей защиты и не слушать ничьих советов (см. п. 9)!

11. При проверках (прокурором или комиссией) не жаловаться на условия содержания. Задать вопрос о судьбе своего заявления (если Вы его писали) не возбраняется.

Если у вас возникла необходимость подать заявление, можно в мягкой форме поинтересоваться у сотрудников СИЗО (у старшего смены), когда Вам разрешат это сделать. Обычно разрешают либо сразу, либо когда освобождаются от других дел (прием нового задержанного, развод и пр.). Препятствий задержанным не чинят, и их заявления отправляют по адресу (естественно, если в заявлении нет жалоб на сотрудников СИЗО).

Если Вы решили написать заявление с требованием прокурорской или судебной проверки, лучше всего указать в нем причину, по которой Вы обращаетесь к вышеуказанным инстанциям, чтобы у сотрудников СИЗО не возникло подозрений, что Вы собрались на них жаловаться. Тогда Ваше заявление быстро попадет по адресу.

12. В камере запрещено: кричать, громко разговаривать или громко смеяться (особенно над внешними данными или умственными способностями сотрудников СИЗО, хотя среди них встречаются очень потешные экземпляры), топать и бегать, пытаться ломать нары и писать на стенах разные гадости (к примеру: «Милицию — в космос!», «Следователь такой-то — слюнявый олиго-френ» и пр.), обзывать нехорошими словами сокамерников и милиционеров.

Кстати, в камере не принято ругаться матом или употреблять жаргонные выражения — это достаточно важное условие. Вы не знаете, как к таким проявлениям относятся сокамерники, и вообще — противопоставьте свое поведение манерам Стражей Порядка (хотя на их фоне любой будет выглядеть мастером изящной словесности и знатоком этикета).

В случае, если следователь до исхода третьих суток не представил постановления, подписанного прокурором, об освобождении или назначении ареста, начальник СИЗО обязан самостоятельно Вас освободить. Держать Вас без санкции не будут и лишнего часа.

Следователь может уехать, напиться, умереть, но на такой исход расчитывать не стоит.

СТАТЬЯ 123 УПК РФ: ВЫЗОВ И ДОПРОС ПОДОЗРЕВАЕМОГО

Вызов и допрос подозреваемого производится с соблюдением правил, установленных статьями 145 — 147 и 150 — 152 настоящего Кодекса.

Перед допросом подозреваемому должны быть разъяснены его права, предусмотренные статьей 52 настоящего Кодекса. Ему должно быть объявлено, в совершении какого преступления он подозревается, о чем делается отметка в протоколе его допроса.

Если подозреваемый был задержан или в отношении его избрана мера пресечения в виде заключения под стражу, его допрос производится немедленно. Однако если произвести допрос немедленно не представляется возможным, подозреваемый должен быть допрошен не позднее двадцати четырех часов с момента задержания.

На практике следствие не заинтересовано в соблюдении прав подозреваемого (исключение составляют, пожалуй, дела, подведомственные ФСБ). Причем это совсем не означает, что следователь в любом случае будет пытаться «выбивать» показания и всячески мучить гражданина. Отнюдь нет. Просто понимание своих прав в полном объеме и их исполнение подозреваемым прибавят работы следствию в десятки раз. И, что для следствия самое печальное, придется доказывать и подробно подтверждать свои подозрения, а не слушать оправдания гражданина.

Поэтому гражданину, вызванному на допрос в качестве подозреваемого, полезно вспомнить свои права, обозначенные в статье 52 УП^С РФ.

Подозреваемый имеет право:

— знать, в чем он подозревается, причем конкретно, полно и с наличием обоснованных доказательств;

— подавать любые заявления и ходатайства в любые инстанции, причем ему (как и обвиняемому) обязаны отвечать быстро, — дело в том, что статус подозреваемого и обвиняемого предполагает ограничение прав гражданина и надзорные инстанции это знают;

— обжаловать в суде решение о применении к нему меры пресечения в виде заключения под стражу и знакомиться со всеми материалами дела (читай — доказательствами), которые следователь направит в суд для подтверждения своего решения;

— все иные права, связанные с отводами, жалобами, представлением доказательств и пр.

Соответственно при реальном выполнении этих условий следователь будет вынужден действовать не по «внутреннему убеждению», а на основе более или менее четких фактов.

Подозреваемый имеет право отвечать только в присутствии защитника. Это не означает, что защитник может посоветовать гражданину не отвечать на какие-либо вопросы, — мы не в США, у нас защитник исполняет свои функции по-другому. Участие адвоката означает, что он будет следить за правильным оформлением протокола следователем, за соблюдением элементарных прав подозреваемого и только в крайнем случае (!) может прервать следователя, дав понять своему подзащитному, что на некоторые вопросы надо «сначала думать, а потом отвечать».

Присутствие защитника при допросе — это гарантия того, что Вас не будут бить, поэтому имейте адвоката хотя бы для этих целей. Ну а что касается отстаивания своих прав и защиты от обвинений — лучше Вас самих этого никто не сделает.

Обратимся к допросу как к таковому. Помимо разъяснения подозреваемому его прав ему «должно быть объявлено», в чем его подозревают. Следователю выгодно понимать эту фразу буквально — зачитал статью уголовного кодекса, назвал фамилию потерпевшего, и все.

На самом деле это совсем не так. Следователь обязан (!) подробно объяснить гражданину основания подозрений, какие к этому есть конкретные подтверждения и доказательства, есть ли свидетели и что показывают они, при наличии документов в деле — предъявить их подозреваемому для ознакомления. Ваша задача — объяснить следователю, что это сделать придется. Для этого просто заявите ему, что Вы «не поняли» сущности подозрений, и попросите подробно повторить. Не подписывайте протокол ни в коем случае, пока служитель Фемиды не выполнит требование Закона. Вам не ясно — и точка! Без Вашей подписи об ознакомлении со своими правами и разъяснении сущности подозрений следователь не имеет права продолжить допрос. Ничего, пусть потрудится, попробует объяснить доходчиво — у него все равно нет выхода, допросить он Вас обязан, — если он этого не сделает, то неприятности будут у него самого.

Можно, конечно, пригласить понятых и попытаться удостоверить Ваш «отказ» от подписи — но Вы должны сразу предупредить, что в любом случае собственноручно запишете в протокол все, что думаете.

Таким поведением Вы ставите следователя в па-товую ситуацию — с одной стороны, в течение двадцати четырех часов он обязан получить хоть какие-нибудь Ваши объяснения, чтобы с ними идти к прокурору; с другой — понимает, что в Вашей власти (согласно Конституции РФ) заставить его выложить и подробно описать все свои козыри. Не спешите — время у Вас есть, сосредоточьтесь на словах следователя и попробуйте понять, на основании каких конкретных фактов (а не домыслов) он строит свое «внутреннее убеждение».

Следователь не может (!) по собственной инициативе прервать первый допрос подозреваемого. Можно сделать перерыв (на еду и пр.) и только. Если же служитель Фемиды совсем «оборзел» и вопит, что «Все, довольно! Подписывай — и в камеру! Буду я еще с тобой возиться!», сделайте собственноручную запись в протоколе следующего содержания:

15
{"b":"6085","o":1}